Перейти к содержимому

Жизнь диких лошадей: красота мира в каждом кадре

Содержание

красота мира в каждом кадре

Первые свидетельства о необычном табуне появились в пятидесятые годы прошлого века. Как лошади очутились на острове Водный? На этот счет есть разные версии. По одной, на заболоченный участок тогда еще полуострова чабаны пригоняли на летнее пастбище отары овец, и несколько лошадей, то ли пять то ли одиннадцать, помогали пасти овец. Скорее всего, это были лошади донской породы с конного завода «Орловский», выбракованные или, как тогда говорили, «не имеющие хозяйственного значения». В 1954 году, когда с соседнего водохранилища «Пролетарский», чтобы немного оживить засушливый климат тех мест, была спущена вода, образовался остров, который назвали Водным. Сначала лошадей там оставили до весны, а потом про них и вовсе забыли. По другой версии, ростовские мустанги ведут свою родословную от косяка, который сбежал из большого табуна чистопородных донских лошадей конезавода, пригнанного сюда для выпаса.
Только на водопое можно проследить отношения между дикими лошадьми внутри их сообщества. Они весьма отличаются от отношений в табунах их прирученных сородичей.
Как эти лошади попали на остров – уже, скорее всего, не узнать, да это и неважно. Важно другое: в России появилась популяция диких лошадей. Сегодня в мире обнаружено лишь несколько крупных табунов одичавших лошадей: самые известные из них находятся на острове Сейбл в Канаде и на островах Ассатиг и Чинкотиг (штат Виргиния, США). Мустанги с озера Маныч-Гудило впервые привлекли внимание ученых в середине 80-х годов. Оказалось, что для науки они представляют большой интерес с точки зрения генетики. «Более полувека эта группа живет в замкнутом цикле, без прилива свежей крови, и при этом не имеет никаких внешних признаков вырождения, – говорит кандидат биологических наук, сотрудник ВНИИ коневодства Марина Адамковская. – Это крупные и здоровые лошади с правильным строением, без пороков. Как такое может быть, еще предстоит выяснить».
Когда донскими мустангами заинтересовались
специалисты, их численность доходила до восьмидесяти голов.
Однако из-за активного отстрела браконьерами к 90-м годам животных осталось чуть больше двадцати. Ситуация кардинально изменилась, когда в 1995 году на территории западных водно-болотных угодий озера и Пролетарского водохранилища был основан природный заповедник «Ростовский». Одной из целей его создания, кроме охраны степной растительности и гнездовий водоплавающих птиц, стало наблюдение за донскими мустангами, как их теперь называют. Вольная жизнь в заповеднике лошадям пришлась по душе – сегодня их число уже более 300. Но в связи с этим возникли новые проблемы. Вода озера Маныч-Гудило очень соленая и непригодна для питья. Пока популяция была небольшой, животным худо-бедно хватало пресной воды: на острове есть лиман, а после закрытия здесь хозяйственной деятельности остался и искусственный водосборник дождевой воды. С резким ростом поголовья стал вопрос о дополнительных источниках воды. Руководство заповедника нашло выход: на остров с материка протянули водопровод. Каждое утро можно наблюдать, как косяки диких лошадей медленным шагом движутся из глубины острова к водопою. Там они терпеливо ждут, пока работники заповедника наполнят поилки водой, а затем жадно припадают к живительному источнику. Зрелище это удивительное – только на водопое можно проследить отношения между дикими лошадьми внутри их сообщества. Они весьма отличаются от отношений в табунах их прирученных сородичей.
Несомненные лидеры у мустангов – косячные жеребцы
, сильные, с мощным крупом, покрытые боевыми шрамами. Их отличает и особый взгляд – внимательный, цепкий и недобрый. Основная задача главного жеребца – охранять свой косяк, состоящий из небольшой группы кобыл с жеребятами, и следить за тем, чтобы не нарушалась субординация. В своих косяках они не терпят других жеребцов, и даже собственных детей-жеребчиков отец изгоняет из группы в годовалом возрасте. На острове, где самый крупный хищник – лиса, реальную опасность для вожака представляют лишь другие жеребцы, которые время от времени предпринимают попытки отбить себе в косяк новых кобылиц.
Поэтому драки между жеребцами далеко не редкость. На второй ступени иерархии – кобылы с жеребятами: чем больше жеребят, тем выше положение матери в косяке. За ними идут ожидающие потомство. Ниже рангом – молодые кобылицы, которым рано пока рожать. Дальше стоят подсосные жеребята: они еще слишком малы, чтобы отстаивать свои права, но зато их вполне могут защитить матери. И наконец, парии своеобразного лошадиного сообщества – те самые неполовозрелые жеребчики, изгнанные родителем из косяка. Сбиваясь в небольшие группки, они стараются держаться неподалеку от своих бывших косяков, чтобы в случае чего те их защитили, но особо приближаться не осмеливаются. Лишь достигнув четырех-шести лет и окрепнув физически, молодые жеребцы создают свои косяки. Порядок на водопое почти армейский: пока лошади одного косяка утоляют жажду, остальные должны терпеливо ждать. Вожак внимательно следит за тем, чтобы чужаки не подобрались к воде вне очереди, моментально пресекая любые подобные попытки. Сам он пьет, когда весь косяк уже отошел от водопоя. Последними к воде робко подходят изгои и старые лошади.
С водопоя лошади идут
медленно и тяжело. Процесс поения лошадей затягивается, бывает, на несколько часов, а в целом каждое животное в сутки выпивает около ста литров воды. Иногда животные возвращаются на водопой вечером, тогда работники заповедника вновь включают насос. Ночуют косяки в глубине Водного, возвращаясь туда по проложенным тропам. Такие протоптанные дорожки разбегаются по всей территории острова. Лошади здесь постоянно находятся в движении, в день они могут пройти 50–100 километров. Не отстают от старших и жеребята, которые рождаются на острове Водном с марта по ноябрь. Инспекторы заповедника рассказывают, как однажды в табуне появился на свет альбинос, и жеребцы забили его насмерть. Возможно, таким жестоким способом они избавляют табун от так называемого слабого звена. Альбиносы в животном мире часто безжалостно выбраковываются как нежизнеспособные. Они чувствительны к солнечной радиации, у них возникают проблемы со слухом и зрением, они чаще других погибают от инфекций.
Основная масса лошадей на острове Водном рыжей масти, встречаются также бурые, караковые, гнедые, вороные лошади, реже попадаются соловые и буланые.
Кроме питьевой воды, не хватает
и подножного корма. Его и раньше было мало в этой степной, скудной на растительность местности. На острове нет даже деревьев и кустарников – летом лошадям негде укрыться от палящего южного солнца. Особенно трудно животным бывает в зимнее время, когда им приходится буквально выбивать растительность из-под снега копытами. А теперь, когда популяция увеличилась в несколько раз, проблема пропитания стала чуть ли не главной и летом. Несколько лет назад, чтобы прокормить лошадей, им стали привозить подкормку. Но животные к еде даже не притронулись. Тогда часть табуна решили перевести на материк: переправили по льду озера и поставили в загоны. Но гордые нравом и непокорные мустанги, опять не прикоснувшись к еде, грудью проломили ограждения и в полном составе вернулись на родной остров Водный. Да и правильно ли такое вмешательство в жизнь этих вольнолюбивых животных с точки зрения науки? Ведь дикие лошади интересны именно потому, что смогли выжить на острове самостоятельно. Приучение их к дополнительному корму, отличному от того, который они получают в природе, вызовет лишь зависимость от человека. Мустангам уже не нужно будет проходить огромные расстояния, чтобы найти достаточное количество подножного корма – нарушится сбалансированная природой схема их жизни. И как любое другое человеческое вторжение в природу, пусть даже из лучших побуждений, это не принесет ничего хорошего.
Однако рост численности лошадей
на острове Водном действительно приведет к тому, что естественные пастбища истощатся вовсе. Это, в свою очередь, станет причиной вымирания мустангов. Как же быть? Надо уменьшать популяцию. Один из предложенных вариантов – вывезти часть полуторагодовалых лошадей и распределить их по конным заводам. Уже поступили заявки от коннозаводчиков Тулы и Рязани. Дикие лошади могут стать донорами «свежей крови» для спортивных лошадей.
Свои табуны мустангов хотят завести в Оренбургской и Читинской областях. Осталось найти способ отлова и транспортировки. Но главное – сохранить этих удивительных животных. Ведь мустангов в мире очень мало, и они уже не совсем дикие: участвуют в разных развлекательных шоу, их стали продавать и покупать. А тут, всего в часе езды от Ростова-на-Дону, можно любоваться красивыми созданиями в их естественной среде обитания.

Жизнь диких лошадей в природе как она есть | Знай ферму

Сегодня дикая лошадь – редкое явление для людей. Хотя 10000 лет назад, после ледникового периода, эти животные спокойно рассекали по долинам Европы и Азии. Но уже к 5000 году до нашей эры большая часть была одомашнена. Коней использовали для перевозки кочевников, крестьян и ремесленников, получения мяса, сельскохозяйственной работы. Постепенно большинство диких лошадей было убито охотниками, выжили только сильные.

Предки современных лошадей

Первое лошадеподобное животное появилось, как уверяют ученые, еще 50 миллионов лет назад на территории Европы, Азии и Северной Америки. Это был предок лошадей и назывался он гиракотерием.

Эти существа совсем не смахивали на лошадь, а напоминали маленькую собаку. У них было 4 когтя на каждом копыте, а хвост – с кисточкой на конце.

Но после резкого изменения климата гиракотерий заменили мезогиппусы. Они проживали в саваннах. Внешний вид этих зверей не сильно отличался от прежних. Рост оставался почти такой же.

35 миллионов лет назад появились миогиппусы, а 23 миллиона лет тому обратно – парагиппусы. Их высота уже достигала 1 метра, морда вытянулась, а объем мозга удвоился. На копытах виднелись 3 пальца.

Кони, более-менее похожие на сегодняшних, возникли всего лишь 4 миллиона лет назад. Одним из известнейших видов диких лошадей того времени являлись тарпаны – высотой в холке до 135 сантиметров, жившие в степях Европы.

Места обитания и питание

Выясняя, где живут дикие лошади, можно выделить все континенты, кроме Антарктиды. В общем, везде, где можно найти траву и питьевую воду.

Летний рацион питания этих животных в основном состоит из травы. Чтобы найти хорошую лужайку, дикие лошади в природе пробегают больше 100 километров в день.

Зимой приходится трудней. Когда выпадает снег и трава отмерзает, у коней начинается время голода. Едят ветки деревьев и кустарников, иногда даже колючки и кору деревьев. Некоторые табуны специально прибегают в города, куда сложно пробраться хищникам.

В Северной Америке и Австралии многим диким коням приходится специально пастись возле водоемов, так как пресную воду в их местности найти трудно. Другие территории, где живут лошади – саванны, подножья гор и лесостепи.

Особенности жизни лошадиной

В каждом табуне есть главный – вожак стаи. Его обязанности – защищать свою семью и в случае опасности уводить ее в укромное место.

Вожаками становятся жеребцы в возрасте от 6 до 10 лет. Чтобы заслужить этот титул, коню приходится все время сражаться за это право с другими мужскими особями в пределах табуна.

Помимо вожака, в табуне есть альфа-самка. Она тоже выполняет важную работу - во время драки жеребцов уводит кобыл и жеребят подальше от места боя. Выбирают альфа-самку остальные представители стаи. Как правило, это уже старая и опытная лошадь.

Когда нападает хищник, альфа-самка тоже обязана увести всех подальше, пока вожак дерется.

Размножение

Половая зрелость у диких коней возникает уже в 2-3 года.

Как правило, брачный период начинается в начале весны. На одну кобылу приходится как минимум 2-3 жеребца. Чтобы выбрать, кому же достанется самка, кони устраивают друг между другом бои. Порой поединки заканчиваются смертью одного из соперников.

Лошади в дикой природе вынашивают потомство около 11 месяцев. Рождаются не больше 1-2 жеребят. Перед самыми родами будущая мать уходит из табуна в укромное место и рожает там.

Через неделю после рождения малышей, она возвращается в семью, приводя с собой маленьких скакунов. Молодняк кормится молоком матери до 7 месяцев, затем юные лошади переходят на траву, ветки деревьев и другую природную пищу.

Если самка родит прямо в табуне, то ее малышей могут убить, приняв за «чужих».

Враги в природе

В дикой природе, где живет лошадь, врагами являются практически все хищники – львы, тигры, гиены и прочие. Нападение происходит на самых беззащитных – маленьких жеребят и больных старых кобыл.

В бой вступает вожак, отгоняя животных. Альфа-самка уводит диких лошадей в укромное место. Но если враг вдруг успел утащить жертву, спасать ее никто не будет. Таковы правила.

Иногда, когда альфа-самка не успевает спрятать семью, дикие кони образует кольцо, в которое прячут маленьких жеребят и старых кобыл. Занимаются этим жеребцы и молодые кобылы, а вожак пытается отогнать врагов.

Разновидности диких лошадей

Мустанги

Первые мустанги были завезены испанцами в 16 веке в Северную Америку. Они считались домашними, заезжались под упряжь и седло. Оставляли только самых сильных, а больных отпускали на вольный выпас. Лошади собирались в небольшие табуны. Вскоре эта разновидность распространилась по всему материку.

Небольшого роста до 150 сантиметров, с короткой шеей и вытянутой мордой.

К сожалению, на данный момент мустангов осталось очень мало, поэтому они занесены в Красную книгу. Еще в конце 20 века этих животных (а тем более тех, кто жил около городов) расстреливали и использовали на мясо. А из лошадиных шкур делали теплую одежду. Сейчас за такое дело выписывают штраф и даже сажают под арест.

Лошадь Пржевальского

Данный вид или подвид находится на грани исчезновения. Территория Казахстана, Сибири, Западной Европы и в некоторые части Монголии - места, где живут лошади. В неволе, в зоопарках, содержится 2000 чистокровных особей.

Отличаются маленьким ростом до 145 сантиметров, грива стоит ирокезом и никогда не свисает на бок. А хвост похож на ослиный, с кисточкой на конце. Кони только одной масти – саврасой (песчано-желтой, с темными участками на ногах).

Это социальные животные, которые живут небольшими стадами, до 15 голов. Во главе - взрослая и опытная самка. На пастбища выходят ранним утром или в сумерки, днем предпочитают отдыхать.

Тарпан

Тарпаны - предки современных коней. Вымерли уже более 150 лет назад. Последний вид исчез с поверхности Земли в 1879 году.

Вымирание произошло из-за вырубки лесов и слишком маленькой площади для проживания. Кроме всего этого, тарпанов убивали на мясо и для получения шкур.

Делились на два вида – лесного и степного. Подолгу могли обходиться без воды, как и верблюды.

Водились огромными группами по 80-100 особей в некоторых частях России и Восточной Европы. Отличались маленьким ростом. Считается, что еще в 1890 годах можно было встретить в некоторых зоопарках России помесь тарпана и домашней лошади.

Интересно, что переводится слово «тарпан», как «бежать вперед». Тарпаны были дикими, пугливыми и осторожными, объездить их не удалось.

Многие ученые пытались вывести заново эту разновидность, но результат был неутешительный. Есть вид коней, похожих на тарпанов - лошади Хека. Они похожи внешне, но внутреннее строение – разное. А также тарпановидные польские коники.

Лошадь Хека

Хеки обитают на территории Италии, Испании, Франции, Германии и других стран. Считаются одной из самых распространенных диких разновидностей коней в мире.

Этот вид появился относительно недавно – в 1933 году в Германии, Мюнхене (зоопарк Хеллабрунн). Главная цель в выведении лошади Хека: восстановить вымерших лошадей тарпанов. Задумка не удалась, но внешне две разновидности лошадей похожи друг на друга.

Лошади Хека имеют наполовину свисающую на бок гриву, масть у них бывает практически любая. Рост – до 150 сантиметров.

