Перейти к содержимому

Говорящие шимпанзе: Горилла заговорила? Чем кончились попытки научить обезьян человеческой речи | Наука | Общество

Содержание

Горилла заговорила? Чем кончились попытки научить обезьян человеческой речи | Наука | Общество

Исследования психологов показывают: язык – не только важнейший инструмент человеческого интеллекта, но и обязательное условие его формирования. «АиФ» рассказывает о том, как учёные пытались сделать приматов хоть чуточку похожими на себя.

«Холод-ящик» и «вода-птица»

Попытки научить обезьян разговаривать люди предпринимали давно. И все они заканчивались неудачей. Лишь в 1916 г. британец Уильям Фернесс смог добиться от орангутана того, что тот начал произносить слова «папа» и «чашка». Фернесс отметил, что обезьяны, издавая звуки, не пользуются языком и губами. А это значительно усложняло процесс обучения.

В середине XX в. психологи Кит и Кэтрин Хейс решили сравнить способности к решению логических задач у шимпанзе по кличке Вики и нескольких человеческих детей. Вики показала, что по уровню интеллектуального развития вполне способна конкурировать с маленькими Homo sapiens.

Кроме того, обезьяна хоть и с трудом, но научилась произносить четыре слова.

Спустя 10 лет другая пара психологов – Аллен и Беатрис Гарднеры – просматривали фильм, снятый про Вики. Они заметили, что каждое слово, которое пытается произнести животное, сопровождается выразительным жестом, – некоторые из этих слов даже можно было понять, выключив звук. Гарднеры пришли к выводу, что изучать лингвистические способности обезьян лучше с помощью жестов. Они приобрели самку шимпанзе по кличке У­ошо, чтобы научить её говорить на американском жестовом языке амслен (его используют глухие в США и Канаде). Причём обезьяна жила и росла в окружении людей – её обучение было частью повседневной жизни, как происходит и в человеческих семьях.

Уошо показывали какой-либо предмет или действие, после чего складывали её пальцы в соответствующий жест, чем закрепляли в сознании ассоциативную связь. В процессе обучения она начала комбинировать жесты. А ещё узнавала изображение на картинке, будто это сам предмет.

За три года Уошо смогла выучить 85 слов, а через пять лет знала 160.

Забавно, но некоторым предметам шимпанзе давала имена, которые сама же придумывала. Они, как правило, состояли из двух частей. Например, холодильник она называла «холод-ящик», туалет – «грязный-хороший», лебедя – «вода-птица», арбуз – «пить-конфета». А однажды употребила слово «грязный» в ругательном смысле, хотя исследователи её этому не учили. Так Гарднеры поняли, что человекообразные обезьяны способны мыслить абстрактно, т. е. владеют метафорами и могут называть слова в переносном смысле.

Обезьяна Рикки и ее дрессировщик Степан Исаакян играют в шахматы. 1965 Фото: РИА Новости/ Мирослав Муразов

«Оттуда не возвращаются»

В начале 1970-х учёные обучили жестовому языку уже с десяток шимпанзе. И не только их. Выяснилось, что символическим мышлением обладают бонобо и гориллы: они также применяют выученные жесты в новых ситуациях. Был случай, когда самка бонобо, овладевшая языком жестов, сама, без помощи человека, смогла обучить своего детёныша некоторым знакам.

Ряд учёных убеждены, что именно бонобо является самым интеллектуальным видом приматов после человека.

Однако не обошлось без критики исследований. Главный аргумент: обезьяны повторяют жесты, которые только что видели в исполнении человека. Поэтому об обучении в данном случае говорить не приходится – это всего лишь подражание. Вот что пишет в своей книге «Когда горилла заговорила» научный журналист Борис Жуков:

«Первые публикации Гарднеров вызвали сенсацию – и, конечно же, волну сомнений и критики. Оспорены были буквально все их результаты, начиная от самого факта активного использования обезь­яной такого обширного набора знаков. Но главный удар пришёлся по интерпретации. «Смысл увиденного понят человеком, а он приписывает эту способность обезьяне», – писал психолог Герберт Террейс, комментируя «составные» высказывания Уошо».

Почти в одно время с Гард­нерами изучать способности обезьян взялся другой исследователь – Дэвид Премак. Он работал с шимпанзе Сарой, предложив ей разработанный им язык условных символов – абстрактных фигур, каждая из которых обозначала какой-то предмет, действие и т. д. Сара могла сама доставать нужные знаки из набора и вешать их на магнитную доску. Метод Дэвида Премака имел очевидное преимущество. Напомним, критики исследований утверждали, что обезьяны складывают пальцы «как попало», а учёные видят в этом тот жест, которого они ждут. Язык Премака исключал такой подход: отвечая экспериментаторам, шимпанзе могла выставить только стандартный знак, а не какой-то невнятный. Наблюдая за Сарой, исследователь понял: она пользуется условными символами вполне осмысленно.

В 1980-е гг. подход Премака был усовершенствован. Молодой бонобо Канзи смог выучить 600 слов. Примечательно, что его мать Матата так и не освоила человеческий язык. И Канзи вместе с сест­рой «работал» для неё переводчиком.

Репродукция с фотографии. Русский и советский зоопсихолог Надежда Ладыгина - Котс со своим питомцем шимпанзе Иони (1914 г. ). Постоянная экспозиция Государственного Дарвиновского музея. Фото: РИА Новости/ Сергей Пятаков

Наверное, не стоит преувеличивать способности обезьян. Замечено, что основное развитие их интеллекта и речи происходит в первые годы жизни. И чаще всего в этом навыке они доходят до уровня двух-, трёхлетнего ребёнка, не более того. К сожалению, ни один вид млекопитающих не может освоить произношение звуков – для этого необходимы тонкие движения губ и языка, а также контроль дыхания.

Тем не менее выводы, сделанные учёными, дают возможность предположить: в мозгу приматов есть достаточно развитые зоны, и стоит только удивляться, почему же они не привели к появлению у обезьян речевых навыков.

Кстати, одна шимпанзе, которую исследовали учёные, высказалась об умершем котёнке: «Он ушёл туда, откуда не возвращаются». Может, они знают что-то, чего не знаем мы?

Действительно ли знаменитая горилла Коко владела языком жестов?

Автор фото, THE GORILLA FOUNDATION HANDOUT

На этой неделе в Калифорнии в возрасте 46 лет умерла знаменитая горилла Коко, которая, как утверждали многие, знала более тысячи жестов американского языка глухонемых. Но достаточно ли этого для того, чтобы сказать, что Коко освоила этот язык?

После смерти Коко многие СМИ, включая Би-би-си, писали, что горилла овладела языком жестов, однако, как указывают многие специалисты, подобные утверждения являются серьезным преувеличением.

Действительно, когда Коко исполнился год, зоопсихолог Франсин Паттерсон начала обучать её упрощенной версии американского языка жестов (ASL или амслен). По словам исследовательницы, Коко научилась пользоваться жестами для выражения мыслей и чувств.

Паттерсон и другие специалисты утверждали, что горилла понимает около двух тысяч английских слов.

Однако нашлось немало лингвистов, поставивших под серьезное сомнение методы, которыми пользовалась Паттерсон.

Набор жестов или язык?

Они задались вопросом - насколько Коко была способна к самостоятельному общению и не было ли это умение проекцией нашего желания установить с ней связь.

Доктор Адам Шембри из Университета Бирмингема указывает, что появившиеся сразу после смерти характеристики Коко как "гориллы, которая овладела языком жестов" следует воспринимать с осторожностью.

Автор фото, Getty Images

По его словам, нельзя сказать, что Коко выучила язык, она просто запомнила ряд модифицированных жестов, что не равноценно полноценному владению амсленом.

"Я бы сказал, что Коко использовала набор выученных жестов, чтобы эффективно общаться со своими опекунами о повседневной жизни. Многие жесты были основаны на языке амслен. Но нет - Коко определенно не освоила жестовый язык", - соглашается лингвист Маркус Перельман, который изучал Коко.

Джерардо Ортега, который преподает этот язык, также считает, что Коко никогда им не владела: "В лучшем случая она умела применять в конкретных обстоятельствах некоторые жесты, и то только после того как ее тренер стимулировал ее к этому".

На уровне человека

"Первые серьезные попытки обучения приматов языку жестов начались в 1960-х годах, на основании упрощенных вариантов американского жестового языка. Оказалось, что обезьяны действительно способны запоминать некоторые жесты. Но было бы ошибкой утверждать, что Коко или любая иная обезьяна была способна пользоваться этим языком на уровне человека" - объясняет профессор Грэм Тернер из Университета Хериот-Уатт.

Он подчеркивает, что общение на амслене или любом ином языке жестов требует овладения чрезвычайно сложной системой передачи информации.

"Эта система должна также позволять создание новых последовательностей и паттернов, образованных в рамках системы для любого контекста, который может потребоваться. Если к жестовым языкам подходить именно так, то становится понятным, что обезьяны никогда не могли овладеть его грамматикой на уровне человека", - говорит эксперт.