Большинство представителей вида живут в заповедниках, охота на них запрещена.

Брамби

Это малоизвестная лошадиная разновидность - наиболее популярная в Австралии. Похожа на домашнюю, достаточно высокого роста – до 165 сантиметров. Бывает самых любых мастей – от серой до вороной.

Проживают табунами до 100 голов. Часто брамби вместо сочной травы приходится есть кору деревьев и ветки мелких кустарников, так как в Австралии жарко, и трава практически не растет.

Воду этим коням найти еще сложней. Многие жеребята умирают из-за жажды. На поиски водоема уходит несколько дней. А в засушливые месяцы – недель. Поэтому многие люди устанавливают искусственные колодцы с питьевой водой, чтобы спасти животных.

Интересно то, что брамби в Австралии никто не любит. И многие хотят истребить всех особей. Все объясняется тем, что брамби «хулиганят» - забегают на чужие участки и едят овощи с огородов.

Не смотря на небольшое количество брамби, в Красную книгу они не занесены. А закон запрещает отстреливать животных любых видов.

Польские коники

Исходя из названия, можно понять, что польские коники появились и обитают на территории Польши.

Масть коников – мышастая, темно-серая. Вдоль спины – длинный ремень, черный. Это обязательный признак польских коников. Рост – 130-140 сантиметров. Грива свисает на бок.

Польские коники, как и лошади Хека, выводились специально для возрождения тарпанов.

Многие из них заезжены и используются в конном спорте. Подходят для детей. В дикой природе популяция с каждым годом сужается.

Камаргу

Водятся на средиземноморском берегу Франции, рядом с болотами возле реки Роны. Имеют светло-серую окраску, рост – до 150 сантиметров.

Жеребята камаргу рождаются вороными, гнедыми или рыжими. А через год цвет шерсти меняется на светло-серый.

Имеют второе название – «морские лошади». Это связано с тем, что кони любят резвиться в морском прибое.

Кулан

Этот вид мало смахивает на коней, больше напоминает осла. В настоящее время проживает в Туркмении, в юго-восточной части. А также в Казахстане, на Украине.

Занесены в Красную книгу. Причина вымирания этих животных – охота, уменьшение территории степных лесов и загрязнение водоемов.

Длина туловища до 200 сантиметров, высота - 125, масса - до 300 килограммов. Масть желтого цвета разных тонов, от головы и до хвоста по спине идет темная полоска.

Если статья вам понравилась, поставьте, пожалуйста, лайк и сделайте репост. Комментарии открыты для обсуждений и заметок.

И обязательно подписывайтесь на канал, чтобы вступить в клуб настоящего фермерского хозяйственника!

В Германии сильно размножились дикие польские коники (фото) | Кадр дня | DW

Мельдорф • Этот дикий табун лошадей - польских коников - уже полтора десятка лет обитает в заповедной зоне на берегу Мельдорфской бухты в немецкой федеральной земле Шлезвиг-Гольштейн.  Лошадей редкой породы поселили в этих местах в рамках экологического проекта - перевезли из Нидерландов. Вместе со здешними овцами и шотландскими коровами породы хайленд они заботятся о том, чтобы прибрежные ландшафты не сильно зарастали тростником и разными кустарниками.

Маленький коник в диком табуне

Коники - неприхотливые рабочие лошадки

Коники в свое время были выведены в Польше для сельских работ. Для этого были использованы тарпаны - вымершие позже предки домашних лошадей.

В Германии табуны этих неприхотливых животных можно сейчас увидеть не только на берегах Мельдорфской бухты, но и в других природоохранных зонах - например, в коммуне Гельтинг (Шлезвиг-Гольштейн) или районе Швайнфурт (Бавария). 

Коники также живут во многих зоопарках мира, но эта фотография сделана в Германии в дикой природе

"Жилищный вопрос": куда поселить коников?

Несмотря на то, что каждый год здесь изымают и передают в другие места или заинтересованным частным владельцам молодых жеребцов, численность мельдорфского дикого табуна сейчас достигла почти семидесяти голов, что слишком много для этой территории.

Как сообщает агентство dpa, нынешней весной их даже приходится подкармливать сеном. Из табуна сейчас решено изъять сразу около тридцати лошадей, для которых ищут подходящее место, желательно, также на одной из других заповедных территорий.

Смотрите также: 
Вестфальское родео. Фоторепортаж из Дюльмена

  • Вестфальское родео

    Это событие повторяется здесь ежегодно в конце мая. Единственный в Европе табун диких лошадей - не одичавших, а всегда живших на воле - вихрем влетает на лесную арену под вестфальским городом Дюльмен перед глазами двенадцати тысяч зрителей. Топот сотен копыт, пыль столбом… Сегодня из этого табуна будут отлавливать однолетних диких жеребцов.

  • Вестфальское родео

    Однако мы немного забежали вперед. За пару часов до этого восхитительно момента табун еще мирно пасся недалеко от арены в просторном загоне. Накануне лесники согнали сюда лошадей со всего заповедника - четырехсот гектаров огороженного леса, что вдвое больше площади Монако. Wildpferdebahn в Дюльмене - частный заповедник, созданный полтора столетия назад здешними герцогами Круа (Herzog von Croy).

  • Вестфальское родео

    На протяжении столетий эти дикие лошади скрывались от глаз человека в соседней Мерфельдской топи, однако в позапрошлом веке табун все-таки обнаружили. На лошадей начали охотиться. Их численность всего за одно десятилетие сократилась в пять раз, но тогдашний герцог Круа решил спасти их от вымирания. Около 30 последних диких лошадей выловили по его приказу, чтобы поселить в заповеднике.

  • Вестфальское родео

    Табун разросся до четырехсот голов. Всех молодых кобылиц оставляют, а однолетних жеребцов вылавливают и продают, чтобы контролировать рост популяции и не допускать борьбы. Обычно такие табуны состояли из десятка кобыл и одного жеребца. В дюльменский заповедник жеребца подселяют всего на пару месяцев в году. Отметим, что первое упоминание о диких лошадях в этих местах датировано 1316 годом.

  • Вестфальское родео

    Один из признаков диких лошадей - серый мышиный окрас, но в табуне встречаются торфяные и рыже-желтые оттенки. Это - генетические следы, оставленные жеребцами английских пони, тарпановидных лошадей, а также лошадей Пржевальского. Что касается последних, их доставили в Германию из Монголии еще в конце XIX века.

  • Вестфальское родео

    Полдень. К арене от автостоянки, в которую на один день превращают соседний герцогский луг, тянется нескончаемый поток зрителей. Обязанности распорядителей и контролеров берут на себя ветераны добровольной пожарной охраны. Все организовано и продумано, как в генеральном штабе. Табун влетит на арену точно по расписанию, но до этого посетителей ожидают показательные выступления.

  • Вестфальское родео

    Эти кони пару лет назад были теми самыми дикими жеребцами, которых отлучили от табуна. Сегодня они покажут зрителям, на что способны, чему их научили хозяева, купившие тогдашних диких однолеток сразу после отлова на аукционе.

  • Вестфальское родео

    Дюльменская дикая порода - лошади невысокие, неприхотливые, выносливые, сильные, добрые, но с характером, требующим особого терпения. Прекрасно подходят для обучения верховой езде детей или для упряжек. Раньше отловленных из табуна жеребцов использовали в качестве рабочих лошадей на шахтах или в сельском хозяйстве.

  • Вестфальское родео

    Говоря об этом диком табуне, следует отметить наличие отдельных признаков, присущих одомашненным породам, например, свисающей гривы у некоторых коней. У диких лошадей гривы стоячие, но таких в табуне тоже достаточно. Уникальность же его состоит в том, что дюльменский табун всегда развивался по правилам естественного отбора - в лесу, без помощи и вмешательства человека.

  • Вестфальское родео

    Никакой медицинской помощи, минимум контактов с людьми - эти правила были приняты в заповеднике полтора столетия назад. Дикие лошади используют лес и луговые травы в качестве зеленой аптеки, например, кору и почки деревьев. Единственное вмешательство - отсеивание жеребцов раз в году. Между тем, на арене уже начались показательные выступления, предшествующие основному действу.

  • Вестфальское родео

    Этого коня отловили в прошлом году. Он уже кое-чему научился, но еще не объезжен, что обычно делается в четырехлетнем возрасте. По арене он прошел сегодня в традиционной форме ловцов, которых мы скоро увидим, то есть здешних вестфальских ковбоев. Предварительная программа похожа на представление цирка, в котором участвуют лошади разных пород - под седлом или запряженные в повозки.

  • Вестфальское родео

    Топот копыт табуна, снявшегося с места и несущегося к арене, слышен издалека. Музыку приглушили, стадионный комментатор замолчал, чтобы дать публике насладиться уникальным моментом. Щелчки тысяч фотоаппаратов растворяются в этом звуке, как капли дождя в океане. Взбудораженный табун сделает несколько кругов по стадиону и остановится в центре, заняв круговую оборону.

  • Вестфальское родео

    Необходимость отлавливать жеребцов возникла в начале прошлого века, когда численность табуна достигла нынешнего уровня. К этому времени площадь заповедника увеличили в два раза по сравнению с первоначальными 200 гектарами. Премьера шоу состоялась в 1907 году. Начало традиции было положено. В этот день ни разу не подводила погода, которую здесь даже прозвали герцогской.

  • Вестфальское родео

    Команда ловцов состоит из жителей соседних деревень в окрестностях Дюльмена. Местность здесь сельская, крестьянская, много коневодческих хозяйств. Забава молодецкая - голые человеческие руки против дикой лошадиной силы. Схватка начинается всегда один на один. Кто-то из ловцов пытается охватить шею жеребца, чтобы направлять его движение…

  • Вестфальское родео

    Затем на подмогу приходят еще два-три человека, чтобы не дать однолетнему жеребцу снова скрыться среди других лошадей в табуне, повалить его на землю и, удерживая в этом положении, надеть уздечку.

  • Вестфальское родео

    Уздечка - промежуточная победа. Теперь за нее молодого жеребца надо отвести к отдельному загону, перед которым ему вживят чип, а затем отправят дожидаться аукциона. Раньше жеребцов клеймили, но от этой традиции решили отказаться из-за критики со стороны обществ по защите животных.

  • Вестфальское родео

    Фридерике Рёвекамп - главный герцогский лесничий (Oberförsterin). На арене она выделяется своей традиционной униформой. Непосредственно в ловле диких жеребцов не участвует, но именно она несет ответственность за то, что происходит на поле. В разговоре главный лесничий призналась, что не очень любит этот день... Текст интервью можно прочесть по ссылке внизу страницы

  • Вестфальское родео

    Особенно не любит она этот день из-за таких моментов... Один из молодых немецких ковбоев, охваченный азартом, не захотел выпускать жеребца из рук и дал затащить себя в табун. Впрочем, если соблюдать правила, обычно опасных для жизни ситуаций не возникает.

  • Вестфальское родео

    К счастью, все обошлось. Минут через пятнадцать после оказания медицинской помощи молодой человек вернулся в строй под аплодисменты публики, но стадионный комментатор настоятельно рекомендовал ему поостыть и не лезть в пекло. Как видно на снимке, дикие лошади избегают людей, табун проносится мимо лежащего на земле, обходя его, словно инородное тело.

  • Вестфальское родео

    Беспокойный день подходит к концу. Одногодки, получив номера, ждут аукциона в отдельном загоне. В центре арены еще кружит непросеянная часть табуна. В дальнем углу за изгородью спокойно следят за происходящим лошади с жеребятами, родившимися этой весной. Эти опытные кобылы, как их называет стадионный комментатор, знают, что скоро их снова выпустят на родные волные луга.

    Автор: Максим Нелюбин


Жители Заполярья организовали сбор корма для диких лошадей — Российская газета

Голодная смерть грозит стаду диких лошадей - очаровательных длинногривых созданий, которые живут в песчаной пустыне возле села Кузомень Терского района. В этих местах трава растет плохо, а зимой лошадям приходится добывать пищу из-под снега, как это делают северные олени в тундре. От голода животные зимой едят даже хвою в сосняках, которые растут вокруг пустыни. Чтобы сохранить диким лошадям жизнь, двое жителей села - Наталья и Яков Чунины - решили заготавливать для них корм на зиму.

"Живи, хорошая!.."

...Маленькая кобылка лежала в снегу, уже не пытаясь подняться. Возвращаясь с рыбалки, Наталья и Яков заметили погибающее животное. Вначале они подумали, что лошадь просто застряла в сугробе, но, подойдя ближе, поняли: она сильно ослабела от голода. Сбегав в сельский магазин за яблоками, люди накормили лошадь, с большим трудом затащили в волокушу снегохода и отвезли в сарай. Супруги очень надеялись выходить ее, кормили, ухаживали. Казалось, ей становилось лучше. Наталья со слезами на глазах упрашивала лошадку: "Живи, хорошая! Пожалуйста, живи!"

- Когда мы пришли навестить ее в очередной раз, она обрадовалась, стала дергать ногами, будто пыталась встать. Мы решили, что у нее наконец-то появились силы. Попробовали ее поднять, но она опустила голову и умерла у нас на руках. Видимо, помогать мы ей начали, когда было уже слишком поздно, - говорит Наталья.

- Весной на них страшно смотреть - ребра торчат, - добавляет Яков. - Каждый год кто-нибудь умирает.

От погибшей кобылы остался маленький жеребенок. Яков и Наталья его выкормили, и теперь он стал молодым красивым конем.

Историю кузоменских лошадей не назовешь мировой сенсацией. Но в ней переплетаются очарование, красота и грусть, так же как в истории всего этого края, где среди песков на берегу реки Варзуги стоит древнее поморское село.

Кузоменские кони

Ученые сочли кузоменских лошадей представителями неизвестной ранее породы. Во Всероссийском НИИ коневодства провели анализ их ДНК, а в Российской академии сельскохозяйственных наук дали этой популяции предварительное название "арктическая лошадь".

Голодные кони обходят дома Кузомени. Местные жители подкармливают их овощами и сухарями

Но, по словам местных жителей, все гораздо проще. Как рассказал председатель рыболовецкого колхоза "Беломорский рыбак" Андрей Рейзвих, в 1988 году было решено завезти на Терский берег овцебыков, яков, а также четырнадцать кобыл и трех жеребцов якутской породы, чтобы использовать в местном сельском хозяйстве. Их доставили сюда из Оймякона на самолете военно-транспортной авиации и поселили в конюшне-загоне. Но вместе с рушащимся СССР развалилась экономика отдаленных сел. Лошади оказались никому не нужны. Жеребцы, выбрав себе кобыл, разбились на три табуна. Большая их часть облюбовала окрестности сел Чаваньга и Тетрино, где сейчас живут около сорока лошадей. Но небольшая группа лошадей перебралась через реку Варзугу и поселилась на другом ее берегу, около Кузомени.

С тех пор лошади Кузоменских песков стали главной местной достопримечательностью. Туристы приезжают сюда не только чтобы полюбоваться здешними пейзажами, наполненными покоем и умиротворением, но и в надежде увидеть красивых лошадей с пушистыми гривами.

Сено, зерно, овощи

Летом лошадям раздолье - корма хватает, да еще и туристы вкусняшками балуют. Но зимой приходится тяжело. В этих местах травы очень мало, поэтому голодные кони обходят дома Кузомени, топчутся у магазина. Местные жители иногда угощают их овощами, хлебом или сухарями.

- Возле Кузомени живут два маленьких стада, - рассказывает Яков. - В одном три жеребца, в другом - жеребец, кобыла и жеребенок. Кобыла беременеет каждый год. Но если погибнет и она, то стадо будет обречено на вымирание. Какие-то перспективы появятся, если она на следующий год принесет жеребенка-кобылку.

Яков и Наталья решили помочь лошадям выжить. Кинув клич по знакомым, собрали для них корм - сено, овес, комбикорм, овощи. Затем объявили сбор средств в соцсетях. На собранные деньги предполагается по мере необходимости закупать для лошадей овощи. Заготовить их сразу на всю зиму невозможно - негде хранить. Некоторую сумму перечислили работники одного из крупных энергетических предприятий Мурманской области. Весной станция юннатов собрала десять мешков сухарей. Кто-то привозит сено, кто-то - крупы, яблоки, морковку и свеклу.

- Корма требуется немало, - продолжает Яков. - В одной из передач про Великую Отечественную войну говорилось, что лошадям, на которых ездили верхом, давали по два-три килограмма овса в сутки, а тем, которые таскали повозки или орудия - четыре-пять килограммов. Так что нашим коням мы рассчитываем давать в среднем килограмма по два. Сейчас у нас есть около полутора тонн провизии, и еще вскоре привезут. Да и деньги у нас от акции остались, будем покупать овощи для кобылы и жеребенка, и гостей будем просить привозить для них еду. Особенно весной, потому что в это время года лошадям тяжелее всего.

Голодать не придется

Была еще одна задумка: построить для лошадок укрытие от непогоды. У Якова много техники и большой гараж, в котором он намеревался отгородить часть площади, где животные могли бы укрыться во время мороза или сильного ветра. Но, как выяснилось, сделать это непросто. Альфа-самец, оберегая свои эксклюзивные права на кобылу, нещадно гоняет остальных жеребцов, да и у своего семейства иногда отнимает корм. Точно так же они могут бросаться и на людей. Иногда, когда Наталья несет по двору ведро с кормом, Якову приходится идти рядом с палкой, чтобы отгонять слишком наглых коней.

- Они у нас тут устраивают такие скачки, что могут с ног сшибить, а то и покалечить, - добавляет Яков.

Чунины обдумывают и варианты решения проблемы с недостающей кобылой. Теоретически ее можно доставить с другого берега Варзуги, где живет более многочисленное стадо. Но пока Яков и Наталья не представляют, как это осуществить: добровольно лошадь людям не дастся. Значит, необходимо ее обездвижить и транспортировать в Кузомень. Задача эта, как предполагает Яков, будет нелегкой и недешевой.

- Думаю, со временем мы придумаем, как это сделать, - резюмирует Яков. - Главное, что собранного корма нам хватит до весны. Эта зима будет первой в жизни лошадей, в которую им не придется голодать.

Впечатления

"Жарко, даже знойно и совершенно непривычно. Мы не в Азии и не в Африке, а за полярным кругом, но погружение в реальность пустыни полное. В поисках интересных мест для съемки отходим довольно далеко от машины, оставляя в ней открытыми окна. Возвращаясь, мы видим у автомобиля... лошадь. Вот оно чудо - дикая кузоменская лошадь! Крадемся. Как бы не спугнуть... Но тут лошадь "по самые плечи" залезает в окно нашей "Нивы". А ведь там документы, деньги... Спохватившись, бежим к ворюге со всех ног. Тот, взбрыкнув, встречает нас с недружелюбным видом, потом подходит к фаре, демонстративно снимает висящую на ней куртку и начинает ее жевать. Бегу к двери, выхватываю хлеб и совершаю обмен. Но этот гопник ведет себя дружелюбно только тогда, когда стоит между нами и машиной и ему дают хлеб. Если попробовать оттереть его от машины, начинает толкаться, кусаться и лягаться. Я пытаюсь одновременно уворачиваться и доставать ключи, но бравый кузоменский конь в очередной раз меня атакует. Спасение приходит в виде подкинутой ему пачки курабье. Длинногривый отвлекся на несколько секунд, и я уже за рулем. Стартер, газ в пол! Как, должно быть, это красиво смотрелось: по заполярным барханам летит "Нива", а за ней галопом скачет вороной конь!"

Из отчета петрозаводчанина Антона об автопутешествии на Кольский полуостров

Лошади: дикие, домашние, одичавшие, свободные

Наталья Спасская,
кандидат биологических наук,
ученый секретарь Научно-исследовательского зоологического музея МГУ
«Коммерсантъ Наука» №63(4), декабрь 2018

Лошади сыграли важнейшую роль не только в существовании некоторых природных комплексов, но и в истории человечества. С развитием технического прогресса им, казалось, не осталось места в современном мире. Однако и сейчас эти животные могут помочь в решении множества проблем: природоохранных, культурно-исторических, социальных.

Мамонтовая фауна

Табун бегущих лошадей — топот копыт, мелькающие ноги, развевающиеся на ветру гривы — символ мощи, неукротимости, свободы. Правда, увидеть такую картину сейчас мало кому удается. А вот раньше...

В позднем плейстоцене (126–12 тыс. лет назад) значительная территория Евразии была покрыта перигляциальными степями, которые представляли нечто переходное между известными нам сейчас степями и тундрой. Существовала на этих просторах так называемая мамонтовая фауна, в которой дикие лошади были многочисленными и разными.

О том, как они выглядели, дают представление облик лошади Пржевальского и мумии плейстоценовых лошадей, которые периодически вытаивают из вечной мерзлоты Якутии и Чукотки. Это были невысокие, плотного телосложения животные с однотонной мастью и стоячей гривой.

Климат менялся, представители мамонтовой фауны вымирали, первобытные люди активно охотились на крупных животных, в том числе и лошадей. Дожили до исторического времени, видимо, три-четыре вида: тарпан (с лесной и степной формами), ленская лошадь и лошадь Пржевальского. Судьба каждого из них достойна отдельного рассказа, но если коротко, то антропогенный пресс оказал на них всех самое неблагоприятное воздействие.

Ареал ленской лошади в постледниковое время оказался мозаичным, что на фоне продолжающегося изменения климата и возрастающей охотничьей активности человека, видимо, послужило причиной ее вымирания около 4 тыс. лет назад.

Тарпан продержался дольше: последние животные были истреблены в Восточной Европе в XIX веке.

Лошадям Пржевальского «повезло» больше. Вид оказался вытесненным в труднодоступные пустынные районы Центральной Азии и стал известен науке только в конце XIX века, но под натиском цивилизации через 70–80 лет и он из природы исчез. Одно из последних исследований, правда, заронило зерно сомнения в том, что лошадь Пржевальского была настоящей дикой лошадью, но об этом чуть позже.

Из оставшихся в зоопарках особей этого вида его численность была постепенно восстановлена до того уровня, когда стало возможным вернуть его в природу. Сейчас обитающих на свободе лошадей Пржевальского можно увидеть в природных резерватах Монголии, Китая, Казахстана, Белоруссии. А через некоторое время их природная популяция появится в оренбургских степях России, работы по ее восстановлению уже начаты.

Одомашнивание

На вопросы, где, когда и кем были лошади одомашнены, однозначных ответов до сих пор нет. Основная проблема состоит в том, что на археологическом материале момент перехода от лошади-объекта охоты к лошади домашней поймать очень сложно. Так как лошади населяли обширную степную зону Евразии, то приручить их могли где угодно и даже, возможно, не в одном месте, и произошло это примерно 6 тыс. лет назад.

Большинство ученых признают наиболее вероятным местом одомашнивания черноморо-каспийские степи. Сейчас активно обсуждаются в качестве родины домашней лошади еще и степи современного северного Казахстана. Здесь на раскопках поселений ботайской культуры найдены артефакты, которые могут свидетельствовать о самых ранних попытках разведения и использования лошадей в хозяйственных целях.

Эти ботайские, уже якобы одомашненные лошади оказались генетически очень близкими к современным лошадям Пржевальского. На основании этого был сделан сенсационный вывод: лошадь Пржевальского — вновь одичавшая домашняя лошадь. Однако это открытие скорее является доказательством неудачной попытки одомашнивания этого вида диких лошадей.

Не подтвердились и гипотезы происхождения очень своеобразных пород — якутской и испанской соррайя — непосредственно от плейстоценовых диких лошадей. Наиболее вероятным предком всех домашних пород считают европейского тарпана. А разнообразные породы лошадей, которых сейчас в мире более 400, являются результатом целенаправленной секции.

Большой и очень интересной группой пород оказываются так называемые местные, или аборигенные. Это породы, которые выводились в отдельных географических районах под определенные нужды местного населения в течение многих столетий, и оказываются наилучшим образом приспособленными к конкретным климатическим условиям. Эти, как правило, небольшие, коренастые лошадки оказываются крайне неприхотливыми к кормам и содержанию и обладают крепким здоровьем.

Подавляющее большинство аборигенных пород круглогодично свободно выпасаются, то есть самостоятельно добывают себе пропитание на пастбищах. Но технический прогресс и здесь создает проблемы для существования верных спутников человека.

Вымирающие породы

Россия в начале ХХ века была одной из самых конных стран мира. Имея большое разнообразие природных условий, она имела и достаточное количество адаптированных к конкретным местностям пород лошадей. Однако время и технический прогресс вытеснили лошадь из большинства сфер повседневной жизни: 22% пород лошадей уже исчезли, а численность 29% пород или находится на нижнем пороге возможности сохранения, или их существование вообще ставится под сомнение.

С аборигенными породами связаны целые пласты истории и культуры регионов и народностей, в них проживающих. Исчезновение пород грозит утратой национальных традиций, национальной самоидентификации. Эту истину осознали по крайней мере в Башкирии, Туве, Бурятии, Якутии, где с коневодством непосредственно связано сохранение традиционного образа жизни. Лошадей здесь используют и как рабочую силу, и как источник мяса, молока, шести. В этих регионах существуют национальные программы поддержки коневодства, но в целом здесь численность лошадей достаточно большая, не вызывающая тревогу за их дальнейшее существование.

Значительно хуже обстоят дела с мезенской породой, печорской, приобской, тавдинской и др. Это лошади в основном рабоче-пользовательского назначения. С широким внедрением в сельском и частных подсобных хозяйствах механизации потребность в лошадиной силе резко снизилась. Однако вместе с исчезновением из сел и деревень лошадей снижается занятость населения, теряются народные традиции и промыслы, возрастают социальные проблемы. Так может быть национальные породы и их сохранение — это и есть одна из «скреп» российского общества, не надуманная, а вполне реальная?

Одичание как стихийный процесс

Несмотря на длительное совместное существование с человеком, лошади не утратили многих признаков своих диких предков. Они вполне в состоянии выжить самостоятельно в природе без поддержки человека. Помимо всего они оказываются чрезвычайно адаптивными к очень разным, порой экстремальным природным условиям.

Появление одичавших лошадей — чаще всего процесс случайный и стихийный. Лошадей «забывают» или бросают на произвол судьбы, или они убегают сами — вариантов много.

Самыми знаменитыми одичавшими лошадьми являются, пожалуй, американские мустанги. Но одичавшие лошади есть на всех континентах, за исключением, конечно, Антарктиды. Они освоили океанические побережья, северные пустоши, горы, пустыни (например, Намиб). Есть они и на территории России.

Немногочисленные группировки таких животных появляются в самых разных местах: на Кольском полуострове и в волгоградских степях, в Дагестане и Калмыкии, на островах в дельтах Дона и Волги, на Камчатке, Сахалине и Курильских островах. Но большинство из них довольно быстро исчезает — охотников пострелять везде много. Самой, пожалуй, крупной и существующей вот уже около полувека группировкой пока остается популяция на острове Водный на озере Маныч-Гудило, в Государственном природном биосферном заповеднике «Ростовский».

Целенаправленное одичание

Великолепные адаптационные способности к разным природным условиям домашних лошадей аборигенных пород и одичавших лошадей получили неожиданное применение в новой области.

Сокращение сельского населения и сельскохозяйственных угодий, антропогенное разрушающее воздействие на природу приводит к образованию значительных по площади, но разрозненных (мозаичных) территорий нарушенных и обедненных сообществ. Это уже не поля, но еще не настоящие луга, степи или леса.

Для ускорения их восстановления не хватает ряда видов животных, и прежде всего копытных. Именно они способны съесть и вытоптать сорную растительность, обогатить почву удобрениями, запустив процессы заселения территорий разнообразными животными и растениями, возвращая их к естественному природному состоянию.

Но в силу мозаичности и небольших площадей отдельных участков использование для этих целей диких копытных часто затруднено, да и многие их виды уже вымерли или истреблены человеком. Вот тут-то вспомнили про домашних животных.

Ревайлдинг (в буквальном переводе с английского — возвращение к дикому состоянию) — активно развиваемое ныне течение природовосстановительной технологии. В таких проектах используют аборигенные породы крупного рогатого скота и лошадей. Они неприхотливы к кормам и условиям обитания и могут замещать дикие виды. При подборе пород стремятся использовать похожих по внешнему виду на дикие виды: туроподобный скот и тарпаноподобный польский коник — вот наиболее популярные. Ревайлдинг-парков уже достаточно много в Европе, в них можно почувствовать себя словно перенесенным во времени — в эпоху позднего плейстоцена.

Есть и еще одно направление ревайлдинга. Оно связано с сохранением более щадящего для природы традиционного землепользования, национальных традиций и культуры. И здесь опять главную роль играют местные, аборигенные породы скота и лошадей. Если учесть, что тенденции к применению органического сельского хозяйства, развитию сельского и экологического туризма в последнее время возрастают, то есть надежда на решение сразу нескольких проблем.

Ну и про возможность полюбоваться на стада если и не исходно диких, то вольных лошадей тоже не стоит забывать.

Один год из жизни диких лошадей Пржевальского

Один год из жизни диких лошадей Пржевальского можно увидеть в Дарвиновском музее

Один год из жизни диких лошадей Пржевальского, которые обитают в   государственном природном заповеднике «Оренбургский», можно увидеть  на выставке в Дарвиновском музее. Выставка, которая продлится до 20 октября, приурочена сразу к нескольким датам:  180-летию со дня рождения великого русского путешественника и первооткрывателя Николая Михайловича Пржевальского, 120-летию с момента завоза первых диких лошадей из Азии в Европу,  60-летию международной работы по спасению лошади Пржевальского и 30-летнему юбилею заповедника «Оренбургский».

     Лошадь Пржевальского – последний оставшийся на Земле вид настоящей дикой лошади, занесённой в Красную книгу Российской Федерации, Красный список MCOП и в Приложение 1 Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (CITES). Входит в список приоритетных видов Национального проекта «Экология».

   Лошадь была открыта Николаем Пржевальским в 1879 году. К началу 60-х прошлого столетия полностью исчезла из природы.  Лишь по чистой случайности несколько десятков особей сохранились в зоопарках.

   В 1959 году в Праге состоялся I Международный симпозиум по вопросам сохранения лошади Пржевальского, где была выработана стратегия коллективных действий по спасению этого уникального вида животных.

   В 1992 году в Монголии был начат первый успешный проект по восстановлению популяции в местах естественного обитания. Сегодня в мире 12 крупных проектов реинтродукции, или возвращения диких лошадей в природу. Последний проект стартовал в 2015 году в России, в заповеднике «Оренбургский», под патронатом президента РФ Владимира Путина.

    Из Франции и Венгрии сюда были  завезены чистокровные животные-основатели, которые прекрасно освоились в заповедной степи и в 2018 году дали первое потомство.

   По данным Международной племенной книги, в настоящий момент численность вида вместе с оренбургской популяцией составляет около 8000 особей.

    Автор фотографий – Наталия Судец, эксперт Росзаповедцентра Минприроды России, член Союза фотографов дикой природы, единственный российский журналист, который снимал лошадей с момента их прилёта в Россию в октябре 2015 года в рамках программы и сопровождал проект на протяжении трёх лет.

Ксения Чупкина

Фото: архив Дарвиновского музея

Современные дикие лошади

По иронии судьбы, сегодня истинно дикие лошади, которых остались в мире считанные единицы, живут в зоопарках и заповедниках под присмотром человека, едва не уничтожившего их за годы длительного совместного существования. В то время как миллионы домашних ведут на свободе абсолютно дикий образ жизни. Когда-то давным-давно прирученные, но выбравшие вольницу и посему одичавшие, они из поколения в поколение обитают в естественных условиях. И если повадками эти кони (американские мустанги, австралийские брамби, французские камаргу и др.) похожи на своих диких предков, то внешний вид выдает в них современную лошадь. Достаточно одного взгляда на длинную гриву, чтобы распознать в дикаре потомка одомашненного скакуна.