"Хотя обезьяны способны использовать два или три жеста последовательно, тщательный анализ видеозаписей показывает, что, как правило, их учителя сознательно или подсознательно подсказывают им, а затем произвольно толкуют их реакцию как связанные предложения", - поясняет профессор Тернер.

Но независимо от того, владела ли Коко языком глухонемых, освоенный ею набор жестов действительно был необыкновенно большим для гориллы, а ее способность к коммуникации не только с человеком, но и другими животными, особенно с кошками, поражала наблюдателей.

как ученые научили обезьян говорить и что это значит для науки — T&P

Практически все используемые человеком знаковые системы так или иначе восходят к языку и представляют собой его производные. Исследования психологов показывают, что язык — не только важнейший инструмент человеческого интеллекта, но и обязательное условие его формирования. В издательстве Corpus выходит книга Бориса Жукова «Введение в поведение», посвященный многолетним попыткам человека понять других живых существ. В рамках спецпроекта с премией «Просветитель» T&P публикуют главу «Когда горилла заговорила» о том, как обезьяны овладевают языком с активным словарным запасом в 600 слов.

Дети, родившиеся с нормально сформированным мозгом, но не овладевшие языком («маугли» или больные тяжелыми формами детского аутизма), обречены на глубокую умственную отсталость. Как возник этот удивительный феномен — неизвестно, но если предполагать, что он сформировался естественным путем, то есть в ходе эволюции, то, может быть, самые близкие к человеку виды способны хотя бы до какой-то степени овладеть им? Руководствуясь этой простой мыслью, ученые еще в 1920-е годы попытались обучить человекообразных обезьян речи — как с помощью обычных методов дрессировки, так и путем воспитания в человеческой семье (как, в частности, Надежда Ладыгина-Котс). Результаты этих многочисленных, продолжавшихся десятилетиями проектов были двусмысленными: обезьяны прекрасно понимали то, что говорили их воспитатели, но их собственная речь даже в самых успешных проектах не шла дальше считанных слов.

Книга "Введение в поведение", выходит в рамках новой серии Primus, созданной «Книжными проектами Дмитрия Зимина» и Фондом «Эволюция». Это межиздательский проект с дебютными просветительскими книгами ученых и научных журналистов, в котором уже приняли участие издательства Corpus и «Альпина нон-фикшн».

Как-то в начале 1960-х американские зоопсихологи Аллен и Беатрис Гарднеры смотрели научный фильм об одной из так и не заговоривших обезьян — шимпанзе Вики, воспитанной психологами Китом и Кэтрин Хейс. Вики выучила всего четыре слова и произносила их всякий раз с немалым трудом. Но Гарднеры заметили, что каждая такая попытка сопровождалась выразительными движениями рук обезьяны, позволявшими понять ее, даже если фильм шел без звука. И у них возникла мысль: а что, если попытаться научить шимпанзе такому человеческому языку, который не требует непосильной для них координации движений губ и языка, — жестовому языку глухонемых? Аллен предлагал провести этот эксперимент в строго контролируемых условиях лаборатории, но Беатрис настояла на том, чтобы «объект» жил и рос в окружении людей, а обучение языку было такой же органичной частью повседневной жизни, как в обычных человеческих семьях.

Беатрис Гарднер и Уошо

В 1966 году Гарднеры и их сотрудник Роджер Футс начали работать с Уошо — годовалой самкой шимпанзе, обучая ее языку, известному как ASL (American Sign Language), или амслен.

К концу третьего года обучения Уошо могла изобразить 85 слов и охотно ими пользовалась. (Позднее активный словарный запас Уошо продолжал расширяться и в итоге превышал 200 слов.) Это не удивило ее воспитателей: начиная эксперимент, они ожидали, что шимпанзе выучит много знаков амслена, будет их вполне правильно применять и, может быть, даже строить из них простые фразы, но вот вопросы, отрицание или разница между фразами, отличающимися порядком слов, окажутся для нее непреодолимым барьером. Однако юная шимпанзе перемахнула этот барьер, даже не заметив, что тут была какая-то трудность. Мало того: при встрече с новыми предметами Уошо сама начала давать им двусловные имена, построенные так, как это часто делается в английском языке и еще чаще — в языках типа пиджин-инглиша. Холодильник она назвала «холод-ящик», лебедя на пруду — «вода-птица», арбуз — «пить-конфета», редиску — «еда-ай-больно». А будучи запертой в клетку и чрезвычайно этим недовольной, просигналила служителю: «Грязный Джек, дай пить!» До этого случая ее собеседники использовали слово «грязный» только в буквальном значении, но обезьяна уловила, что это слово всегда употребляется с неодобрением, — и тут же превратила его в ругательство.

Общение с «говорящими» обезьянами показывает, что они вполне способны думать о том, чего в данный момент нет

Первые публикации Гарднеров и Футса вызвали сенсацию — и, конечно же, волну сомнений и критики. Оспорены были буквально все их результаты, начиная от самого факта активного использования обезьяной такого обширного набора знаков. Но главный удар пришелся по интерпретации. «Смысл увиденного понят человеком, а он приписывает эту способность обезьяне», — писал психолог Герберт Террейс, комментируя «составные» высказывания Уошо. Террейс и сам взял на воспитание детеныша шимпанзе, чтобы в строгом эксперименте отделить реальные коммуникативные возможности обезьяны от восторженных интерпретаций. Исходная позиция Террейса выразилась в кличке его питомца — Ним Чимпски, явно отсылающей к имени Ноама Чомски, к этому времени уже ставшего одним из самых известных и авторитетных лингвистов в мире. Чомски не скрывал своего резко критического отношения к работе Гарднеров: битва со Скиннером только укрепила его в убеждении, что язык присущ и доступен лишь человеку, а все попытки увидеть какой-то «язык» в поведении животных — чушь, основанная на предвзятости и двусмысленностях.

Следуя этой линии, Террейс предполагал, что успехи Уошо — результат интенсивной дрессировки, если же обезьяну не натаскивать, она никогда не овладеет языком. По условиям его эксперимента люди должны были «называть» предметы и действия жестами, но никак не побуждать обезьяну их повторять. Однако Ним Чимпски опроверг Ноама Чомски: он не только сам выучил ряд знаков путем подражания, но с какого-то момента начал спрашивать воспитателя: «А это как называется?» Окончательные выводы Террейса остались гораздо более осторожными, чем у Гарднеров, но все же он признал, что вынужден был пересмотреть свои первоначальные взгляды. (Впрочем, сам Чомски по-прежнему считает «говорящих» обезьян научным мифом.)

Разумеется, новые возможности использовал не только Террейс и вообще не только скептики. Почти одновременно с Гарднерами другой исследователь, Дэвид Премак, начал работу с шимпанзе Сарой. Он предложил ей разработанный им самим язык условных символов — абстрактных фигур, каждая из которых обозначала какой-то предмет, действие и т. д. (При этом фигуры не имели ни малейшего внешнего сходства с тем, что они обозначали.) Сара могла «высказываться», извлекая нужные знаки из набора и вешая их на магнитную доску. По сравнению с проектом Гарднеров проект Премака имел как преимущества, так и недостатки. В его рамках невозможно было выяснить, способны ли обезьяны сами придумать не только названия-комбинации из уже известных им знаков, но и новые знаки (амслен дает им такую возможность, и Уошо воспользовалась ею по крайней мере дважды в жизни, придумав жесты для понятий «прятки» и «нагрудник»). Кроме того, на жестовом языке можно поговорить где угодно, а на языках, подобных созданному Премаком, — только там, где есть специальная установка и набор символов. Зато работа Премака «с порога» отметала одно серьезное возражение. Дело в том, что шимпанзе выполняют жесты (как и вообще все, что они делают) довольно небрежно по человеческим меркам, и скептики утверждали, что Уошо складывает пальцы «как попало», а человек видит в этом тот жест, которого он ждет. Язык Премака исключал такую интерпретацию: отвечая экспериментатору, Сара могла выставить только тот или иной стандартный знак, а не какой-то «невнятный» или «промежуточный». То, как она это делала, не оставляло сомнений: она пользуется условными символами вполне осмысленно.

Подход Премака был развит и усовершенствован в 1980-е годы сотрудниками Йерксовского национального приматологического центра. Разработанный ими условный язык-посредник йеркиш включал многие сотни хорошо различимых абстрактных значков — уже не вырезанных из пластика, а нанесенных на клавиши специально сконструированной огромной клавиатуры и проецируемых на большой экран. Еще одно отличие работ в Йерксовском центре состояло в том, что здесь группы обезьян жили собственным автономным сообществом, а люди лишь время от времени приводили их в лабораторию для общения и работы.