Американские мустанги

На территорию Северной Америки лошадей — 11 жеребцов, 5 кобыл и жеребенка — завез испанский конкистадор Эрнан Кортес в 1519 г. Это были маленькие, быстрые и выносливые кони — все андалузцы, скрещенные с берберами и арабами. Случалось, что лошади терялись при переездах, убегали от хозяев или оказывались брошенными. В прериях без контакта с человеком они дичали, сбивались в табуны и плодились. Так появилась типичная дикая лошадь Америки — мустанг. Это название происходит от староиспанского слова mesteno, что означает «дикий», «без хозяина». Смелые, выносливые и строптивые мустанги отличаются друг от друга ростом, телосложением, мастью (гнедая, рыжая, чалая, пегая). Убедившись, что кони благодаря своей силе и скорости могут быть очень полезными во время охоты и на войне, к тому же кормить их не надо — трава растет повсюду, — индейские племена воспользовались появлением «ничейных» лошадей. Они стали ловить диких мустангов, а затем повторно приручать.

Пинто и аппалуза

Лошади так легко и естественно вошли в культуру индейцев, как будто всегда были ее неотъемлемой частью. «Трава прерий хранила воспоминание о них» — такое объяснение обычно приводят коренные жители Америки. Индейцы оказались прекрасными наездниками. Предпочтение они отдавали пегим лошадям — пинто и аппалузе. Первая стала любимым конем команчей, а позже и ковбоев. У нее плавный, удобный ход и уникальный окрас: темные пятна определенной формы и величины по белому фону (тобиано) или белые пятна — по гнедому (оверо). Вторая — результат селекции индейского племени не-персе (фр. nez perce — «проколотый нос»), которые называли аппалузу «железным сердцем» за смелость, молние носный разгон и выносливость. Ее окрас еще живописнее, чем у пинто, — чубарая масть шести типов («леопардовая», «снежок», «иней» и т. д.). Свое название порода получила по реке Палоуз, на берегу которой паслись эти пестрые скакуны. Белые поселенцы говорили о них как о «лошадях Палоуза» (a Palouse horses), что со временем превратилось в «аппалузу». После победы американской армии над племенем не-персе в 1877 г. порода пришла в упадок. Выжившие кони пополнили табуны диких лошадей.

Лошади Вайоминга

Индейское племя чайенны облюбовали для себя дикую лошадь Вайоминга, обладающую особенным «чувством скота», т. е. умеющую работать посреди стада быков. С ней они охотились на бизонов и воевали. Потомок коней, завезенных в Мексику Кортесом, внешне она очень похожа на мустанга. Эта порода одичавших лошадей, живущих на свободе в «красной пустыне» Скалистых гор, сумела приспособиться к неблагоприятному климату. Несмотря на тяжелые условия, там обитает множество табунов дикой лошади Вайоминга. Из них время от времени отлавливают коней для родео.

Чинкотиги

В Северной Америке наряду с материковыми мустангами встречаются островные, низкорослые. Самые знаменитые из них — чинкотиги, которые живут в дикой природе на песчаных дюнах и соленых болотах островов Ассатиг и Чинкотиг, расположенных у берегов Виргинии.

Несколько столетий прожили чинкотиги на необитаемом острове Ассатиг. В 1920-х гг. его территория стала Национальным парком. Пожарная часть соседнего острова учредила опеку над дикими лошадьми. Поскольку Ассатиг может прокормить без ущерба для флоры и фауны только 150 взрослых коней, все стадо раз в год перегоняют на Чинкотиг, где после ветеринарного осмотра и подсчета поголовья «лишних» выставляют на аукцион и продают по цене 1,5 тыс. долларов за лошадь. Вырученные деньги идут на покрытие расходов по поддержанию породы и покупку техники для пожарной части.

Австралийский брамби

Самое большое количество диких лошадей в мире обитает в Австралии. Если мустанга называют конем американских прерий, то австралийского брамби — диким конем буша. Аборигены не знали лошадей до тех пор, пока во второй половине XVIII в. их не завез на континент английский мореплаватель Джеймс Кук. Однако брамби ведут свое происхождение не от них, а от коней европейцев, прибывших в Австралию во время золотой лихорадки. Эти предоставленные сами себе неукротимые, умные и хитрые скакуны обладают исключительным инстинктом выживания. Они умеют прятаться в буше так, что даже самые опытные следопыты не могут их найти. Поймать брамби очень трудно, но объездить его еще труднее. Недаром кони этой австралийской породы считаются самыми дикими из ныне живущих на свободе.

Французская камаргу

Среди диких коней Европы, пожалуй, самой загадочной и романтичной считается «белая морская лошадь» камаргу (от фр. Camargue — равнинная заболоченная местность на французском побережье Средиземного моря). В обдуваемой ветрами дельте Роны, на покрытой солоновато-горькой водой земле уже более тысячи лет находят себе приют эти выносливые животные. В компании белых цапель среди зарослей тростника они бродят, пощипывая солоноватую траву. Некрупные, плотного телосложения, с очень широкими копытами, которые не дают им проваливаться в мягкую почву сырых лугов, камаргу, предполагают ученые, являются прямым потомком доисторической лошади солютре, обитавшей в Западной Европе в палеолите. Древние наскальные изображения чрезвычайно похожих на камаргу коней, найденные в пещере Ласко около Монтиньяка, — лишнее тому доказательство.

Фантастическое зрелище скачущих в морском прибое диких белых лошадей привлекает множество туристов в объявленные заповедными места. С тех пор как часть области Камарг была преобразована в национальный парк, камаргу стали идеальным средством передвижения для желающих насладиться дикой красотой дельты. Государство ненавязчиво опекает эту удивительную породу: спокойные, глядящие на мир умными глазами и очень смелые, камаргу обладают врожденным инстинктом собирать и вести скот. Их используют как для верховых прогулок, так и для загона боевых черных быков во время клеймения.

Тайные жизни лошадей

Перепечатано с разрешения Фаррара, Штрауса и Жиру. Взято из книги Венди Уильямс «Лошадь: эпическая история нашего благородного товарища», . Авторские права © 2015 Венди Уильямс.

Где-то около 35000 лет назад, когда большая часть Европы была заперта в ледяных покровах, художник приобрел кусок бивня мамонта и начал резать. Возник шедевр в виде двухдюймовой лошади. Его великолепно изогнутая шея жеребца сочетает в себе мускулистую мощь и естественную грацию.Его голова слегка наклонена, что придает животному вид глубокого созерцания. Можно почти слышать, как он фыркает, и видеть, как он вскидывает голову, предупреждая соперников, чтобы они проявили осторожность. Никто не знает, кто создал это миниатюрное чудо, получившее название «лошадь Фогельхерд» в честь пещеры в Германии, в которой она была найдена, но ясно, что этот резчик по слоновой кости проводил много времени, наблюдая за дикими лошадьми, изучая их социальное взаимодействие и изучая их язык тела.

К сожалению, в современном мире это времяпрепровождение стало чем-то вроде утраченного искусства.Ученые-коневоды изучили лучший способ дрессировки выставочных лошадей, лучший способ кормления скаковых лошадей, лучший способ залечить хрупкие кости в ногах хромой лошади. Но в отличие от поведения диких шимпанзе, китов и слонов среди других видов, естественный образ жизни лошадей редко вызывает научный интерес. И из немногих исследований, которые были проведены, очень немногие были долгосрочными проектами.

Недавние попытки восполнить этот пробел привели к удивительным результатам. Ученые задокументировали поведение лошадей, находящихся на свободном выгуле, которые опровергают многие давние представления о том, как эти животные связываются и взаимодействуют друг с другом.

Кобылы против жеребцов

Лошади необычны среди копытных. Многие члены этой группы обычно бродят большими стадами, ища безопасности в большом количестве. Дикие лошади, напротив, живут круглый год небольшими группами от трех до десяти особей. Ядро группы составляют близкородственные кобылы и их молодое потомство.

Члены отряда лошадей - это не просто групповые животные с бандитским менталитетом. Исследователи обнаружили, что, как и в случае с людьми, индивидуальные связи внутри групп могут быть важнее групповой идентичности.Эти узы иногда основаны на семейных узах, но часто они основаны только на индивидуальных предпочтениях. Эти предпочтения могут меняться и меняются: дружба приходит и уходит, жеребята вырастают и уезжают жить в другое место, отношения между самцом и самкой иногда складываются, а иногда - нет. В результате социальная жизнь лошадей - не что иное, как бурная жизнь. Действительно, длительное наблюдение за этими животными в дикой природе похоже на просмотр мыльной оперы. Постоянно скрываются споры, борьба за положение и власть, борьба за личное пространство, лояльность и предательство.

Последние этологические исследования - то есть объективные исследования поведения в естественных условиях - показывают, что эта динамика власти более сложна, чем считалось ранее. Общепринятая точка зрения, изложенная в недавнем отчете Национальной академии наук, заключается в том, что «гарем, также известный как банда, состоит из доминирующего жеребца, подчиненных взрослых самцов и самок и потомства». На первый взгляд такая оценка может показаться верной: наблюдая за дикими лошадьми, люди замечают шум, создаваемый жеребцами. Но исследования Джейсона Рэнсома из Университета штата Колорадо и других показали, что эта ориентированная на мужчин точка зрения неверна. Отнюдь не подчиненные, кобылы часто инициируют деятельность отряда. Жеребцы зачастую не более чем прихлебатели.

Рэнсом однажды наблюдал за группой кобыл, которые перестали пастись и направились к воде. Жеребец не заметил. Когда он поднял глаза и увидел, что его спутницы уходят, он запаниковал. «Он побежал за ними», - сказал мне Рэнсом.«Он был похож на маленького мальчика, кричащего:« Эй, куда все идут? »» Кобылы проигнорировали его. Похоже, их не волновало, догнал жеребец или нет.

Кобылы также иногда предпочитают жеребцов. Они сопротивляются самцам, которые им не нравятся, с удивительным упорством, даже когда этот самец зарекомендовал себя как жеребец отряда. Джоэл Бергер, ныне работающий в колледже природных ресурсов Уорнера, изучал поведение двух неродственных кобыл, которые провели вместе несколько лет. Пара присоединилась к группе, которую затем занял новый жеребец, который самоутвердился, многократно пытаясь насильственно совокупиться с ними.Кобылы отказывались от его внимания и неоднократно помогали друг другу, пиная и кусая жеребца, когда он пытался спариваться, как заметил Бергер в работе «Дикие лошади Большого бассейна» . Давно известно, что самки слонов сотрудничают друг с другом, но до того, как этологи начали систематически изучать свободно гуляющих лошадей, мало кто подозревал, что сотрудничающие кобылы способны не только вести такую ​​схватку, но и выигрывать ее. Учитывая правду о кобылах, «гарем» кажется таким старомодным словом.

Отражение нежелательных женихов - не единственный способ восстания кобыл.В течение многих лет Лаура Лагос и Фелипе Барсена, оба из Университета Сантьяго-де-Компостела в Испании, изучали поведение гарранос, необычного типа свободно гуляющих лошадей. Гаррано живут суровой, суровой жизнью на скалистых холмах северо-запада Испании и северной Португалии, где им постоянно угрожают волки. В ходе своей работы Лагос и Барсена каталогизировали поведение пары кобыл в одной группе, которые были сильно связаны друг с другом и часто стояли немного отдельно от остальной группы.

Во время размножения кобылы вместе пошли навестить жеребца другой стаи. Лагос наблюдал, как одна из кобыл вступала в союз с этим жеребцом, а не с жеребцом из ее собственной группы. Затем кобылы вернулись в свою первоначальную группу. Когда вторая кобыла была готова к размножению, дуэт снова покинул свою первоначальную группу и своего жеребца, чтобы объединиться с другим жеребцом. Затем они снова вернулись в свою первоначальную группу. Это не было аномалией. В следующем году кобылы сделали то же самое.«Они предпочитают свою территорию, но жеребца из другой группы», - сказала она мне.

Устойчивость преобладает

До тех пор, пока ученые не применили к лошадям методы этологических исследований, немногие наблюдатели считали, что кобылы способны на столь тонкий обман. Они просто недостаточно внимательно присматривались. Оказывается, в отличие от жеребцов, кобылам не нужно устраивать огромные драки, чтобы получить желаемое. Вместо этого они используют технику настойчивости. В качестве примера Рэнсом рассказывает историю Высокого Хвоста, кобылы обыкновенной Джейн с обвисшей спиной и плохой шерстью.Высокий хвост, названный так из-за того, что кончик ее хвоста слишком высоко расположен на крупе, является частью популяции диких лошадей, которые бродят по горам Прайор на американском Западе. Если бы вы не знали ее жизненную историю, вы легко могли бы принять ее за детскую верховую пони или бывшую пашую лошадь. Когда дни ее славы явно закончились, вы, вероятно, даже не взглянете на нее. Тем не менее, данные Рэнсома показали, что эта кобыла вела богатую и разнообразную жизнь, в которой участвовали многие давние партнеры-самцы по ее выбору.

Рэнсом впервые встретился с Высоким Хвостом в 2003 году. Кобыла проводила свои дни в компании Сэма, жеребца 1991 года рождения. Рэнсом думает, что эти двое, вероятно, столкнулись друг с другом во время странствий своей юности. Они оставались вместе долгие годы. В конце концов к ним присоединились и другие кобылы, образуя отряд. Исследования показывают, что примерно половина жеребцов и кобыл связываются мирно. Жеребцу не нужно «побеждать» кобылу; она часто более чем готовый партнер.

Вскоре после того, как Рэнсом начал следовать за Высоким Хвостом и отрядом Сэма, он заметил второго молодого жеребца, торчащего неподалеку. Сэм не приветствовал этого нового жеребца, прозванного «Сидящим быком». Чем больше Сидящий Бык пытался стать частью группы, тем сильнее Сэм отбивался от него. Сэм потратил много энергии, пытаясь отогнать молодого жеребца, но безуспешно.

Каждый раз, когда Рэнсом видел отряд Высокого Хвоста в этот период, Сидящий Бык обычно был там, слонялся на окраинах, преследовал кобыл и преследовал Сэма, ожидая своего шанса взять верх.В научной литературе есть сведения о жеребцах-спутниках, которые учились сотрудничать с ведущим жеребцом и, таким образом, постепенно обретали способность, на ограниченной основе, спариваться с некоторыми кобылами, но этого не было в случае Сэма и Сидящего Быка. Эти двое непрерывно дрались. Тем не менее, Сидящий Бык оставался рядом, выжидая своего часа.

Его шанс представился в 2004 году. Лошади, живущие у подножия гор Прайор, постоянно сталкиваются с проблемой поиска пресной воды. Группа Высокого Хвоста часто спускалась по крутым стенам ущелья каньона Бигхорн, где они могли напиться досыта.Однажды они спустились группой. Сэм не позволил Сидящему Быку прийти. Пока молодой жеребец ждал наверху, остальные лошади стояли на небольшом выступе и пили. Вдалеке пошли проливные дожди. Ущелье затопило внезапное наводнение, отрезав животным путь к бегству. Около двух недель High Tail и ее группа вместе с Сэмом оставались в ловушке без еды.

Понимая, что ситуация ужасная, люди вмешались и помогли им сбежать. Сильно истощенным животным удалось выбраться из ущелья. В частности, Сэм потерял мускулистое телосложение. Почти мертвый от голода, он был легкой добычей для Сидящего Быка, который слонялся над ущельем. Когда лошади подошли к нему, Сидящий Бык «просто налетел и прогнал Сэма», - говорит Рэнсом. Сэм неоднократно пытался дать отпор своему более молодому сопернику, но он уже не был достаточно силен.

Большая часть отряда приняла молодого жеребца. Не высокий хвост. При каждой возможности она оставляла свою группу и отправлялась на поиски своего давнего друга Сэма.Каждый раз, когда она уходила, Сидящий Бык преследовал ее, выгибая голову и обнажая зубы, чтобы угрожать ей травмой. Чтобы избежать укуса, она подчинилась и вернулась в группу, но в следующий раз, когда Сидящий Бык не обратил внимания, High Tail снова взлетел. Так продолжалось много недель, пока молодой жеребец не перестал гнать ее. «С тех пор это были только Сэм и Высокий хвост», - говорит Рэнсом. «Они вернули свой вес, и сначала Сэм попытался прогнать Сидящего Быка и вернуться с другими кобылами, но каждый раз, когда он пытался, ему это не удавалось.”

Высокий хвост оставался с Сэмом до его смерти в 2010 году. (Из-за стресса от постоянных боев с другими самцами жеребцы часто живут намного короче, чем кобылы.) После смерти Сэма исследователи увидели Высокого хвоста с жеребцом, которого они назвали Адмиралом. В конце концов адмирал впал в немилость. Рэнсом не знает почему.

В июле того же дня мы видели Хай Хвост. Она была с двумя другими лошадьми. Одна была кобыла из ее первоначальной группы, животное, которое она знала много лет. Другой был Сидящий Бык.Отвергнутый Высоким Хвостом в молодые годы, теперь он был одним из ее приятелей. Полевые исследователи приматов давно обнаружили приливы и отливы союзов в войсках приматов, но до недавнего времени никто не наблюдал за лошадьми в дикой природе достаточно внимательно, чтобы понять, что они тоже ведут себя подобным образом. Я спросил Рэнсома, считает ли он, что существуют какие-то жесткие правила поведения лошадей в дикой природе. «Они редко выбирают одиночество», - ответил он.

Wild Horses, Wilder Controversy

Мое увлечение дикими лошадьми началось в 2009 году в Техасском университете A&M.Паркер Флэннери, мой близкий друг, предложил нам бросить школу, взять диких лошадей и попытаться пересечь тропу континентального водораздела. То, что начиналось как безумная идея, превратилось в реальность, когда мы взяли несколько мустангов из холдинга в Полс-Вэлли, штат Оклахома. Когда нам было 20 лет, мы взяли на вооружение самых больших, крепких и доминирующих лошадей, которые у них были.

Благодаря опыту Паркера в дрессировке мы успешно дрессировали лошадей, пригласили еще одного друга, Майка Пинкни, пополнили наше стадо несколькими ранчо лошадьми и летом 2010 года отправились в путь.Мы планировали проехать 2000 миль от Санта-Фе, Нью-Мексико, через Колорадо, Вайоминг и Монтану до канадской границы.

Поездка полностью изменила мою жизнь. Будучи из Техаса, где практически нет государственных земель, я был потрясен огромными размерами и величием наших обширных государственных земель на американском Западе. Мне показалось удивительным, что отдаленная местность на этом расстоянии все еще существует, и теперь, когда я широко исследовал общественные земли Запада, я еще больше ценю кровь, пот и слезы, которые просвещенные защитники природы пролили в борьбе за их обладание. общественные земли, предназначенные для будущих поколений, которые они будут беречь и защищать.Я был так же изумлен - и шокирован - тяжелым положением диких лошадей и ослиных ослиц. В 2009 году в государственных хозяйствах содержалось около 31 500 диких лошадей и ослиных ослиных, а в дикой природе - 37 000 - в районе, где предположительно было достаточно корма только для 27 000 лошадей. С тех пор их число неуклонно росло.

Желая найти дома для лошадей в государственных загонах, я собрал троих друзей и планировал совершить еще одну долгую поездку, чтобы продвигать усыновление диких лошадей - на этот раз проехав весь путь из Мексики в Канаду по самому отдаленному маршруту, оставшемуся в Американский Запад. Для повышения осведомленности мы сняли документальный фильм Unbranded . Мы запустили кампанию на Kickstarter, собрали деньги, привлекли звездную команду кинопроизводства под руководством Филиппа Барибо, взяли диких мустангов из Бюро землеустройства (BLM), обучили их с помощью дрессировщиков лошадей Лэнни Лич и Джерри Джонса, а также отправились в путешествие.

Летом 2013 года за пять месяцев и шесть дней мы пересекли 3000 миль, в основном через общественные земли в Аризоне, Юте, Айдахо, Вайоминге и Монтане.Мы увидели одни из самых удивительных пейзажей в мире: Гранд-Каньон, Йеллоустонский национальный парк, Национальный парк Глейшер и многие другие замечательные, но менее известные общественные земли. Поездка была просто захватывающей и изменила меня.

Документальный фильм получился намного лучше, чем я мог когда-либо мечтать. Мы привезли Unbranded на кинофестивали по всему миру и устроили театральный релиз. Он получил более двух десятков наград и доступен по всему миру на Netflix. Фильм посмотрели миллионы людей.Мы способствовали внедрению диких лошадей в меру своих возможностей, вплоть до продажи личных лошадей с аукциона. Мы провели общенациональные театральные показы, и все вырученные средства пошли в Фонд наследия Мустанга для финансирования усилий по усыновлению.

Удалось ли нам усыновить диких лошадей? Абсолютно. Сотни людей были вдохновлены усыновить диких лошадей, и мы собрали почти 100 000 долларов. Удалось ли нам усыновить всех диких лошадей и найти решение проблемы диких мустангов? Даже не близко.

По состоянию на 1 марта 2016 года 67 000 лошадей и осликов находились на государственных землях и 45 000 в государственных загонах. Компьютерные модели показывают, что нынешняя популяция, включая жеребят, родившихся в 2016 году, составляет примерно 75 000 диких лошадей и осликов. Спорный общенациональный надлежащий уровень управления (AML), определяемый как «количество лошадей, обеспечивающих благоприятный экологический баланс с использованием растительности, дикой природы и домашнего скота», составляет 27 000.

Каким образом количество диких лошадей стало намного выше, чем соответствующий уровень управления? BLM собирает лишних лошадей, чтобы предотвратить чрезмерный выпас, и предлагает их для усыновления.Но усыновителей не хватает, а эвтаназия или забой для употребления людьми или домашними животными не являются привлекательными вариантами. Лошадей по всей стране накопилось 45 000, которые у нас есть сегодня. Подавляющая часть бюджета BLM идет на кормление лошадей в загонах, что запрещает и ограничивает возможности агентства собирать других лошадей за пределами выгула. Без бюджета или средств для сбора и содержания лошадей в количестве, равном рождаемости, популяция в дикой природе увеличилась почти в три раза по сравнению с надлежащим уровнем управления.

Экологи, управляющие пастбищами и владельцы ранчо обеспокоены тем, что перенаселенность стада диких лошадей нанесла и наносит необратимый ущерб хрупким экосистемам пустыни. Сторонники диких лошадей утверждают, что овец и крупный рогатый скот, численность которых превышает количество диких лошадей на государственных землях по всей стране, следует сократить, чтобы сделать больше кормов доступными. Организации по охране дикой природы утверждают, что бизон, снежный рог, олень-мул, вилорог, шалфей и другие местные виды должны иметь приоритет перед домашним скотом и дикими лошадьми.

Создав книгу Unbranded и прилагаемую к ней книгу, у меня была возможность взять интервью у некоторых из самых блестящих умов в области экологии, биологии дикой природы, защиты животных, политики и управления пастбищными угодьями. В начале этого года я был невероятно унижен, когда меня назначили председателем совета директоров по управлению дикой природой в добровольном консультативном совете по диким лошадям и осликам Бюро землеустройства, когда мне было 28 лет, чтобы помочь выработать политические рекомендации, которые напрямую влияют на пастбищные угодья. и здоровье дикой природы на 31.2 миллиона акров государственной земли на Западе.

С тех пор, поскольку я проголосовал за усыпление неприемлемых лошадей для предотвращения деградации пастбищ, мне и моей семье угрожали смертью. Поэтому, прежде чем я углублюсь в этот вопрос как можно более журналистски, мне нужно прояснить несколько вещей: я не занимаюсь животноводством, мне не платит политическая организация, и следующие блоги и короткометражные фильмы были разработана задолго до того, как состоялось мое выдвижение в качестве волонтера.Еще я усыновил семь мустангов и очень их люблю.

«Дикие» лошади на американском Западе - прекрасный пример того, насколько классификация видов в политике на намного интереснее, чем на уроках биологии. Что такое дикая лошадь? В зависимости от того, кого вы спросите, дикие лошади - это повторно интродуцированный аборигенный вид, обитающий в Северной Америке, инвазивный вредитель, нарушающий экологические функции, или дикий домашний скот, культурно значимый и численность которого требует тщательного контроля.

В 1950-х годах Велма Джонстон, позже известная как Дикая Лошадь Энни, стала свидетельницей множества излишне жестоких методов сбора мустангов и посвятила остаток своей жизни защите своих «диких». Ее самоотверженность достигла высшей точки в принятии Закона о диких свободно гуляющих лошадях и осликах, который президент Ричард Никсон подписал в 1971 году. В законе говорится, что «Конгресс считает и заявляет, что дикие свободно гуляющие лошади и ослики являются живыми символами исторического и первопроходца. дух Запада; что они способствуют разнообразию форм жизни внутри нации и обогащают жизнь американского народа; и что эти лошади и ослики быстро исчезают с американской сцены.

При принятии Закона о WH&B свободно гуляющие лошади и ослики были обнаружены на 53,8 млн. Акров по всей территории Соединенных Штатов, 42,4 млн. Из которых находились в юрисдикции Бюро по управлению земельными ресурсами. Сегодня дикие лошади и ослики обитают на 179 различных территориях управления стадом BLM (HMA), занимающих 31,6 миллиона акров в Аризоне, Калифорнии, Колорадо, Айдахо, Монтане, Неваде, Нью-Мексико, Орегоне, Юте и Вайоминге.

Все HMA различаются по размеру, географии и родословной.Некоторые стада имеют испанское происхождение, другие - большие тягловые животные, а некоторые стада крошечные и, как известно, их трудно дрессировать. Некоторые стада состоят в основном из красок, другие - бухты, а некоторые демонстрируют примитивные черты спины и полос на холке и ногах. Каждое стадо уникально, но все стада выдержали испытания серьезных критериев отбора. Поколения естественного отбора, выдерживания экстремальной жары и холода и борьбы за право на размножение привели к появлению животных, которые выживают за счет скудного рациона, выносливы, выносливы, умны и хорошо приспособлены для процветания в суровых условиях Запада.

Что такое дикая лошадь? Это зависит от того, кого вы спрашиваете.

Под защитой Закона о WH&B популяции диких лошадей и осликов расширились, и управляющие пастбищными угодьями забеспокоились, что животные перевыпасут пастбища и повредят землю. BLM установил соответствующие уровни управления для каждой зоны управления стадом, чтобы иметь «процветающий естественный экологический баланс» с дикой природой, растительными сообществами и, в некоторых районах, домашним скотом. Чтобы добиться AML, BLM начал собирать лошадей, помещать их в загоны и предлагать для усыновления.С 1971 года было принято более 235 000 диких лошадей и осликов. По мере того, как в нашем обществе меняются и ужесточаются правила, ежегодное усыновление упало с 8000 до примерно 2500 в год в настоящее время. Со временем эти лишние лошади были скоплены в загоны типа откормочных площадок до такой степени, что BLM стало известно, что они не смогут принять их всех. Агентство начало сдавать пастбища на Среднем Западе в долгосрочную аренду. Эта неустойчивая программа на протяжении десятилетий неуклонно перерастала в катастрофу, в которой она находится сегодня.

По состоянию на 1 марта 2016 г. насчитывалось около 13 500 диких лошадей и осликов, проживающих в загонах для краткосрочного содержания откормочных площадок, и еще 31 500 человек - на долгосрочных пастбищах. Уделите минутку и позвольте этим числам осознать. Все 45 000 этих диких животных были собраны за пределами полигона, разделены по полу, кастрированы, заклеймены, сделаны прививки и обречены просидеть на откормочной площадке около пяти лет. Их выпустили или выпустят на чужое пастбище на Среднем Западе, не имеющее ничего общего с их прежним диким образом жизни.Каждая лошадь будет жить на этом долговременном пастбище до тех пор, пока не состарится, не получит органную недостаточность или травму. Тогда он будет уничтожен как можно более гуманно.

Стоимость всех 45 000 этих лошадей составляет приблизительно 50 000 долларов США за лошадь в течение ее срока службы. Это более чем вдвое больше, чем я заплатил за учебу в колледже. Хотя в Законе о диких лошадях и осликах конкретно говорится, что «Секретарь должен обеспечить уничтожение дополнительных избыточных диких свободно гуляющих лошадей и осликов, для которых не существует требования об усыновлении квалифицированными специалистами, наиболее гуманным и экономичным способом», этот вариант не использовался из-за судебных исков, общественного протеста и гонщиков Конгресса.Расходы на содержание всех этих лошадей сократили бюджет BLM до такой степени, что он тратит две трети своего бюджета, почти 50 миллионов долларов в 2016 году, на содержание лошадей на краткосрочных и долгосрочных пастбищах.

Помимо финансовых затрат, экологические затраты на транспортировку десятков тысяч лошадей и снабжение их кормами ошеломляют. Данные по урожайности из USDA-NASS для Калифорнии показывают, что для орошаемого травяного сена может потребоваться сто галлонов воды на фунт сена.BLM обычно кормит каждую лошадь 20 фунтами сена каждый день. Одна лошадь в загоне в Калифорнии или Неваде, питающаяся орошаемым сеном местного производства, может потреблять 730 000 галлонов воды в год. Сегодня в загонах Калифорнии и Невады насчитывается 4620 диких лошадей и осликов, которым требуется 3 372 600 000 галлонов воды в год, если нет неорошаемого сена (как в условиях засухи). Хотя это потребление воды бледнеет по сравнению с потребностями местной молочной и животноводческой промышленности в производстве люцерны, это стоит отметить, особенно с учетом того, что недавно на американском Западе были одни из самых жарких и засушливых лет в истории.

С его бюджетом на диких лошадей и осликов, урезанным почти 50 миллионами долларов в год на корм, BLM полностью отказалось от попыток содержать лошадей на общественных пастбищах на соответствующем уровне управления в общенациональном масштабе. Это позволило экспоненциально расти до нынешнего населения в 75 000 человек, что почти в три раза превышает соответствующий уровень. Эта оценка численности населения не включает сотни тысяч свободно гуляющих диких лошадей на племенных землях или неизвестное количество лошадей на государственных землях, которые не обозначены как районы диких лошадей.В своем отчете за октябрь 2016 года Управление генерального инспектора обнаружило, что «BLM не имеет стратегического плана по управлению популяциями диких лошадей и ослов».

В 2013 году я поехал на юго-запад штата Юта, чтобы сфотографировать и посмотреть, как собирают диких лошадей. Я имел удовольствие взять интервью у Элли Прайс, винодела из Калифорнии, режиссера, владельца конного заповедника и защитника американской кампании по сохранению диких лошадей. Я спросил ее: «У диких лошадей есть право здесь находиться?»

«Конгресс уже ответил на этот вопрос, единогласно приняв закон о защите диких лошадей как живых символов исторического и новаторского духа Запада», - ответила она.«Американская общественность снова и снова демонстрирует свою поддержку защиты этих животных на наших западных общественных землях. Лошадь эволюционировала на североамериканском континенте, возможно, она уехала на какое-то время, но, насколько я понимаю, у них есть место на западном ландшафте как повторно интродуцированный аборигенный вид ».

Управление дикими лошадьми вызывает споры с тех пор, как в 1971 году был принят закон о защите лошадей, сказал Боб Гаррот, директор Программы экологии и управления рыбой и дикой природой в Университете штата Монтана, который исследовал динамику популяций диких животных и диких лошадей с момента принятия закона. 1980-е гг.