Звездой Йерксовского центра стал молодой бонобо Канзи. Он выучил йеркиш, можно сказать, нечаянно: знакам учили его приемную мать Матату (у шимпанзе и бонобо приемные дети — обычное дело), а Канзи вертелся рядом — кувыркался, лез обниматься, уплетал какие-то лакомства и вообще развлекался, как мог. Убрать его из лаборатории было нельзя — разлученная с сыном Матата закатила бы истерику, и дальнейшая работа стала бы невозможной. Исследователи старались не обращать внимания на юного сорванца, пока он в какой-то момент не начал вполне осмысленно отвечать на вопросы вместо матери. После этого ученые начали работать с ним уже целенаправленно — и были вознаграждены: Канзи оказался едва ли не самым способным из всех обезьян, которых учили языкам-посредникам, его активный словарный запас составляет около 600 слов (считая только регулярно используемые), а пассивный измеряется тысячами. Матата же, кстати, так толком и не освоила язык, и позднее Канзи, а затем его сводная сестра — родная дочь Мататы Панбаниша — служили матери переводчиками.

Горилла Коко заявила своей воспитательнице Фрэнсин Паттерсон, что она, Коко, хорошая птичка и умеет летать

Впервые за всю свою историю люди смогли в полном смысле слова поговорить с существами других биологических видов. Даже если оставить в стороне философское значение этого достижения и ограничиться чисто научной его стороной, то антропоидные языковые проекты наконец-то позволили нам заглянуть непосредственно в психику животных — пусть и очень немногих. У исследователей поведения наконец-то появилась возможность обойти проблему «молчания второго субъекта», узнать то, что невозможно узнать никакими наблюдениями и экспериментами. Да, обезьяньи высказывания просты — обычно в них от двух до пяти слов, — а словарный запас небогат. Самые продвинутые активно используют 400–500 слов, хотя понимают гораздо больше (впрочем, в пиджин-инглише всего около 600 самостоятельных, несоставных слов — и это полноценный человеческий язык, на котором выходят газеты и вещают радиостанции). Да, девять десятых этих высказываний представляют собой просьбы или требования: «дай», «открой», «пойдем» и т. д., — а что-то более содержательное попадается в них редко, как золотые крупинки в речном песке. И все же «говорящие» обезьяны оказались способны использовать слова в расширительном и переносном значении, ругаться, шутить, фантазировать, спорить, учить друг друга обретенному языку и говорить друг с другом на нем. Вот лишь несколько примеров.

Канзи. © National Geographic/Vince Musi

Канзи больно ущипнул собачонку, ожидавшую ласки (бонобо и шимпанзе вообще не любят собак). «Плохо!» — упрекают его воспитатели. «Нет, хорошо!» — насупившись, набирает на пульте Канзи. Уошо, обидевшаяся за что-то на Роджера Футса, сигналит ему: «Роджер, поди сюда!» Футс, не думая худого, подходит, и Уошо от души отвешивает ему пинка. Другой воспитаннице Футса, шимпанзе Люси, нравилось, чтобы он ее щекотал, и она нередко просила его: «Роджер щекотать Люси!» Однажды он ответил ей: «Люси щекотать Роджер!» «Роджер щекотать Люси?» — переспросила удивленная обезьяна и, получив в ответ «Нет, Люси щекотать Роджер!», принялась его щекотать.

Тот же Футс ухитрился обучить шимпанзе Элли амслену, поясняя значение того или иного жеста не показом означаемого им предмета, а произнесением соответствующего слова (как уже говорилось, обезьяны хорошо понимают человеческую речь, хотя и не могут ее воспроизвести). Видя или прося ложку, Элли делал знак, которому его учили, произнося spoon, но не показывая никакой ложки. Горилла Коко заявляет своей воспитательнице Фрэнсин Паттерсон, что она, Коко, хорошая птичка и умеет летать. А когда Фрэнсин предложила ей показать, как она летает, Коко ответила: «Птичка понарошку, дурачусь!» — и радостно рассмеялась. В другой раз Коко, большая любительница животных, грустно сказала об умершем котенке, что «он ушел туда, откуда не возвращаются».

Эти высказывания Коко требуют комментария. Считается, что одно из принципиальных отличий человеческого языка от любых коммуникативных систем любых животных — так называемое свойство перемещаемости, состоящее в нашей способности говорить об отсутствующих предметах так же легко, как и о присутствующих. Считается, что никакие животные этого не могут: все их сигналы сообщают либо о внутреннем состоянии «отправителя» в момент выдачи сигнала («больно!», «самку хочу!» и т. д.), либо о том, что он в данный момент видит, слышит или чует. Правда, непонятно, как бы мы сумели заметить эту самую перемещаемость, если бы сигналы животных ею обладали: ведь мы расшифровываем их смысл, соотнося их либо с текущим поведением самого животного, либо с объектами, присутствующими или появляющимися в окружающем пространстве. Понятно, что если животное «выскажется» о чем-то, чего здесь и сейчас нет, мы просто не сможем соотнести этот сигнал с тем, что он означает. К тому же нам точно известен по крайней мере один пример сигнальной системы, обладающей свойством перемещаемости, — танцы пчел: разведчица в темном улье «объясняет» своим сестрам маршрут до цели, которую ни они, ни она в данный момент не воспринимают. И все же представление о том, что перемещаемость — исключительное свойство человеческого языка, прочно укоренилось в науке. Однако общение с «говорящими» обезьянами показывает, что они вполне способны думать о том, чего в данный момент нет. О чем свидетельствуют не только экстравагантные шуточки и элегические воспоминания Коко, но и, например, непритязательная «светская болтовня» Панбаниши: «Остин и Шерман драка» (Остин и Шерман — два молодых самца-приятеля шимпанзе, соседи Панбаниши и ее «коллеги» по языковому проекту; речь шла об инциденте, происходившем накануне). В другой раз Канзи на вопрос, зачем он заглядывает под рельсы, ответил, что ищет Матату (которую к тому времени уже довольно давно перевели в другой центр). Неужели обезьяны обрели способность думать об отсутствующем только после того, как люди научили их своему языку?

По сути дела, это снова возвращает нас к проблеме естественного: как соотносятся все эти впечатляющие достижения обезьян в языковых проектах, с их естественными интеллектуальными и коммуникативными процессами? В данном случае, однако, этот вопрос стоит особенно остро благодаря одному чрезвычайно интересному аспекту. Как известно, у человека способность говорить и понимать язык жестко (пожалуй, более жестко, чем какая-либо другая психическая функция) привязана к строго определенным участкам мозга. Причем правильно созреть, «сложиться» эти структуры могут только в том случае, если в период их созревания ребенок слышит (или ощущает каким-либо иным образом) человеческую речь. Если же он лет до шести не встретился ни с одним человеческим языком, он уже никогда не научится говорить — что и доказывают трагические истории реальных «маугли». Успешное освоение обезьянами языков-посредников позволяет предположить, что в их мозгу есть эти (или аналогичные) структуры и что они достаточно развиты. Чем же они были заняты с незапамятных времен и до 1966 года, когда Аллен и Беатрис Гарднеры начали работать с юной Уошо? Что стимулирует их до такой степени, что позднее они позволяют обезьянам овладеть языком-посредником?

О говорящих обезьянах: haritonoff — LiveJournal

«Человек всегда считал, что он разумнее дельфинов,
потому что многого достиг: придумал колесо, Нью-Йорк,
войны и так далее, в то время как дельфины только тем и
занимались, что развлекались, кувыркаясь в воде.
Дельфины же со своей стороны всегда считали, что они
намного разумнее людей — именно по этой причине».
Д. Адамс

Среди героев мультфтильма "Мадагаскар" есть два шимпанзе. Один из них – Фил – в отличие от остальных обитателей зоопарка способен понимать человеческую речь и даже читать по-английски. При этом он не говорит на "общезверином", изъясняясь исключительно жестами глухонемых, и для общения с другими животными вынужден прибегать к услугам "переводчика" – своего приятеля. Если вы не поняли эту фишку – значит, вы не знаете об экспериментах с говорящими обезьянами.

Долгое время все попытки разговорить обезьян оказались совершенно безуспешными. Наибольшую известность получила титаническая работа супругов Хейз, которые в начале 50-х годов прошлого века шесть лет воспитывали самку шимпанзе Вики. В итоге Вики выучила аж четыре слова: mama, papa, cup и up. Да и те давались ей с большим трудом. Подобные результаты тешили самолюбие сторонников качественной уникальности человека, предпочитающих считать себя венцом творения или подобием божиим и полагающих, что между человеком и животным лежит некая четкая и непреодолимая грань – а то исследования ХХ века последовательно отказывали человеку в его уникальности относительно таких феноменов, как орудийная деятельность, самосознание, культура… Язык, непосредственно связанный с высшими психическими функциями, такими как символическое и абстрактное мышление, представлял собою последний бастион

В процессе хейзовских экспериментов выяснилось, что обезьяны, в отличие от нас, не используют движения губ и языка, издавая естественные для них звуки. В 60-х годах ученые постепенно разрешили себе подумать о том, что взаимопонимание с шимпанзе можно найти и путем простого общения, как общаются с детьми, а не на базе дрессировки и выработки условных рефлексов, и что незачем насиловать природу в лице бедных приматов, заставляя их воспроизводить противоестественные звуки, издаваемые существами другого вида.