«До [1971 года] они были диким скотом, и каждый мог выйти, собрать их и сделать все, что хотел. С тех пор, как был принят закон, управление лошадьми было ... Я не хочу сказать, что оно неэффективно, но у нас не было и никогда не было плана устойчивого управления. Подавляющее большинство диких лошадей, которые мы получили от стандартных верховых лошадей, таких как чистокровные и фермерские лошади, и их генетика обычно встречается в домашних условиях. Многие из этих лошадей возникли в Пыльной чаше, когда люди просто отпускали их, когда они не могли себе этого позволить; это все еще происходит сегодня.

«Это похоже на собак. Собаки произошли от домашних волков, но благодаря долгой истории искусственного отбора людьми у нас есть все эти разные породы, которые все восходят к волкам », - объяснил Гарро. «Но они родные? Это те же существа, что были там 10 000 лет назад? Ну нет, это не так. Эти лошади уже не те, что были здесь в плейстоцене. Западные ландшафты - это не те же ландшафты, как и сообщества растений и животных. Итак, вопрос теперь в том, сколько нам нужно иметь, где нам нужно иметь этих животных и как мы можем управлять ими, чтобы достичь этого количества? »

Люди воспринимают диких лошадей по-разному.Чтобы глубже разобраться в этом вопросе, я поехал в Техасский университет A&M, чтобы встретиться с Гасом Котраном, профессором и специалистом по генетике лошадей, который за свою жизнь проверил 70 000 лошадей, 12 000 из которых были дикими лошадьми и осликами BLM. Я также взяла образцы волос у моих приемных мустангов, чтобы посмотреть, сможем ли мы протестировать их и разобраться в их прошлом. Затем данные, полученные из ДНК моих лошадей, можно сравнить с данными других пород, чтобы определить их происхождение. В стадах диких лошадей те же данные могут выявить генетическую изменчивость их стада.Это важно, потому что многие районы содержания стада диких лошадей генетически изолированы.

«Подавляющее большинство стад, живущих на землях BLM, - это в основном дворняги, смешанные породы лошадей, которые, вероятно, не жили в дикой природе в течение многих поколений. Генетические изменения происходят очень, очень медленно, даже когда популяции очень малы, и инбридинговая депрессия не будет происходить быстро. Но есть признаки того, что некоторые стада могут двигаться в этом направлении », - сказал Котран.

«С точки зрения менеджмента, работа с лошадьми хороша тем, что они очень долгие годы, поэтому все происходит с интервалами между поколениями.А если стадо становится инбредным, проще всего добавить одну или две особи на поколение из другого стада. Для этого требуется очень низкий уровень генетического обмена », - сказал он.

Потребовалось несколько часов, чтобы генетические результаты моих лошадей вернулись, но Котран очень обрадовался, когда увидел их. «В основном мы берем индивидуальную ДНК для каждого образца и сравниваем их с контрольной панелью из примерно 70 различных пород лошадей и выбираем, какая из них лучше всего подходит. Трудно сказать, означает ли это что-то, но кое-что из этого дает.Три ваших мустанга, Вайолет, Шеф и Люк, имеют результаты по всей карте, указывающие на то, что это лошади дворняги, у которых действительно нет уникальной генетики. Это правило для большинства мустангов.

«Но последний, Туфф, его ближайший результат - бразилец Криолло, второй - Пантанейро, третий - аргентинский Криолло. Все эти породы произошли от испанского поголовья, поэтому у нас определенно есть испанская лошадь. Хотя испанские генетики обычно встречаются внутри страны, только от 3 до 5 процентов мустангов в дикой природе имеют эту уникальную генетику, и они в основном встречаются только примерно в 10 из 179 зон управления стадом.

Я спросил Котрана, какой совет он дает менеджерам BLM с генетической точки зрения.

«Стада, которые действительно имеют уникальные родословные, заслуживают сохранения и обращения с ними как с особыми популяциями, управляемыми по-другому, для выращивания этого уникального генетического пула», - сказал Котран. «Подавляющее большинство мустангов, я называю их популяцией беспородных, вы можете применить к ним общую стратегию управления, потому что их генетика обычно встречается у домашних пород. Фактически, если вы взяли особей разных пород и выпустили их в дикую природу, через несколько поколений у вас были бы мустанги, которые есть у нас сегодня.Потому что именно это и произошло ".

Так что же такое дикая лошадь? Это зависит от того, кого вы спрашиваете. И почему мы должны даже управлять дикими лошадьми, вместо того, чтобы позволять им быть дикими, свободными и регулировать естественным образом? Я собрал чемоданы и поехал в Эли, штат Невада, в самое сердце споров о диких лошадях и осликах, чтобы встретиться с экологами, биологами дикой природы и управляющими пастбищами, чтобы узнать больше об экологических последствиях бесхозяйственности.

Бен Мастерс - кинорежиссер, писатель и рабочий, проводящий время между Бозманом, Монтана, и Остином, Техас.Мастерс изучал управление дикой природой в Техасском университете A&M, является счастливым обладателем шести мустангов и является председателем совета директоров волонтеров BLM Wild Horse and Burro Advisory Board. Мастерс наиболее известен благодаря приключенческому документальному фильму Unbranded , в котором он и трое друзей усыновили диких лошадей и проехали 3000 миль по американскому Западу, чтобы вдохновить людей усыновить мустангов. Это четыре части серии и короткометражный фильм представляет его опыты, исследование и интервью по спорному дику вопросу лошади в Соединенных Штатах.

История американских диких лошадей

Местенго. Мустанг. Несоответствие. Исчезающие дикие лошади Америки

Автор: Лаура Моретти

Пятьдесят миллионов лет назад на североамериканском континенте появилось маленькое собачье существо по имени Эогиппус. Фактически, этот предшественник современной лошади был выведен из долины Теннесси. После эволюции в Equus и исчезновения в Азии и Африке, предположительно 11-13 тысяч лет назад, лошадь вернулась на нашу землю вместе с испанцами в начале 1500-х годов.Из их рук несколько человек вырвались на американское полотно и вернулись в дикое состояние.

По словам западного писателя Дж. Фрэнка Доби, их число в 19 веке достигло более 2 миллионов. Но к тому времени, когда в 1971 году дикая лошадь получила федеральную защиту, по официальным оценкам, только около 17000 из них бродили по равнинам Америки. Более 1 миллиона человек были призваны на боевые действия Первой мировой войны; на остальных охотились ради мяса, для компаний по производству кормов для цыплят и собак, а также ради развлечения.За ними гнались вертолеты и обстреливали картечью; они были сбиты моторизованными транспортными средствами и, смертельно измученные, нагружены шинами, чтобы их можно было легко подобрать грузовиками. Их спустили со скал, расстреляли на полном скаку, расстреляли в загонных кровавых банях и похоронили в братских могилах.

Как бизон, дикая лошадь была загнана в край. Появляется Велма Джонстон, она же «Дикая Конь Энни». Увидев кровь, идущую из грузовика для перевозки скота, она последовала за ней на завод по переработке и обнаружила, как диких лошадей Америки вывозят с Запада по трубопроводу.Ее крестовый поход привел к принятию закона 1959 года, запрещающего использование моторизованных транспортных средств и самолетов для отлова диких лошадей. В конце концов, массовый протест положил конец кровавой бойне - и он исходил от школьников и их матерей страны: в 1971 году в Конгресс поступило больше писем о бедственном положении диких лошадей, чем по любой другой невоенной проблеме в США. история; не было ни одного голоса против, и только один конгрессмен сообщил, что получил 14 000 писем. Президент Никсон подписал закон 15 декабря 1971 года.И поэтому был принят Закон о диких лошадях и осликах, который провозглашал, что «дикие лошади и ослики являются живыми символами исторического и новаторского духа Запада; что они способствуют разнообразию форм жизни внутри нации и обогащают жизнь американского народа; и что эти лошади и ослицы быстро исчезают с американской сцены ». Позже в этот закон были внесены поправки Федеральным законом о земельной политике и управлении от 1976 года и Законом об улучшении государственных пастбищных угодий 1978 года.

Народ, народ, народ.Нет более верного случая. Закон 1959 года о дикой лошади Энни позволил мустангу (от испанского слова mestengo, или «бродячий зверь») отчаянно закрепиться на американском Западе. Число диких лошадей росло и, как следствие, вызывало гнев владельцев ранчо, которым нравится субсидировать выпас своего скота в общественном достоянии. Бюро по управлению земельными ресурсами (BLM) и Лесная служба США были назначены для выполнения Закона 1971 года (большинство пастбищных угодий находятся под юрисдикцией BLM). В их обязанности также входит выдача разрешений на выпас скота на государственных землях.

Эта война стара, как сам Запад. То, что полезно, используется, а то, что нет, уничтожается - с презрением. В механизированном мире даже животноводство не нуждается в живой силе.

Игра чисел

История разведения диких лошадей столь же сложна, как и противоречива. Закон 1971 года предусматривал, что дикая лошадь должна содержаться на нынешнем уровне популяции, официально оцененном BLM в 17 000 (три года спустя первая перепись BLM выявила более 42 000 лошадей).В ущерб лошадям обе стороны согласились позволить правительству управлять популяциями диких лошадей на этом «официальном» уровне 1971 года. Одиннадцать лет спустя исследование, проведенное Национальной академией наук, показало, что оценка BLM 1971 года была «от несомненно низкой до неизвестной, но, возможно, значительной степени», учитывая последующие результаты переписи и принимая во внимание скорость роста лошадей и количество лошадей. лошадей с тех пор сняли. Но ущерб уже был нанесен; «уровни управления» были высечены в камне, и процессы удаления «лишних» лошадей были хорошо налажены.

Входит сенатор Джеймс МакКлюр (R-ID), глава Комитета по энергетике и природным ресурсам, а также по внутренним и островным делам. Сам человек с Запада и считая лошадь бесполезным халявщиком на общественных землях, он решил помочь избавиться от них. В BLM была назначена колода чиновников, основанная на способности МакКлюра финансировать агентство, и, как говорят некоторые активисты, «возникло новое королевство». Новые грузовики. Новые позиции. И новый план.

Когда был принят Закон 1971 года, диким лошадям и осликам было выделено 303 пастбищных угодья, что составляет около 47 миллионов акров государственной земли.С годами постановления агентств - а не поправки к законодательству - лишили лошадей их ареала; в настоящее время они управляются в 201 зоне управления стадом (HMA) на площади менее 35 миллионов акров.

В 1976 году, решив избавиться от диких лошадей, но не имея возможности поймать их верхом, BLM внес поправки в Закон 1971 года, чтобы обойти запрет на отлов моторизованных транспортных средств, введенный Законом о дикой лошади Энни, что позволило им использовать летательные аппараты, например вертолеты. Правила и земли остаются разделенными: BLM и Лесная служба подпадают под действие Закона 1971 года; На Службу охраны рыболовства и дикой природы США по-прежнему действует Закон 1959 года, запрещающий облавы на моторизованном оборудовании.Другими словами, BLM может использовать моторизованные транспортные средства для поимки диких лошадей, но не может их убить; Служба охраны рыбных ресурсов и дикой природы может убивать лошадей, но не может использовать моторизованные средства для их ловли.

Летом 1993 года BLM оценило популяцию диких лошадей в Неваде в 24 000 особей. Стремясь показать, что данные BLM о «лишних» лошадях были неточными, активисты провели в воздухе более 250 часов вместе с Майклом Блейком, автором «Танцев с волками», считая диких лошадей.Они нашли 300 черепов и всего 8 300 свободно гуляющих лошадей. «Это правительство забирает наших лошадей, когда и где им заблагорассудится», - заявил прессе Майкл Блейк. «Они берут их в темноте ночи. Дикие лошади, которые не идут на бойню, где им перерезают горло за деньги, едут в места заключения ».

В 2001 году BLM добилось увеличения годового бюджета на 50% до 29 миллионов долларов на реализацию агрессивной кампании удаления. Двадцать четыре тысячи лошадей были намечены к отлову с целью «надлежащего управления» в 26 тысяч.По последним данным BLM, общая популяция диких лошадей в Америке составляет около 33 000 животных (из которых около половины обитает в Неваде).

Сегодня около 36 000 диких лошадей ждут своей участи в таких помещениях, как Паломино-Вэлли в Неваде и Сьюзенвилл в северной Калифорнии. С частными владельцами ранчо в Оклахоме и Канзасе заключены четырехлетние контракты на управление объектами долгосрочного владения. Каждый вмещает от 2000 до 3500 лошадей.

В 2005 году бюджет BLM на диких лошадей и осликов был увеличен еще на треть.В 2010 финансовом году он получил еще 30% прироста, что теперь обходится налогоплательщику в 64 миллиона долларов в год, что позволяет BLM продолжать собирать и поставлять тысячи новых диких лошадей.

Игра "Имя и земли"

В терминах скотоводов дикие лошади - это «сукины сыновья», бельмо на глазу, разрушители среды обитания и неудачники; в терминах BLM они «говнюки». История, с другой стороны, считает их козлами отпущения: вопреки распространенному мнению, дикие лошади не уничтожают общественные земли, где они обитают среди 6 миллионов голов крупного рогатого скота и овец.Фактически, отчет Главного бухгалтерского управления 1990 года показал, что домашний скот потреблял 81% кормов Невады в четырех изученных конных районах.

Почему существует такая решимость избавить наши общественные земли от диких лошадей? Для многих - для животноводческих лобби, государственных органов и даже организаций по охране окружающей среды и дикой природы - дикая лошадь вовсе не дикое животное, а одомашненное животное, одичавшее. Они утверждают, что эта дворняга не является коренным американским животным миром. Считается «экзотическим», он конкурирует за среду обитания с такими видами, как лоси и вилорогие антилопы, и уничтожает пастбищные угодья, используемые домашним скотом.Его необходимо контролировать, убирать и, при необходимости, расстреливать.

И все сводится к деньгам: согласно принципам «многоцелевого использования» Министерства внутренних дел, на федеральных землях разрешено только определенное количество крупного рогатого скота, столько диких животных и столько диких лошадей. За дикую природу «платят» лицензионные сборы с охотников. За крупный рогатый скот «платит» мясная промышленность: 1,35 доллара на голову в месяц за выпас общественного достояния. Лошади, с другой стороны, занимают один «Месяц животноводческой единицы» (AUM), но никто не платит за них.Каждая лошадь, удаленная с Запада, освобождает еще один AUM для крупного рогатого скота, овец или диких антилоп (см. Выпас на общественных землях и связь с AUM).

Программа усыновления лошадей

BLM разработало свою программу «Усыновить лошадь» в 1976 году. С тех пор более 200 000 лошадей и осликов были схвачены с государственных земель и проанализированы через конвейер внедрения.

В 1978 году в Закон о свободно перемещающихся диких лошадях и осликах были внесены поправки Законом об улучшении государственных пастбищных угодий: среди прочего, программа присвоения прав, реализуемая BLM, предусматривала, что усыновитель не может технически «владеть» дикой лошадью в течение одного года после его принятие, что делает незаконной продажу его кому-либо еще в течение первого года.Фактически, затраты на уход за лошадью в это время перевешивали ее цену на мясо.

Тем не менее, программа была омрачена скандалом, когда тысячи лошадей пропали без вести и были убиты, как опасались.

В 1984 году, после законодательных изменений, которые смягчили условия для удаления животных с ареала, массовые облавы высадили 40 000 лошадей в загоны. BLM отказалось от платы, чтобы стимулировать большее количество усыновлений, в результате чего около 20 000 диких лошадей оказались на убое.

В 1997 году репортер AP Марта Мендоса разоблачила широко распространенную коррупцию в программе в семи статьях, опубликованных в течение года. В том же году федеральное большое жюри собрало доказательства, которые показали, что должностные лица BLM разрешили убой сотен диких лошадей, фальсифицировали записи и пытались помешать следователям раскрыть правду. Дело в конечном итоге было закрыто после вмешательства федеральных властей.

Сегодня можно легко завести дикую лошадь всего за 125 долларов за голову.Стоимость изъятия этого животного из дикой природы для налогоплательщиков более чем в десять раз.

Неисправные среди нас

В ответ на многочисленные попытки корыстных групп подорвать Закон 1971 года о свободно перемещающихся диких лошадях и осликах, американцы неоднократно заявляли о своих намерениях: они хотят, чтобы дикие лошади - эти дикие, экзотические «сукины сыновья» - оставались на публике домен. В 1985 году постановление, разрешающее правительству продавать наших диких лошадей на убой, было принято на голосование в Конгрессе и было отклонено.В 2004 году лошадям повезло меньше: сенатору Бернсу (R-MT) удалось обойти демократический процесс, вложив свои резервы на убой в федеральный бюджет объемом 3300 страниц. Убийство диких лошадей Америки было штампованным, воля народа проигнорирована.

Можно сказать, что ни одно животное в истории человечества не оказало на нашу жизнь такого влияния, как лошадь. Миллионы людей погибли в наших войнах. Они использовались для перевозки нас и нашего имущества через континенты, для доставки нашей почты и связи между нашими цивилизациями, и они вспахивали поля, которые нас кормили.В наше время лошадь становится артистом, спортсменом, иконой и другом - более 6 миллионов из них находятся на попечении американских любителей лошадей. Тем не менее, наша нация отказалась от своих диких лошадей, этих живых символов нашей истории и свободы.

Закон 1971 года гласит: «Политика Конгресса состоит в том, что дикие свободно гуляющие лошади и ослики должны быть защищены от поимки, клеймения, преследований или смерти». Более тридцати лет подряд BLM и Лесная служба продолжают участвовать во всех этих действиях.

Мустангов: факты о диких лошадях Америки

Мустанги - потомки испанских или иберийских лошадей, завезенных в Америку испанскими исследователями в 16 веке. Название произошло от испанского слова mustengo , что означает «бесхозный зверь» или «бродячая лошадь». Многие думают, что мустанги - это просто дикие лошади, а не конкретная порода. Эти лошади скрещивались с другими типами лошадей, включая четвероногих и упряжных лошадей, чтобы создать известную нам сегодня породу.

Лошади принадлежат к роду Equus , который возник в Северной Америке около 4 миллионов лет назад и распространился на Евразию (предположительно, пересекая Берингов мост) 2-3 миллиона лет назад. Последние доисторические североамериканские лошади вымерли между 13000 и 11000 лет назад, в конце плейстоцена, но к тому времени Equus распространился на Азию, Европу и Африку.

После того, как испанцы вновь завезли лошадей в Америку, коренные американцы вскоре использовали этих животных для транспортировки.Пионерам нравились эти лошади за фантастическую выносливость и скорость. Кроме того, более коренастые ноги делают их менее склонными к травмам, что делает их идеальными для длительных путешествий. С тех пор мустангов разводят с французскими или породистыми лошадьми.

Поскольку мустанги являются потомками сбежавших домашних лошадей, агентства по управлению дикой природой считают их «дикими», а не «дикими», хотя это определение вызывает споры среди защитников мустангов. Тарпан и Пржевальский - единственные две породы действительно диких лошадей, которые когда-либо были обнаружены.

Характеристики Мустанга

Мустанги - это порода лошадей среднего размера. У них от 14 до 15 рук. Руки - это общепринятый стандарт измерения для лошадей. Это составляет от 56 до 60 дюймов (от 140 до 150 сантиметров). Они весят около 800 фунтов (360 кг).

Мустанги имеют большое разнообразие цветов. Обычно это гнедой красновато-коричневый цвет или щавель каштанового цвета. Также они могут иметь самые разные цвета, пятна, пятна и полосы.

Два мустанга мужского пола соперничают за право разведения.(Изображение предоставлено: Steve_Spiegel, Shutterstock)

Потомство

Как и другие млекопитающие, мустанги рожают живыми. Их детенышей называют жеребятами. Кобылы вынашивают жеребенка в течение 11 месяцев беременности. Согласно American Mustang Handbook, у мустангов обычно рождаются жеребята в апреле, мае или начале июня. Это дает молодой лошади время вырасти до наступления холодов в году.

У мустангов нет естественных хищников. Без вмешательства человека их население может удваиваться каждые четыре года.Некоторые предложили противозачаточные средства, которые помогут снизить прирост популяции этих животных.

Диета

Распространено заблуждение, что лошади едят только сено или овес. Однако в основном дикие мустанги едят траву и кусты. Они могут поддерживать нормальный вес при очень небольшом количестве еды. Когда еда легкодоступна, взрослые мустанги съедают от 5 до 6 фунтов пищи каждый день.

Среда обитания

Мустанги живут на пастбищах на западе США. Бюро землеустройства управляет U.S. mustang популяция и позволяет лошадям беспрепятственно бегать на 34 миллионах акров государственных земель. По данным Американской организации по охране диких лошадей, с 1971 года правительство вывезло с частных земель около 271 000 мустангов. Большинство популяций мустангов обитают в западных штатах Монтана, Айдахо, Невада, Вайоминг, Юта, Орегон, Калифорния, Аризона, Северная Дакота и Нью-Мексико. Некоторые также живут на Атлантическом побережье и на таких островах, как Сейбл, Шеклфорд, Ассатиг и Камберленд.

Мустанги живут большими стадами. Стадо состоит из одного жеребца, примерно восьми самок и их молодняка, хотя, как известно, отдельные стада смешиваются, когда им угрожает опасность. Стадо возглавляют лошадь-самка, или кобыла, и жеребец старше 6 лет. В опасных ситуациях старшая кобыла уведет ее на слух в безопасное место, а жеребец останется и будет драться.

Стада проводят большую часть своего времени, пасясь на траве, хотя нередко можно увидеть, как они играют или прижимаются друг к другу, чтобы вздремнуть.Часто, когда кажется, что они дерутся, молодые мустанги на самом деле играют в игру, очень похожую на борьбу человеческих детей.

Классификация / таксономия

Согласно Интегрированной системе таксономической информации (ITIS), таксономия лошадей и, следовательно, мустангов:

Королевство : Animalia Тип : Chordata Класс : Mammalia Порядок : Perissodactyla Семейство : Equidae Род : Equus Виды : Caballus

Статус сохранения

В настоящее время мустанг не включен ни в один список исчезающих видов, хотя есть люди, ходатайствующие об изменении этого положения.Около 100 лет назад по территории Северной Америки бродили около 2 миллионов мустангов. По данным Humane Society, в настоящее время в дикой природе осталось менее 25 000 мустангов.

Прочие факты

В дикой природе мустанги могут жить до 40 лет. Пострадавшие или инвалиды лошади защищены стадом и могут прожить удивительно долгую жизнь по сравнению с другими видами животных, живущими в дикой природе.

На Диком Западе ковбои ловили, приручали и продавали мустангов. Этих ковбоев называли «бегунами мустангов».«В начале 20 века на мустангов также охотились ради мяса. Иногда их мясо использовалось в корм для домашних животных. Фото © Чад Хэнсон

By Chad Hanson, PhD

Часы, когда ум поглощен красотой, - единственные часы, когда мы действительно живем. - Ричард Джеффрис

В течение многих лет я слышал легенды о количестве диких лошадей в восточной половине Красной пустыни.Эти мифы привели меня в засушливый южный центральный регион Вайоминга. Я ехал по огромным, изогнутым петлям по грунтовым и гравийным дорогам, используя бинокль для просмотра горизонта. Небольшие группы лошадей появлялись на моем стандартном маршруте, но, несмотря на мои усилия, прошли годы, а стада, описанные должностными лицами Бюро землеустройства (BLM) и известными мне защитниками мустангов, не встречались. Я изучал карты и прислушивался к советам, которые мне давали люди, но мои поиски закончились без особого успеха. Я стал подозрительным.Я бы даже сказал, что превратился в скептика. Затем я купил экземпляр «Отслеживание и искусство наблюдения» Пола Резендеса и решил не просто кататься по кругу в бинокль.

Прошлой весной я погрузил рюкзак в машину, намереваясь спуститься по желобам, омывающим пустыню. С ботинками на заднем сиденье я отправился исследовать окрестности.

Фото © Чад Хэнсон

• • •

Я оставляю мостовую и цивилизацию в пятнадцати милях к северу от Роулинза.Я смотрю вдаль, как всегда, но на этот раз меняю подход. Обращаю внимание на грязь. Земля предлагает следы диких лошадей - старые следы копыт, выдутые ветром и обветренные. Я останавливаюсь, чтобы присмотреться. В книге «Отслеживание и искусство видеть » Резендес описывает, как процесс отслеживания открывает окно в жизнь животных. Хороший трекер читает знаки так же, как мы читаем книги. Фактически, до появления бумаги и чернил пейзажи и знаки животных были первым предметом, который наши предки пытались читать.

Похоже, что группа из трех лошадей провела несколько минут, идя по обочине дороги. Они блуждали, может быть, подталкивая друг друга. В конце розыгрыша они оставили гравий. Скорее всего, их уговорила зеленая трава, цветущая в тени, где собирается дождь. Я обнаруживаю ряд трав, которые, кажется, были съедены, но я начинаю терять следы копыт на листве.

В « Быть зверем » Чарльз Фостер предполагает: «Животные ведут постоянные разговоры с землей, из которой они пришли и откуда они существуют.«Он, конечно, прав, но это спокойный разговор. Сообщения остаются после того, как животные проходят через обстановку, но это не те сообщения, на интерпретацию которых мы обычно тратим время. Мы живем в городах и кварталах. На самом деле мы живем в наших головах, и в наших умах мы погружаемся в мир концепций и абстракций. Наш мир слов. Когда мы смотрим на участок неосвоенной земли, наш мозг говорит «лес», «пустыня» или «прерия». Часто на этом разговор заканчивается.Уоллес Стивенс однажды объяснил: «Мы живем в описаниях мест, а не в самих местах».

Мы делим мир на категории. Мы определяем каждую часть нашей среды обитания, и большую часть времени мы хорошо пользуемся этими определениями. Они помогают нам ориентироваться, но категории, которые мы создаем, также ограничивают нашу способность видеть нюансы или детали. Они ограничивают нашу способность видеть. Когда мы, например, называем участок прерии «пастбищем», нам трудно обращать внимание на тонкие особенности - текстуру ландшафта.Нам еще труднее представить себе жизнь или видение животных, которые перемещаются по месту.

Фото © Чад Хэнсон

Хороший следопыт мыслит как зверь. Однако здесь возникает вопрос. Как думают животные? В какой-то момент в процессе эволюции мы отступили в наш разум, но животные живут в своих телах. Мы очень много узнали, когда наш мозг превратился в слова, математику, науку и технологии. Но мы тоже кое-что потеряли. Хорошее отслеживание требует, чтобы вы приостановили повествование, разворачивающееся в вашем уме, и вернулись к необработанному входу, который мы получаем через органы чувств.Этот проект не уникален. Буддисты пренебрегали словами, успокаивали свой разум и делали все возможное, чтобы жить настоящим моментом на протяжении веков. Монахи-иезуиты поступают так же. Для монахов характерно давать обет молчания, по крайней мере, на часть своей жизни. Предполагается, что если вы откажетесь от слов, то можно будет общаться с творением на ее собственном языке.

Тихий.

Я изо всех сил пытаюсь представить, что же видели в этом овраге лошади, за которыми я выслеживаю.Я пытаюсь представить, как они себя чувствовали. Я пытаюсь предсказать, где они могли быть нарисованы, но количество укушенных лошадьми травинок начинает иссякать, и в конце концов я теряю направление ленты в клубке шалфея.

Вернувшись к машине, я снова начинаю спускаться по грунтовой дороге. Я нахожу больше отпечатков копыт, но ветер и дождь усложнили чтение знаков. Еще я вижу на дороге конский навоз, но легко сказать, что он там уже месяц. Однако навоз обнадеживает.Защитник мустангов из Колорадо Джинджер Кэтренс придумала фразу, которую мы с женой Линн любим повторять, когда ищем диких лошадей: «Где корма - там есть надежда».

Далее слабая и редко используемая тропа для джипов пересекает дорогу, по которой я езжу, и на слиянии двух троп я обнаруживаю нечто, похожее на мать всех навозных куч. Три фута в высоту и четыре фута в ширину - это то, что можно назвать мета-кучей. Дикие лошади используют их как средство общения с другими - друзьями и врагами.Они строят вехи и отправляют сообщения, оставляя навоз в значимых местах. Эта куча существует уже много лет. Судя по размеру, десяток мустангов внесли свой вклад.

Фото © Чад Хансон

Мы живем в мире слов, а лошади живут в мире ароматов. Проходящие мимо этого маркера дикие жеребцы опускают носы в кучу. Они анализируют образцы. По запаху мета-кучи лошадь может определить, кто оставил образцы. Они также могут сказать, сколько времени прошло с тех пор, как их друзья и конкуренты были здесь.Другими словами, лошади чуют время.

Когда встречаются два мустанга, они держатся вместе. Это дает каждому животному возможность вдохнуть воздух в нос другому. Дыхание нового знакомого записывается в память. Лошади узнают и запоминают друг друга по запаху воздуха, который покидает их тела. Они воспринимают друг друга и свою среду обитания иначе, чем мы. Например, когда людям снятся сны, мы склонны видеть сны в историях, составленных из картинок и повествований.К чему снятся лошади? Я подозреваю, что когда лошади засыпают, их уносит вихрь ароматов.

Можно предположить, что их мысли и воспоминания отличаются от наших, но у нас есть некоторые общие черты. Например, мустанги ценят свободу и любят свои семьи. В эпоху, когда дикие лошади Запада исчислялись миллионами, мексиканские кабальеро были наняты, чтобы выставить их на продажу на юго-западе. Тогда, как и сейчас, забрать мустангов из их домов и семей было непросто.Лошади травмировались в драке. В процессе заключения под стражу некоторые скончались в результате перелома ноги или шеи. Однако в некоторых случаях люди, нанятые для ловли мустангов, описывали жеребцов, умирающих не от физических травм, а от разбитых сердец. Старые мексиканские ковбои называли его sentimiento . Жеребцы обезумели, потому что скучали по кобылам. Что же тогда их убило? Тоска по запаху любовника? Мысль о будущем, в котором они больше не смогут дышать на одном дыхании?

• • •

Я предполагаю, что мета-куча, расположенная на слиянии двух грунтовых дорог, служит знаком.Это сообщение: «Мы пришли сюда». Бесчисленное количество отпечатков покрывают дорожку для джипа, ведущую к северу от дороги, по которой я езжу, поэтому я поворачиваю машину на двухколейную тропу. Спустя милю медленного катания по тропе я вижу причину мета-груды и преобладания отпечатков конских копыт - пружину.

BLM позволяет агробизнесу содержать поилки для воды на солнечных батареях в ключевых местах Красной пустыни. В большинстве случаев насос удерживает струйку воды, льющуюся в сосуд, часто в шину трактора, большую часть года.Домашний скот является причиной того, что вода течет в засушливой местности, но лошади, антилопы и стада пустынных лосей также принимают пищу.

Фото © Чад Хансон

Этот водопой не исключение. Источник окружает коровий навоз, а также множество знаков животных, запеченных в почве. Между отпечатками копыт крупного рогатого скота я вижу свидетельства того, что лошади ушли дальше на север после питья. Двухколейный путь, по которому я ехал, продолжается в том же направлении, но качество дороги меняется.Полынь выросла на бугорке между гусеницами. Дорога также, кажется, размыта в конце розыгрыша. Мой Subaru Outback - отличный автомобиль, но есть определенные ограничения. Это универсал, а не грузовик-монстр.