В 1966 году супруги Гарднеры начали обучать девочку-шимпанзе по имени Уошо амслену – американскому языку глухонемых. Через 5 лет Уошо знала около 160 знаков, которые активно употребляла в разговорах. И стала создавать новые понятия для обозначения предметов, которых прежде не видела, путем комбинации известных ей слов. Так, Уошо нарекла холодильник "открыть еда питье" (люди называли его "холодный шкаф"), а туалет "грязный хороший" (люди называли его "горшок стул"). Уошо называла лебедей (по другим источникам – уток) "вода птица", а орех "камень ягода". Она употребляла грамматически правильный порядок слов по схеме подлежащее-сказуемое-дополнение и понимала различие между предложением типа "Уошо щекотать Роджер" и "Роджер щекотать Уошо". Во время течки она звала "неговорящего" самца жестом "подойди обнять". Скоро и самец стал призывать ее тем же жестом. А потом и сына Уошо научила разговаривать на амслене. Несколько раз замечали, как Уошо правильно "ставит ему руку" - поправляет жест-символ. Сейчас в лаборатории Гарднеров существует целая колония говорящих шимпанзе.

Успехи Гарднеров подстегнули других приматологов. Исключительных успехов в обучении языку глухонемых добилась у гориллы Коко другая американская исследовательница — Франсин Паттерсон. Это один из самых долгосрочных проектов по обучению обезьян языку глухонемых, он начался в 1972 году и продолжается поныне, у него есть свой сайт http://www.koko.org/index.php . Сейчас лексикон гориллы насчитывает около 2000 слов, что соответствует вокабулярной активности среднего современного человека. Она составляет предложения из пяти-семи слов и легко может поддерживать застольный разговор. Многие слова Коко воспринимает не только на слух, но и в печатном виде. Как и человек, она способна к шуткам и розыгрышам, адекватно описывая собственные чувства грусти или недовольства. Она любит поговорить о своих мыслях и чувствах, поделиться с собеседником сокровенным: "Мне скучно, я хочу покататься на самолете, это моя мечта". Коко рисует. И у нее можно узнать, что, например, красно-желто-синий рисунок, напоминающий птицу, - это ее ручная сойка. Коко прекрасно понимает прошлое и будущее. Когда умерла ее первая кошка (кстати, она сама попросила подарить ей котенка), горилла сказала, что грустит, потому что больше никогда ее не увидит. Удивителен сам факт: у нее есть питомцы. Есть проявления того загадочного чувства, которое заставило человека покровительствовать животным. Это очень серьезная сила - она буквально вылепила антропосферу (ибо что бы мы делали без прирученных видов). И для ее объяснения не отделаться одним материнским инстинктом.

Супруги Румбо в конце 90-х начали обучать бонобо – карликовых шимпанзе. Бонобо стоят ближе всех приматов к человеку, и в последнее время их все чаще сравнивают с ранними гоминидами. Ветви шимпанзе и гоминид разделились более 5,5 миллионов лет назад, после чего шимпанзе прошли собственный путь эволюции - не менее извилистый, чем путь предков людей. И многие их черты - результат специализации, которой еще не обладали древние антропоиды. Бонобо же продвинулись на пути "обезьяньей специализации" слабее, чем шимпанзе. Они более общительны, невероятно сексуальны (вне зависимости от овуляции, как и люди) и не слишком агрессивны. И даже внешне они производят впечатление наибольшей человекообразности, особенно детеныши. В работе с ними обнаружилось неожиданное – когда работали с взрослой самкой Мататой, ее сын Канзи наблюдал за обучением. И однажды он неожиданно стал отвечать на вопросы экспериментатора, хотя его никто не учил и не понуждал к этому, причем ответы были правильные. Одновременно он кувыркался, ел компот, лез целоваться... Затем обнаружили, что он еще и спонтанно научился понимать английский – оказалось, что обезьян вовсе не обязательно тренировать языку. Бонобо усваивали его, просто наблюдая и слушая своих воспитателей (как это делают человеческие дети – спонтанно и без всяких видимых усилий). Именно бонобо достигли наибольших лексических успехов в настоящее время. Сестра Канзи Панбаниша понимает около 3000 слов, умеет писать на языке символов и обучает языку своего годовалого сына Ньота. Панбаниша также выполняет роль переводчицы-посредника в общении между людьми и своей матерью Мататой, которая, будучи во время обучения уже взрослой, так и не научилась толком говорить. Компьютер, на котором работают эти обезьяны, озвучивает их речи с помощью синтезатора и одновременно высвечивает написание слов на экране. Недавно Панбаниша взяла мел и начала писать слова на полу…

Все эти эксперименты показали, что шимпанзе, бонобо и гориллы обладают символическим мышлением и легко пользуются принципом обобщения, применяя знакомые жесты в новых ситуациях. Так, Уошо знак "открыть", исходно выученный применительно к дверям, применяла к холодильнику, водопроводу, сосудам с напитками.

Человекообразные обезьяны способны употреблять слова в переносном смысле, владеют метафорами: Уошо самостоятельно стала употреблять знак "грязный" как ругательство и использовала его всякий раз, чтобы выразить свое отрицательное отношение к кому-либо: грязный кот (бродячий кот), грязные обезьяны (гиббоны), грязный Джек (служитель, на котороro Уошо сердилась). Коко тоже применяет некоторые слова по своему усмотрению, придав им несколько иное значение. Например, если она говорит о сильно пахнущем цветке, использует знак "вонючий". Как и Уошо, Коко иногда ругается словами "туалет" и "дьявол" (причем последнее для нее, понятное дело – совершенно абстрактное понятие, не обозначающее ни одни конкретный предмет) и создает новые понятия, комбинируя известные ей слова: брокколи обозначает как "цветок вонять", зажигалку — как "бутылка спичка", а зебру называет "белым тигром". В языке глухонемых базовое значение знака может меняться за счет изменения одного или нескольких параметров жеста — движения, выражения лица, позы, конфигурации. Коко стала использовать подобные модуляции очень рано и без каких-либо усилий со стороны инструктора. Например, она производила двумя руками жест "гнилой", который производится одной рукой, когда подразумевала "совсем гнилой" или "очень гнилой".

Как и у других «говорящих» обезьян, основное развитие ее речи и интеллекта происходило в первые годы жизни – как правило, обезьяны доходят в развитии речи до уровня двух-трехлетнего ребенка. Вырастая, они во многом остаются подобны детям, по-детски реагируют на жизненные ситуации и предпочитают игры всем другим способам времяпрепровождения. Коко до сих пор играет в куклы и игрушечных зверей и разговаривает с ними, смущаясь, правда, когда кто-то застает ее за этим занятием.
Запротоколировано, как Коко разыгрывала воображаемую социальную ситуацию между двумя игрушечными гориллами, розовой и голубой. Посадив игрушки перед собой, она сделала жест "плохой плохой" к розовой горилле и жест "поцелуй" в направлении голубой игрушки. Потом показала жесты "гоняться щекотать" и ударила игрушки друг о друга. Затем она соединила игрушки, изображая их взаимную борьбу. После завершения воображаемой схватки Коко показала "хороший горилла хороший, хороший". Несколько инфантильное развлечение для почти сорокалетнего антропоида, но посмотрел бы я на вас, проведи вы всю жизнь в лаборатории в качестве объекта экспериментов.

У обезьян обнаруживается вполне человеческое чувство юмора. Вот например диалог воспитательницы с Коко:
К: Это я (показывает на птицу).
В: Разве?
К: Коко хорошая птичка.
В: Я думала ты горилла.
К: Коко птица.
В: Ты можешь летать?
К: Да.
В: Покажи.
К: Птица понарошку дурачусь (смеется).
В: Так ты меня дурачила?
Коко смеется.
В: А кто ты на самом деле?
К: (смеется) Коко — горилла.

Абстрагирование у обезьян ярче всего проявляется, когда речь идет об опасностях. Один из первых выученных знаков у бонобо - "собака" (к ним у бонобо врожденная неприязнь). Обезьяны обозначают им и чихуахуа и сенбернара, а также ассоциируют его со следами и лаем. Однажды на прогулке Бонбониша разволновалась, показывая: "Следы собаки!" - "Нет, это белка".- "Нет, собака!" - "Здесь нет собак". - "Нет. Я знаю, что здесь их много. В секторе "А" много собак. Мне рассказали другие обезьяны". Это уже зачатки настоящего мифотворчества.

Между прочим, распространенное мнение о том, что в человеческом языке первичны слова, обозначающие конкретные предметы, а термины, обозначающие абстрактные понятия, появились гораздо позже и представляют собой более высокий уровень мышления, скорее всего, ошибочно. В словаре обезьян на одном из первых мест идет "пожалуйста". А это слово – явная абстракция, которую ребенку приходится внушать так и эдак. Откуда же оно у обезьян, да еще и так глубоко в крови? А если приглядеться - просьбу умеют выражать многие животные. Даже морская свинка успешно клянчит покушать (иногда кажется, что это единственное "слово", которое она знает). То есть человеческая "вежливая просьба" восходит к сигналам попрошайничества, которые стары, как мир.

Легкость обучения делает очевидным вывод, что гориллы, шимпанзе и бонобо обладают природной предрасположенностью к общению с помощью символов. Тот, что мы не видели, чтобы в природной среде человекообразные обезьяны использовали символы, не значит, что этого не происходит – незаметно для восприятия исследователя-человека. В мозгу обезьян обнаружены развитые зоны Брока и Вернике, отвечающие у людей за производство и распознавание речи, а также нервные волокна, связывающие эти две зоны. У обезьян эти области ответственны за мимику и распознавание образов – качественная грань между человеком и антропоидами не столько в "компьютере" мозга, сколько в программе. Мы не способны распознать все нюансы мимического общения шимпанзе просто потому, что наш анализатор с детства натренирован для распознавания исключительно речи – точно так же шимпанзе, видимо, не могут понять, что наше постоянное бормотание несет еще какую-то информацию, помимо эмоциональной. Одна из главных проблем состоит в том, что мы везде ищем «подобия» нашему разуму и нашему языку, не в силах представить ничего иного. И эксперименты с амсленом почти не ведут к пониманию обезьяньей "культуры", ибо говорящие обезьяны психологически — совсем иные существа, чем их природные сородичи, "глупые обезьяны", по определению Уошо.

К сожалению, разговор о языковых возможностях животных всегда вращается вокруг незримой оси, имя которой – антропоцентризм. Аудитория предпочитает обсуждать не то, какова природа механизмов передачи информации, а то, где "грань между нами и животными". Возможно, в лице обезьян мы боимся своих патологий, отклонений от нормы – мы так же отстраняемся от психопатов, даунов, эпилептиков, аутистов. Кстати, каждый из "говорящих антропоидов" отождествляет себя с людьми, а других обезьян отности к животным. Уошо называла себя человеком. Даже Вики, знающая всего-то четыре слова, свое фото уверенно клала в группу «люди» (как и все другие «говорящие» обезьяны, с которыми проводили этот эксперимент). Фото своего собственного «неговорящего» отца она так же уверенно и с видимым отвращением клала в группу «животные» вместе с фотографиями лошадей и слонов. (Коко, правда, когда ей на онлайн пресс-конференции задали вопрос, кем она себя считает – человеком или животным, ответила: "Я замечательное животное горилла!" Но при этом других животных она явно считает существами низшего порядка)


Коко утверждает, что синим пятном на своем рисунке (слева) изобразила эту птицу

С тех пор как около полувека назад Джейн ван Лавик-Гудолл впервые увидела, как шимпанзе с помощью тонкого прутика выуживают из отверстия в термитнике его обитателей, зоологи обнаружили в репертуаре этих обезьян еще около сорока методов целенаправленного использования всевозможных предметов. Это не инстинкт, а культурный навык, который передается из поколения в поколение. В последние годы появляется все больше исследований культурных традиций у обезьян, и слово "культура" употребляется там без кавычек.

Те же, кому дорога человеческая исключительность, могут сказать, что все-таки разуму и культуре обезьян очень далеко до человеческих, и будут правы. Как в анекдоте: на арену цирка выходит свинья и играет на скрипке виртуозную пьесу. Все восторженно аплодируют, и лишь один зритель не хлопает, равнодушно поглядывая на сцену. “Вам не понравилось?” — спрашивает его сосед. “Да нет, неплохо, но — не Ойстрах”.

Общение животных подчинилось законам языка. Что это значит

https://ria.ru/20200222/1565079906.html

Общение животных подчинилось законам языка. Что это значит

Общение животных подчинилось законам языка. Что это значит - РИА Новости, 22.02.2020

Общение животных подчинилось законам языка. Что это значит

Французские и итальянские ученые выяснили, что звуковые сигналы, которыми обмениваются африканские (очковые) пингвины, подчиняются тем же законам, что и. .. РИА Новости, 22.02.2020

2020-02-22T08:00

2020-02-22T08:00

2020-02-22T09:17

наука

юар

российская академия наук

открытия - риа наука

биология

шимпанзе

дельфин

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/02/15/1565076589_0:56:2048:1208_1920x0_80_0_0_dd8e6a46d6bc81a88b821dceebc1c9e7.jpg

МОСКВА, 22 фев — РИА Новости, Альфия Еникеева. Французские и итальянские ученые выяснили, что звуковые сигналы, которыми обмениваются африканские (очковые) пингвины, подчиняются тем же законам, что и человеческая речь. Ранее британские исследователи пришли к похожему выводу относительно жестикуляции шимпанзе. По данным российских биологов, структура сигналов, издаваемых афалинами, напоминает словообразование. Значит ли это, что некоторые виды животных способны разговаривать друг с другом, а не просто обмениваться простейшими сигналами, — корреспондент РИА Новости попыталась разобраться в этом. Язык жестовВ 2014 году британские приматологи, наблюдавшие за дикими шимпанзе в Уганде, выделили у них 66 жестов. Так животные передавали друг другу информационные сигналы — например, "отойди", "хватит" или "следуй за мной". Причем речь шла именно о целенаправленном общении: прежде чем что-либо "сказать" сородичу, обезьяны старались привлечь его внимание. Пять лет спустя ученые Роэхэмптонского университета (Великобритания) описали около двух тысяч жестов шимпанзе и пришли к выводу, что эта система коммуникации подчиняется таким же лингвистическим правилам, как и человеческая речь. В естественных языках более короткие слова употребляются чаще (закон Ципфа) — предпочтительность того или иного жеста для обезьяны зависело от его длительности.Работал и закон Менцерата, говорящий о том, что длинные языковые единицы должны состоять из наиболее коротких элементов. Так, в человеческих языках чем длиннее слово, тем короче слоги, из которых оно складывается. У обезьян сложные жесты тоже раскладывались на короткие. Причем составными жесты считались в том случае, если перерыв между ними был менее одной секунды. В результате выделили 873 отдельных жеста, остальные оказались их совокупностями. Самая длинная последовательность состояла из 45 жестов. Птичьи трелиВ феврале 2020 года сообщили, что лингвистическим законам Ципфа и Менцерата подчиняется и вокальная коммуникация очковых пингвинов, обитающих на побережье ЮАР и Намибии. Международная группа ученых записала 590 песен 28 взрослых особей из нескольких зоопарков Италии. Затем разделили полученные образцы на короткие звуки (тип А), длинные (тип В) и промежуточные (тип С). При произнесении последних менялась частота, так как птицам приходилось набирать побольше воздуха. Больше всего использовались слоги типа А, что соответствует закону Ципфа. На втором месте — тип С. Причем чем длиннее была песня пингвина, тем больше в ней содержалось самых коротких слогов. Реже всего звучал тип В — в полном соответствии с правилом Менцерата. Однако все это вовсе не означает, что общение животных подобно человеческому, отметил в разговоре с РИА Новости научный сотрудник лаборатории морских млекопитающих Института океанологии им. П. П. Ширшова РАН Александр Агафонов. "Закон Ципфа и менее известный Менцерата — Альтмана говорят, что чем чаще употребляется сигнал, тем он короче, и чем сложнее последовательность сигналов, тем короче составляющие ее элементы. Это, по-видимому, справедливо для всех акустических коммуникативных систем (происходит некоторая экономия энергии). Однако, что касается пингвинов, то самих типов сигналов у них совсем немного, как это свойственно и другим птицам. Поэтому делать далеко идущие выводы о том, что пингвины "разговаривают" друг с другом подобно людям, точно не стоит. Если уж проводить аналогии "языка животных" с человеческой речью, то больше всего на нее похожа коммуникативная система дельфинов афалин. В их репертуаре имеются сложные модулированные сигналы, представляющие собой последовательности импульсов", — подчеркнул ученый. Не просто звукиПо словам Александра Агафонова, у афалин выделяют несколько типов сигналов. Первые — это своеобразные высокочастотные свисты, по которым эти морские животные определяют друг друга, а также местоположение членов сообщества. Каждый такой сигнал индивидуален, это своеобразный "автограф" дельфина. Плавая, афалина периодически его высвистывает, а сородичи отвечают собственными позывными. "Свисты очень важны для жизнедеятельности, но какую-то иную информацию, кроме местоположения отдельного животного, с их помощью передать невозможно. В случаях, когда надо скоординировать действия — скажем, при совместной охоте на рыб, — афалины используют сигналы другого вида — импульсно-тональные. Это серии широкополосных импульсов, которые идут с большой частотой. Эти сигналы модулируются за счет изменения интервалов между импульсами. По нашему мнению, они не сводятся к какому-то конечному числу типов, как это обычно у животных бывает, а представляют собой некую иерархическую систему. Она состоит из нескольких уровней комбинации элементов разной сложности, и в этом смысле они напоминают речь человека. В ней ведь тоже есть иерархия элементов: фонема — морфема — слово и так далее", — объяснил исследователь. До 60 процентов репертуара афалин приходится на этот тип сигналов. Ученые предполагают, что в них действительно может быть какая-то достаточно развитая коммуникативная система. Однако считать это доказанным нельзя — требуются сложные и длительные исследования.

https://ria.ru/20191210/1562178211.html

https://ria.ru/20181217/1548009965.html

https://ria.ru/20180721/1524992505.html

юар

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img. ria.ru/images/07e4/02/15/1565076589_0:0:2048:1536_1920x0_80_0_0_69d59e6d8e947fbb281e24d78de6e10c.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

юар, российская академия наук, открытия - риа наука, биология, шимпанзе, дельфин

МОСКВА, 22 фев — РИА Новости, Альфия Еникеева. Французские и итальянские ученые выяснили, что звуковые сигналы, которыми обмениваются африканские (очковые) пингвины, подчиняются тем же законам, что и человеческая речь. Ранее британские исследователи пришли к похожему выводу относительно жестикуляции шимпанзе. По данным российских биологов, структура сигналов, издаваемых афалинами, напоминает словообразование. Значит ли это, что некоторые виды животных способны разговаривать друг с другом, а не просто обмениваться простейшими сигналами, — корреспондент РИА Новости попыталась разобраться в этом.

Язык жестов

В 2014 году британские приматологи, наблюдавшие за дикими шимпанзе в Уганде, выделили у них 66 жестов. Так животные передавали друг другу информационные сигналы — например, "отойди", "хватит" или "следуй за мной". Причем речь шла именно о целенаправленном общении: прежде чем что-либо "сказать" сородичу, обезьяны старались привлечь его внимание. Пять лет спустя ученые Роэхэмптонского университета (Великобритания) описали около двух тысяч жестов шимпанзе и пришли к выводу, что эта система коммуникации подчиняется таким же лингвистическим правилам, как и человеческая речь. В естественных языках более короткие слова употребляются чаще (закон Ципфа) — предпочтительность того или иного жеста для обезьяны зависело от его длительности.

Работал и закон Менцерата, говорящий о том, что длинные языковые единицы должны состоять из наиболее коротких элементов. Так, в человеческих языках чем длиннее слово, тем короче слоги, из которых оно складывается. У обезьян сложные жесты тоже раскладывались на короткие. Причем составными жесты считались в том случае, если перерыв между ними был менее одной секунды.

В результате выделили 873 отдельных жеста, остальные оказались их совокупностями. Самая длинная последовательность состояла из 45 жестов.

Птичьи трели

В феврале 2020 года сообщили, что лингвистическим законам Ципфа и Менцерата подчиняется и вокальная коммуникация очковых пингвинов, обитающих на побережье ЮАР и Намибии.

Международная группа ученых записала 590 песен 28 взрослых особей из нескольких зоопарков Италии. Затем разделили полученные образцы на короткие звуки (тип А), длинные (тип В) и промежуточные (тип С). При произнесении последних менялась частота, так как птицам приходилось набирать побольше воздуха.

10 декабря 2019, 03:00НаукаУченые выяснили, что пингвины заняли место динозавров

Больше всего использовались слоги типа А, что соответствует закону Ципфа. На втором месте — тип С. Причем чем длиннее была песня пингвина, тем больше в ней содержалось самых коротких слогов. Реже всего звучал тип В — в полном соответствии с правилом Менцерата.

Однако все это вовсе не означает, что общение животных подобно человеческому, отметил в разговоре с РИА Новости научный сотрудник лаборатории морских млекопитающих Института океанологии им. П. П. Ширшова РАН Александр Агафонов.

"Закон Ципфа и менее известный Менцерата — Альтмана говорят, что чем чаще употребляется сигнал, тем он короче, и чем сложнее последовательность сигналов, тем короче составляющие ее элементы. Это, по-видимому, справедливо для всех акустических коммуникативных систем (происходит некоторая экономия энергии). Однако, что касается пингвинов, то самих типов сигналов у них совсем немного, как это свойственно и другим птицам. Поэтому делать далеко идущие выводы о том, что пингвины "разговаривают" друг с другом подобно людям, точно не стоит. Если уж проводить аналогии "языка животных" с человеческой речью, то больше всего на нее похожа коммуникативная система дельфинов афалин. В их репертуаре имеются сложные модулированные сигналы, представляющие собой последовательности импульсов", — подчеркнул ученый.

Не просто звуки

По словам Александра Агафонова, у афалин выделяют несколько типов сигналов. Первые — это своеобразные высокочастотные свисты, по которым эти морские животные определяют друг друга, а также местоположение членов сообщества. Каждый такой сигнал индивидуален, это своеобразный "автограф" дельфина. Плавая, афалина периодически его высвистывает, а сородичи отвечают собственными позывными. 17 декабря 2018, 08:00НаукаУченый рассказал о таинственном поведении морских животных

"Свисты очень важны для жизнедеятельности, но какую-то иную информацию, кроме местоположения отдельного животного, с их помощью передать невозможно. В случаях, когда надо скоординировать действия — скажем, при совместной охоте на рыб, — афалины используют сигналы другого вида — импульсно-тональные. Это серии широкополосных импульсов, которые идут с большой частотой. Эти сигналы модулируются за счет изменения интервалов между импульсами. По нашему мнению, они не сводятся к какому-то конечному числу типов, как это обычно у животных бывает, а представляют собой некую иерархическую систему. Она состоит из нескольких уровней комбинации элементов разной сложности, и в этом смысле они напоминают речь человека. В ней ведь тоже есть иерархия элементов: фонема — морфема — слово и так далее", — объяснил исследователь.

До 60 процентов репертуара афалин приходится на этот тип сигналов. Ученые предполагают, что в них действительно может быть какая-то достаточно развитая коммуникативная система. Однако считать это доказанным нельзя — требуются сложные и длительные исследования.

21 июля 2018, 08:00Наука"Звук можно подержать в руках": как ученые расшифровывают язык дельфинов

Эксперты: результаты опытов по обучению обезьян языку неоднозначны

Ситуация становится не такой однозначной, если ребенок понимает слово, но сам его не использует, или если он произнес его один раз и непонятно, было ли оно сказано с пониманием его смысла или без. Те же самые вопросы, как считает лингвист, оставляют и эксперименты, в которых представителей других видов учат говорить.

С другой стороны, сам поставленный Террасом критерий — способность обезьяны общаться при помощи предложений — она считает неоднозначным. Ним не научился говорить предложениями. Однако и люди в повседневном общении далеко не всегда их используют. Например, если один человек ест леденцы, а другой его просит: "Дай мне" — то предложением эту фразу можно считать лишь с очень большим числом оговорок.

Старший научный сотрудник Института языкознания РАН Александр Барулин считает, что для того языка жестов, которому исследователям удалось обучить Нима, почва подготовлена способностью обезьян использовать жесты в естественной среде. Некоторые из таких жестов передаются генетически, некоторые изобретаются и используются лишь в какой-то конкретной ситуации, а потом забываются, а некоторые возникают и устойчиво используются обезьянами в своей социальной группе.

Эксперт отметил, что та система жестов, которая появилась у Нима в результате обучения, выходит за рамки системы знаков, которая есть у шимпанзе в природе. Однако он пояснил, что у человека, наоборот, звуковые сигналы стоят на первом месте по значимости, и о том, как у нашего вида развивалась способность к языку, эксперименты по обучению обезьян полльзоваться жестами ничего не говорят.

По мнению Непринцевой, в фильме Ним демонстрировал обычные способности шимпанзе понимать жесты людей, то есть ничему особенному в процессе эксперимента не научился. Точно так же, по мнению эксперта, медведи обучаются выпрашивать у посетителей еду. Не потому, что они голодны, отметила она, а для развлечения. Аналогичным образом происходит и общение людей и их домашних питомцев, например, собак, которое можно наблюдать без всяких экспериментов.

В США умерла «говорящая» горилла Коко

В США умерла «говорящая» горилла Коко, общавшаяся на языке жестов. Что удалось выяснить исследователям в ходе обучения и каких еще обезьян удалось научить общаться, рассказывает «Газета.Ru».

20 июня 2018 года в США умерла «говорящая» горилла Коко, которая за свою жизнь освоила более 1000 жестов из языка глухонемых и научилась понимать более 2000 слов. О смерти 46-летнего животного сообщается на сайте The Gorilla Foundation — фонда, который выкупил Коко из зоопарка. По заявлению сотрудников фонда, Коко мирно умерла во сне.

Эксперименты по обучению обезьян языку глухонемых начались в 1960-х годах. Тогда для этого использовались исключительно шимпанзе — они были наиболее изученным видом человекообразных обезьян, к тому же шимпанзе было проще всего содержать в лабораторных условиях. Гориллам психолог Роберт Йеркс, работавший с ними в ходе ряда более ранних исследований, создал не самую лучшую репутацию – он описывал их как «чуждающихся человека, независимых, упрямых и неприятных животных».

Йеркс утверждал, что в плане послушания и добронравия гориллам настолько далеко до шимпанзе, что им не место в лабораториях.

Тем не менее, молодая сотрудница Стэнфордского университета в Калифорнии, специалист по сравнительной и эволюционной психологии Фрэнсин Паттерсон решила попытаться обучить гориллу амслену — американскому языку жестов. Ее вдохновили успехи ученых Беатрис и Аллена Гарднеров, которые смогли обучить шимпанзе Уошо 350 жестам. Более того, когда у Уошо появился детеныш, она обучала его языку жестов.

Вскоре Паттерсон получила шанс поставить свой эксперимент. 4 июля 1971 года в зоопарке Сан-Франциско появилась на свет самка гориллы, получившая имя Ханаби-Ко (по-японски — «искрометный ребенок»), сокращенно — Коко. К полугоду она страдала от дистрофии и дизентерии, из-за чего Коко пришлось забрать у матери. Вскоре после успешного лечения Коко оказалась в питомнике для молодняка.

Паттерсон получила разрешение обучать Коко в июле 1972 года.

Спустя несколько лет у Коко появился напарник — самец равнинной гориллы Майкл, выросший в дикой природе, а затем попавший в руки охотников.

Успехи горилл фиксировались в дневниках и с помощью видеосъемки, сравнивались с аналогичными данными по обучению детей языку глухонемых. В задачу проекта входило не просто изучить процесс усвоения слов, но и выяснить, как гориллы используют выученные жесты.

Результаты Коко и Майкла различались — последний быстро освоил несколько десятков знаков, но затем его развитие замедлилось. Языковые способности Коко же развивались почти как у ребенка — поначалу обучение давалось ей тяжело, и за первый год она стала регулярно использовать лишь 13 жестов, но в следующие месяцы произошел резкий скачок, и к третьему году обучения Коко усвоила почти 200 жестов. Паттерсон считала жест выученным только в том случае, если горилла использовала его без подсказки не менее чем 15 дней в месяц.

Была разница и в лексиконе, который освоили Коко и Майкл. Коко освоила больше жестов, описывающих бытовые предметы и игрушки, а также активно использовала знаки «нет» и «извините». Майклу лучше давались названия частей тела, наименования животных и прилагательные. Коко же больше оперировала глаголами.

Как-то она извинялась за свое неправильное поведение: «Извини, кусалась, царапалась, неправильно кусалась, потому что рассердилась».

Эксперименты с Коко и Майклом показали важность раннего обучения — Майкл начал осваивать жесты уже после того возраста, в котором у Коко проявились наилучшие способности к запоминанию. Эксперименты с другими обезьянами подтвердили этот вывод — чем позже начиналось обучение, тем сложнее было добиться каких-либо результатов. После пяти-шести лет оно становилось и вовсе бесполезным.

Многие исследователи, впрочем, относились к достижениям Коко довольно скептически, особенно поначалу. По их мнению, в экспериментах мог иметь место «эффект умного Ганса», он же «эффект экспериментатора» — ситуация, в которой экспериментатор сам неосознанно подсказывает испытуемому ответ своим поведением.

Эффект получил название в честь коня Ганса, прославившегося в Германии в начале ХХ века способностью к математическим вычислениям. Результаты вычислений конь отбивал копытом. Как показали эксперименты психолога Оскара Пфунгста, считать Ганс не умел. Однако он был в состоянии уловить напряжение задавшего ему вопрос человека, когда количество ударов копытом приближалось к точному ответу. Если же Ганс не видел задающего вопрос, точность его ответов стремительно падала.

Так, в 1973 году психолог Герберт Террес начал работу по обучению языку жестов шимпанзе по имени Ним (в честь лингвиста Ноама Хомского). Однако Ним сумел выучить лишь 125 жестов и составлял предложения лишь из двух слов. Иногда они были длиннее, но при этом совершенно бессмысленны.

В 1979 году Террес опубликовал в журнале Science разгромную статью, в которой заявил: «Объективный анализ наших данных, наряду с полученными в других исследованиях, не дает доказательств того, что высказывания обезьяны подчинены правилам грамматики. Последовательность знаков, наблюдаемых у Нима и других обезьян, может напоминать первые многословные высказывания детей. Но если исключить другие объяснения комбинаций знаков обезьянами, в особенности привычку частично имитировать недавние высказывания инструкторов, нет оснований считать эти высказывания предложениями».

Однако Ним содержался в условиях, где его возможности общения были сильно ограничены.

Всю свою жизнь он провел в лаборатории, в то время как и Коко, и Уошо тесно общались с людьми. Более того, Ним получал поощрение за подражание действиям инструкторов. К более широкому употреблению жестов его ничто не побуждало.

Наблюдения за Коко и другими говорящими обезьянами показали: те пользовались языком жестов, даже когда проводили время в одиночестве. Так, Коко, разглядывая иллюстрированные журналы, нередко комментировала жестами знакомые картинки.

А орангутан Чантек, освоивший около 150 жестов, не только пользовался ими, но и обучал смотрителей приматологического центра, где оказался во второй половине жизни.

Оказались обезьяны и в состоянии образовывать новые слова на основе уже известных. Коко называла маскарадную маску «шляпой для глаз», а стульчик, на котором стоял горшок — «грязной штукой». Шимпанзе Люси, освоившая лишь 60 жестов, тоже не терялась — чашку она называла «стекло пить красный», огурец — «банан зеленый», а невкусную редиску — «еда боль плакать».

Обезьяны были способны употреблять жесты не только в прямом, но и в переносном значении. Уошо называла сотрудника, долго не дававшего ей воды, «грязным», используя это слово как бранное. Коко пошла дальше и адресовала одному из неприятных ей работников весьма грубую конструкцию — «ты грязный плохой туалет».

По окончании экспериментов обезьяны на долгие годы запоминали усвоенный лексикон.

Так, Уошо, которую Гарднеры посетили после одиннадцатилетнего перерыва, сразу же «назвала» их по именам и прожестикулировала «Давай обнимемся!».

Наблюдения за Уошо и Коко выявили еще один удивительный факт. Когда обезьянам предлагали разделить стопку фотографий на людей и животных, себя и знакомых по исследованию обезьян они уверенно клали в папку «Люди», а фото незнакомых обезьян определяли к животным — кошкам, свиньям и другим.

В 2004 году у Коко разболелись зубы. Она смогла донести этот факт до персонала заповедника и по шкале боли оценила свои ощущения на девять баллов из десяти.

В 2014 году Коко отреагировала на смерть актера Робина Уильямса, с которым познакомилась в 2001 году. Комик стал первым, кому удалось заставить Коко впервые улыбнуться за полгода после смерти ее друга, гориллы Майкла. «Женщина плачет», — показала она на языке жестов.

Всего Коко стала героиней более чем 50 научных и научно-популярных публикаций, сделанных Паттерсон и ее коллегами. По оценкам исследователей, ее интеллект не уступал человеческому — IQ гориллы достигал 95. В 1983 году на Рождество она попросила подарить ей котенка, но получила игрушку. Горилла наотрез отказалась играть с заменой и сообщила, что ей грустно. На день рождения исследователи все же подарили ей котика, которого та назвала Мячик. Однако животное прожило недолго — однажды оно выбежало на дорогу и попало под машину. Тогда Коко впала в депрессию и постоянно повторяла: «плохо, плохо, плохо» и «хмуриться, плачь, хмуриться, грустно».

В 2015 году Коко завела еще двух котят — Губную помаду и Дымка. Она сообщила, что хотела бы иметь собственных детей. Потомства у Коко не было ни от Майкла, умершего в 2000 году, ни от второго партнера, Ндуме, которого к ним с Майклом подселили в 1990 году.

Шесть говорящих обезьян | Наука

Бонобо Канзи настоящий музыкант Изображение предоставлено Great Ape Trust

В новом фильме Восстание планеты обезьян лидер обезьяньей революции умеет говорить. В реальном мире обезьяны не могут говорить; у них более тонкие языки и более высокая гортань, или голосовой ящик, чем у людей, что затрудняет произношение гласных звуков. Но это не обязательно означает, что у них нет способности к языку — язык жестов, в конце концов, не требует никакой вокализации.

На протяжении многих лет исследователям удавалось — и не удавалось — научить обезьян пользоваться языком. Вот взгляд на некоторых из наиболее известных «говорящих» обезьян.

Вики: Вики, шимпанзе, ближе всех подошла к тому, чтобы быть настоящей говорящей обезьяной. В конце 1940-х и начале 1950-х годов Кит и Кэтрин Хейс из Yerkes Laboratories of Primate Biology, находившейся в то время в Ориндж-Парке, Флорида, усыновили Вики и вырастили ее дома, как если бы она была человеческим младенцем. Когда Хейзы шевелили губами для нее, Вики научилась произносить «мама».В конце концов, с большим трудом, ей удалось произнести еще три слова — папа, чашка и выше — самостоятельно. Пребывание Вики в качестве говорящей обезьяны длилось недолго; она умерла в возрасте семи лет от вирусного менингита.

Washoe: В 1960-х годах психологи Аллен и Беатрикс Гарднер из Университета Невады в Рено обнаружили, что шимпанзе от природы много жестикулируют, и подумали, что шимпанзе хорошо подходят для языка жестов. В 1966 году они начали работать с Уошо. Позже работу продолжили психологи Роджер и Дебора Фаутс, ныне вышедшие на пенсию из Центрального Вашингтонского университета.К концу жизни Уошо в 2007 году она знала около 250 знаков и могла соединять разные знаки вместе, чтобы составлять простые комбинации, такие как «Джимми, сладкий» и «Ты, я, иди, поторопись». Приемный сын Уошо, Лулис, тоже научился подписывать, наблюдая за своей матерью. Он был первой обезьяной, которая научилась знакам у других обезьян, а не у людей. Чтобы узнать больше о жизни Уошо, прочитайте « ближайших родственников » Роджера Фаутса.

Ним: После успеха с Уошо психолог Герберт Террас из Колумбийского университета решил воспроизвести проект.Сначала Ним — полное имя Ним Чимпски, названное в честь лингвиста Ноама Хомского, который считал, что язык уникален для людей, — вырос в человеческом доме. (С Уошо тоже обращались как с человеком, но у нее был собственный трейлер.) Позже Нима забрали из семьи, а его языковые уроки перенесли в лабораторию в кампусе Колумбийского университета. В конце концов Террас пришел к выводу, что Ним так и не выучил язык; его просто научили подражать своим учителям, чтобы получать награды. Печальная история жизни Нима после окончания проекта рассказана в новом документальном фильме Project Nim .

Чантек: Шимпанзе не единственные говорящие обезьяны. В 1978 году антрополог Лин Майлз из Университета Теннесси в Чаттануге начала изучать орангутанга по имени Чантек. За восемь лет обучения Чантек выучил 150 знаков. Он также проявлял признаки самосознания: он узнавал себя в зеркале. Сегодня вы можете посетить Чантека в зоопарке Атланты, где он живет с 1997 года.

Коко: Коко, горилла, вероятно, больше всего известна своей любовью к котятам и Мистеру Роботу.Роджерс (и, возможно, менее известна своей встречей с капитаном Джеймсом Т. Кирком). Обучение Коко жестовому языку началось в 1972 году с тогдашней аспиранткой Франсин (Пенни) Паттерсон из Стэнфордского университета. По данным Gorilla Foundation, Коко знает 1000 жестов и понимает разговорный английский. Также утверждается, что IQ гориллы где-то между 70 и 95 (средний человеческий IQ составляет 100). (Однако критики по-прежнему скептически относятся к некоторым предполагаемым способностям Коко из-за отсутствия недавних научных публикаций, подтверждающих эти утверждения.(PDF))

Канзи: Канзи, бонобо, не использует язык жестов; он использует различные комбинации лексиграмм или символов для общения. В начале 1980-х психолог Сью Сэвидж-Рамбо, в то время работавшая в Университете штата Джорджия, пыталась научить маму Канзи, Матату, пользоваться лексиграммами; вместо этого Канзи овладел символами. Канзи понимает разговорный английский и знает около 400 символов. По словам исследователей из Great Ape Trust в Айове, где сейчас проживает Канзи, когда он «говорит», его использование лексиграмм следует правилам грамматики и синтаксиса.Канзи также является опытным мастером по изготовлению каменных орудий.

Эволюция Млекопитающие

Рекомендуемые видео

Общение шимпанзе

Шимпанзе Связь:

Понимание Происхождение языка

Человеческая речь обычно считается разделительной линией между нами и остальным животным миром. Причина, по которой способность говорить, что такая резко очерченная граница идет глубже, чем простое существование из метода общения важно то, что мы сделали с языком. Язык проложил путь всем особым человеческим способностям, которые мы так ценим. самосознание, высшие эмоции и личные воспоминания (McCrone 48). Пока мы ищем в происхождении, разнообразии и составе человеческого языка важно исследовать наш язык в его корне. Как человеческие существа, мы разделяем 99% наших генетических помириться с нашим ближайшим родственником, шимпанзе.Поэтому, изучая коммуникативные способности и развитие языка у шимпанзе и других крупных человекообразные обезьяны, мы можем больше узнать о себе и своем собственном языке возможности.

Чтобы начать изучать общение шимпанзе, сначала нужно получить общее представление об общении приматов в целом. По большей части человекообразные обезьяны довольно тихие, в то время как обезьяны шумные. существа, болтающие и визжащие друг другу, используя разные тревожные крики сигнализировать о различных видах опасности (McCron 144). Обезьяны не так сильно зависят от звонки и плач, чтобы их группа действовала в гармонии. Орангутан живет в довольно уединенная жизнь, не требующая таких вызовов, в то время как размеренная жизнь гориллам, возможно, не нужны крики, чтобы координировать действия группы. То шимпанзе — самая шумная обезьяна, но она издает всего около дюжины различных звуков, такие как ворчание, улюлюканье, визг и хныканье по сравнению с сотнями звуков голосовые органы человека могут производить.

Можно увидеть простой, инстинктивный сигнал тревоги обезьян. в резком контрасте с выразительным или эмоциональным криком, который обычно используется великие обезьяны.В этом типе общения животное способно выразить свое внутренние чувства, а не просто потребность в еде или предупреждают об источнике опасности. А шимпанзе, например, может кричать от гнева или визжать от страха. Эти ответы генетически запрограммированы как зов, так как шимпанзе не нужно учиться визжит или улюлюкает и вполне стандартно реагирует на свои чувства. Разница заключается в том, что эмоциональный крик не вызывает у слушателя гарантированной реакции кому нужен определенный интеллект, чтобы интерпретировать причину недовольных шумов и реагировать соответствующим образом (Маккроун 146).Звонки и крики эффективны, но они не то, что мы должны называть истинными формами общения, когда животное намеренно отправляет сообщение другому члену своей группы, а не просто озвучивание эмоции. В истинном общении сигнализация относится к контроль над сознательной корой, а не над подсознательным эмоциональным система.

Шимпанзе действительно могут общаться в этом преднамеренном мода (Маккроун 146). Шимпанзе используют самые разнообразные жесты и мимику. выражения, чтобы поддерживать связь друг с другом, и, что более важно, есть интеллект, стоящий за обменами, который обеспечивает невидимый уровень понимания в другом месте животного мира.Такая коммуникативная способность делает шимпанзе кажутся гораздо более социально развитыми, чем любое другое животное. У них может быть простой репертуар звуков и языка тела, но интеллект, с которым использование и интерпретация этих сигналов имеет большое значение.

Только недавно стало понятно, насколько хорошо шимпанзе может общаться. Большинство наблюдений было сделано отрядом диких шимпанзе. в заповеднике Гомбе-Стрим на берегу озера Танганьика и от пленного группа в зоопарке Арнема в Голландии (McCrone 147).Шимпанзе используют простые жесты, машет рукой в ​​том направлении, в котором они хотят, чтобы другой шимпанзе смотрел или держал протягивая руку поддержки, а затем полагаясь на интеллект другого животное, чтобы подвести итог ситуации и отреагировать (Маккроун 149). Некоторые шимпанзе даже развиваются свои специальные сигналы. Эти наблюдения показывают, что шимпанзе являются наиболее интеллектуальные коммуникаторы в мире животных, даже по сравнению с другими высоко социальные виды, такие как львы, волки и обезьяны. Этот уровень общения исходит из глубокого понимания шимпанзе окружающего их социального мира, которое означает, что каждый шимпанзе должен уметь мысленно моделировать воздействие своего действия в группе, а также способность угадывать намерения других (Маккроун 150).

Высокосоциальные животные также должны уметь мысленно моделировать социальный мир своей группы, помня такие вещи, как кто доминирует, кто вспыльчив и какие действия могут последовать за конкретное ворчание или визг. Потому что такие вещи менее предсказуемы и очевидны, чем события в мире природы, социальных животных, таких как шимпанзе и людям нужен больший мозг, чтобы справиться со сложностью своей социальной жизни (Маккроун 150). Шимпанзе может иметь глубокое понимание мира и способность мозга моделировать как физические, так и социальные отношения, но это знание остается запертым на сером фоне банков памяти, пока его не разбудит события, действительно происходящие в присутствии шимпанзе.Либо другой шимпанзе рисует его внимание к событию, как нервная мать, подталкивающая маму, чтобы сказать ей о ссорящихся детях, или шимпанзе дает волю своим эмоциям и другим правильно угадать причину его появления, как доминирующий шимпанзе, улюлюкающий на молодой самец за то, что он слишком подружился с самкой (Маккроун 156).

Возможно, шимпанзе также изобретают свои собственные звуки, возможно, используя определенное ворчание, чтобы означать определенные вещи. Но такие личные шумы не так очевидны, как жесты для человека-наблюдателя.Дело в том, что это довольно шимпанзе — или древнему человеку — могли символически использовать звуки, даже если они «протослова» имеют фиксированное значение только для произносящих их индивидуумов. Этот использование личных шумов было бы, по крайней мере, первым шагом к языку. То следующим будет символический шум, который будет подхвачен и использован всеми участниками отряда. Выученное поведение может распространяться в отряде, но оно имеет тенденцию наиболее легко передается от матери к ребенку. подростки внимательны и игривы достаточно, чтобы подражать действиям своей матери, в то время как другие взрослые редко берут на себя необходимый интерес учиться друг у друга (McCrone 157).

Современные шимпанзе, возможно, делают первые шаги к язык. Бесчисленные поколения шимпанзе, вероятно, первыми сделали подобные шаги к речи, ни к чему не ведущие, ибо молодые шимпанзе не повторить близкие отношения, которые у них были со своими матерями, когда они вырастут