С рюкзаком, полным еды, воды и дополнительной одежды, я отправляюсь в путь. Отпечатки копыт ведут вниз в овраг, где видны прерывистые потоки. Когда я добираюсь до вершины второго подъема, местность открывается в широкую чашевидную долину, окруженную холмами с дикими лошадьми - больше, чем я когда-либо видел в одном месте.

У меня нет времени на подсчет, но похоже, что в поле зрения более сотни мустангов. Десяток стай от шести до десяти лошадей пасут корм в бассейне. За три года до этого я ездил кругами по этой местности. В основном я придерживался официальной карты BLM и «живописной конной экскурсии». Я никогда не видел больше горстки животных. За это время я расспрашивал правительство и даже других любителей лошадей о наличии большого количества мустангов в восточной половине Красной пустыни.Как оказалось, лошадей нашли

место, где они могли жить в мире, окруженное дорогами, но никогда не замеченное никем, проходящим через него.

Когда я смотрю на лошадей с хребта, меня охватывает знакомое чувство. Для большинства людей дикие существа привлекают внимание. Когда мы видим животное, вид часто вызывает эмоции, но чувства различаются в зависимости от вида. Например, ошибки вызывают у нас любопытство. Каково быть таким маленьким? Вид волка почти всегда вызывает чувство уважения, а иногда и страха.Зубры производят впечатление величавого вида. Они успокаивают людей, пока не заряжаются. Рыбы кажутся загадкой, потому что они живут в загадочной стихии.

Фото © Чад Хансон

Когда дело доходит до диких лошадей, я думаю, что больше всего нас поражает красота. Но лошади обладают не только красивостью. Конечно, появление мустанга в пейзаже Запада может быть красивым. Но это еще не все. Зрелище диких лошадей в окружении неровных ландшафтов может вызвать такое сильное чувство благоговения, что оно немного нервирует.

Я приседаю на вершине гребня. Ни одна из лошадей меня еще не заметила, но мне нужно сообщить о своем присутствии. Бесполезно пытаться подкрасться верхом на лошадях. Если они обнаруживают, что вы крадетесь, они предполагают, что вы питаетесь дурными мотивами. Когда я встаю, две полосы обращают внимание на мой силуэт. Я выгляжу неуместно на местности без деревьев. Хуже того, я похож на хищника. Мои два глаза расположены вместе, прямо перед моим лицом, как у кошки. Наши тела эволюционировали, чтобы помочь нам сосредоточиться на добыче перед нами во время погони.

Группы мустангов различаются по тому, что мы называем «дальностью полета». То есть расстояние, на которое они позволяют угрозе приблизиться, прежде чем они сбегут. Некоторые банды диких лошадей убегают, когда видят повозку на расстоянии полумили. Другие будут держать сотню ярдов между собой и кем-либо или чем-либо, чего они не знают, но лошади, которые регулярно видят людей без происшествий, иногда позволяют вам находиться в пределах сорока или даже тридцати футов пространства - чуть дальше, чем горный лев может прыгнуть. .

В дикой природе мустанги зависят от своих семей, в особенности от мудрости кобыл, чтобы найти пищу и воду и избежать опасности. Когда я начинаю спускаться к дну бассейна, сразу уходят две полосы. Один прогуливается по гребню холма, ведомый их матриархом. Другой быстро перебегает на другую сторону долины.

Мы устранили большую часть угроз травоядным животным в прериях и пустынях Запада. Мы истребили волков и загнали гризли в горы, чтобы сельхозпредприятия не пострадали от хищников, но дикие лошади по-прежнему убегают от давно исчезнувших призраков хищников.

• • •

Когда я впервые увидел группу мустангов, я схватился за фотоаппарат. Как вид, люди приспособлены к эстетике. Когда мы видим что-то, что радует глаз, первое, что мы делаем, это смотрим. Как только мы составили мысленный архив того, что нам нравится, мы можем вспоминать его снова и снова. Красота требует воспроизведения.

Когда мы молоды, учителя и родители дарят нам принадлежности для рисования. Нас учат смотреть на вещи, которые нам нравятся, и воспроизводить их на бумаге.Позже, в подростковом возрасте, наша культура пытается убедить нас, что мы «не творческие», поэтому мы отказываемся от своих альбомов для рисования. Но есть несколько случаев, когда технологии неуместны в нашем обществе, поэтому мы носим с собой походные камеры (https://www.globosurfer.com/best-hiking-and-backpacking-cameras/) - сейчас больше, чем когда-либо.

Фото © Chad Hanson

Я медленно спускаюсь с холма, направляясь к группе лошадей, которая стоит ближе всего ко мне. Это семья из четырех мустангов: жеребца, двух кобыл и годовалого детеныша.Все смотрят на меня. Мое присутствие дает им повод перестать есть, но они недостаточно беспокоятся, чтобы уйти. Когда я подхожу, жеребец движется впереди группы, чтобы служить охранником, и это мой сигнал. Я останавливаюсь на месте и, пока остаюсь, опускаюсь на колени и фокусирую линзу.

Когда лошади-самцы становятся жеребцами, они претерпевают трансформацию. Их тела выделяют тестостерон, чтобы соответствовать их обязанностям. Грудь и задняя часть жеребцов отягощаются мускулами, их лица приобретают точеный вид, а челюсти становятся выступающими.Я делаю легкое движение влево, а затем вправо. Я пытаюсь запечатлеть семью на одном снимке, но жеребец не позволяет мне сфотографировать всю свою группу. Он держится между мной и ними, поэтому я решаю просто сесть. Это прекрасный день. У меня три литра воды и много еды. Я могу позволить себе подождать.

Через десять минут лошади расслабляются. Они возвращаются к еде. Я присоединяюсь к ним, откусывая батончик мюсли. В конце концов жеребец уносится в сторону, прочь от кобыл, но все они сосредоточены на траве перед ними.Через двадцать минут годовалый ребенок смотрит вверх и подходит к отцу. Когда она подходит к нему, он поднимает голову. Кивнув, он потирает щеку о ее щеку, чтобы дать ей понять, что все в порядке, даже несмотря на то, что человек, спрятанный в траве, хрустит батончиком мюсли. Щелкните . Щелкните . У меня щелкает ставень.

• • •

Лошади слышат мотоцикл раньше меня. Слабый. Жеребец, за которым я наблюдаю, поворачивает уши к западу, а ведущая кобыла в отряде направляется к противоположной стороне бассейна.Жеребец понимает ее реплику. Другие группы в долине наблюдают за их движением, и это начинает их беспокоить. К этому моменту я слышу далекий гул мотоцикла, и все лошади тоже его слышат. Некоторые группы начинают действовать раньше, чем другие, но после трех минут суматохи я оказываюсь один в бассейне.

Я собираю свои вещи и, идя обратно, замечаю высокую точку на противоположной стороне долины, которая, похоже, может открывать мне вид на запад.Уже поздно, но еще не поздно.

Фото © Чад Хансон

Поднимаясь наверх, я нахожу следы присутствия лошадей: следы копыт и частично съеденные пучки травы. Я иду по следам наверх, где мои подозрения подтверждаются. Высокая точка холма предлагает отличную точку зрения. Солнце наполняет долину внизу полуденным светом. Я не вижу лошадей с того места, где стою, но тропы ведут вниз на запад. Я слежу за ними, насколько могу глазами, и кажется, что они ведут к группе скальных образований, в трети пути вниз по гребню, на террасе с видом.

Я иду по следам к месту, где валуны размером с минивэн торчат сквозь шалфей и кактус. На протяжении пятидесяти ярдов, по крайней мере, в некоторой степени по кругу, каждые десять футов или около того валун возвышается, как столб. Такое ощущение, что я смотрю на вершину старой крепости, захороненной много веков назад под морем почвы.

Среди камней я нахожу следы конского волоса, прилипшие к камню на уровне плеч - место, где мустанг потер зудящую шею. Отпечатки копыт кружатся на земле, когда группы лошадей когда-то устраивались для ухода за мухами или для того, чтобы прихлопывать мух хвостами.Резкие изменения направления отпечатков знаменуют собой стычку. Я также нахожу место между камнями, где лошади катались по мягкому песку. Все признаки указывают на то, что дикие лошади находят смысл в этих каменных валах.

Мне кажется, что я стою посреди места, напоминающего остров Пасхи или Стоунхендж, похожий на дикую лошадь. А может, это церковь. В любом случае - местонахождение вещества. Это место, которое мустанги хранят в своих воспоминаниях, место, куда они возвращаются, место, где они катятся, дерутся, спариваются, чешут шеи и ухаживают друг за другом.Лошади не рисуют картины. Они не такие наглядные, как мы. Они живут в мире ароматов. Когда они хотят отметить какое-либо место как важное, они оставляют кучи навоза. В стопках есть сообщение: «Мы были здесь».

• • •

Я сижу у подножия скалы и жду. С сайта я могу любоваться Красной пустыней. Растущие тени раннего вечера раскрывают текстуры ландшафта, которые в середине дня могут выглядеть огромными и угрожающими. Эдвард Эбби однажды написал о наших засушливых регионах: «Пустыня лежит там, как голый скелет бытия… приглашая не любовь, а созерцание.”

Аббатство было прав насчет пустынь и созерцания. Однако нужно быть осторожным. По моему опыту, в засушливых частях нашего мира мы идем по тонкой грани между мечтой об одиночестве и чем-то, что может стать зловещим. Как и сами дикие лошади, места, где они живут, не просто красивы, они величественны, а возвышенность имеет острую грань. Пустыни красивы, но это нечто большее. Они дурные предчувствия. Имея небольшое количество воды, они защищают привилегированные формы жизни, но они также окружают вас географией жажды, непрестанным напоминанием о вашей собственной смертности.

Фото © Чад Хэнсон

• • •

Это полностью сформировавшаяся и полностью недоеденная гроздь голубой травы грама, которая вытаскивает меня из моих размышлений. Я пытаюсь решить, синий он или зеленый, и решаю, что это и то, и другое. Прямо здесь, посреди Красной пустыни, этот колючий пучок сине-зеленого цвета. Это необычное растение заставляет меня вспомнить отрывок из работы естествоиспытателя пустыни Джозефа Вуда Крачча:

«Из всех зеленых насаждений, составляющих то, что Гете называл« живой одеждой Бога », трава - самая скромная, почти вездесущая и самая глупая, принимаемая как должное ... чудо, столь обычное, что мы больше не считаем ее чудесно.”

Вечернее солнце бросает ясный свет на травинки передо мной, поэтому я приседаю и создаю изображение, а затем другое. Сцена кажется мне живописной. Не только растение обязательно, но и момент.

У времени есть эстетика. Случай, в котором я нахожусь, похож на те случаи, когда вы обнаруживаете, что смотрите на пучок срезанных цветов или из окна кухни во время последнего снегопада в апреле - там, но в некотором смысле уже прошло. Я продолжаю идти по следам копыт на обратном пути к машине: следы лошадей, все еще очаровательные, даже после того, как они отправились за чем-то другим.


Чад Хэнсон - председатель факультета социальных и культурных исследований в Casper College, а также президент Wyoming Mustang Institute. Когда он не преподает и не пишет, он бродит по прериям, делая фотографии. Для получения дополнительной информации о диких лошадях Вайоминга посетите: wyomustangs.org. Или следите за Чадом и его женой Линн в Instagram: @ wildhorses.wildplaces.

Первый конкурс творческого письма «Конные голоса» с бай-ином $ 2500 посвящен рассказам, написанным любителями лошадей со всего мира и для них.Нас завалили удивительными рассказами о триумфе, поражении и глубоком эмоциональном переживании, связанном с удивительной лошадью. Чтобы узнать больше о конкурсе 2020, посетите theplaidhorse.com/write.

Нация диких лошадей - Возвращение к свободе

Дикая лошадь ( Equus ferus ) - это вид из рода Equus , который включает в качестве подвидов современную одомашненную лошадь ( Equus ferus caballus ), а также неприрученный тарпан ( Equus ferus ferus ), ныне вымерший, и находящаяся под угрозой исчезновения лошадь Пржевальского ( Equus ferus przewalskii ; на фото справа).Лошадь Пржевальского была спасена от грани исчезновения и успешно возвращена в дикую природу. Тарпан вымер в 19 веке, хотя он был возможным предком домашней лошади и бродил по степям Евразии во время приручения.

Однако, другие подвиды Equus ferus , возможно, существовали и могли быть потомством домашних лошадей. После исчезновения тарпана были предприняты попытки реконструировать его фенотип, в результате чего были созданы такие породы лошадей, как лошадь Коник и Хек, но генетический состав и основная кровь этих пород в значительной степени произошли от домашних лошадей, поэтому эти породы обладают домашними животными. черты.

Мустанг - это свободно гуляющая лошадь американского запада, которая впервые произошла от лошадей, привезенных в Америку испанцами. Изначально мустанги были колониальными испанскими лошадьми, но многие другие породы и типы лошадей внесли свой вклад в современный мустанг, что привело к различным фенотипам. В 21 веке стада мустангов различаются по степени, в которой их можно отнести к оригинальным иберийским лошадям. Некоторые из них содержат большую генетическую смесь ранчо и более поздних выпусков пород, в то время как другие относительно не отличаются от первоначального иберийского поголовья, наиболее сильно представленного в наиболее изолированных популяциях.

В 1971 году Конгресс США признал, что «дикие свободно гуляющие лошади и ослики являются живыми символами исторического и новаторского духа Запада, которые продолжают вносить вклад в разнообразие форм жизни в стране и обогащают жизнь американцев. люди." Популяция мустангов в свободном роуминге находится в ведении Бюро землепользования (BLM), Службы рыболовства и дикой природы США и Службы национальных парков США.

Разногласия связаны с разделением земли и ресурсов мустангами на свободном выгуле с домашним скотом животноводческой отрасли, а также с методами, с помощью которых федеральное правительство управляет численностью диких популяций.Политика сбора избыточного населения и предложения этих лошадей для усыновления частным владельцам оказалась недостаточной для решения вопросов контроля численности, и многие лошади сейчас живут во временных зонах содержания, содержатся в неволе, но не принимаются в постоянные дома.

Защитники мустангов также выражают опасения, что животных могут продавать на конину. Дополнительные дебаты сосредоточены на вопросе, являются ли мустанги - и лошади в целом - местным видом или интродуцированным инвазивным видом.Здесь, на страницах журнала Wild Horse Nation, мы представим подробный и хорошо задокументированный случай диких лошадей Америки, но мы также прославим других лошадей мира.

* Весь текст на этой странице предоставлен Википедией, бесплатной онлайн-энциклопедией.

Дикие лошади: стада и гаремы

Мустанги и земля

СТАДЫ И ЗАЙЦЫ

Как и все дикие лошади, мустанги Прайор - стадные животные, живущие за пределами земли в гаремах, где доминируют самые сильные жеребцы.

Согласно организации Save the American Wild Horse , доминирующий жеребец, обычно в возрасте 6 лет или старше, будет находиться в компании одной или группы кобыл 24 часа в сутки, 365 дней в году. Он дает потомство, и эти жеребята живут со своей группой не менее одного года, обычно двух. Часто в стае есть доминирующая кобыла, которая будет вести семейную группу на пастбище. Она также приведет семью к колодцу с водой и к минеральной воде, где они копают соль, пищевую добавку.Она проведет их в укрытые от ветра места, когда воют зимние бури. Когда вы видите группу диких лошадей, движущихся по ландшафту, обычно жеребец будет сзади. Его основная задача - защитить группу от нападения другого жеребца.

Иногда двух- или трехлетний ребенок все еще находится в их группе, но обычно жеребец будет отговаривать молодого самца, достигшего совершеннолетия, от общения с группой. Молодую самку может прогнать ее мать, или она может просто захотеть уйти, когда у нее начнется течка.Молодую самку может выбрать или выбрать другой жеребец, который будет размножаться с ней и неусыпно охранять ее от соперников. Побуждая потомство покинуть отряд, дикие лошади избегают инбридинга. Интересно отметить, что большинство диких лошадей генетически более разнообразны, чем любые из наших домашних пород лошадей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *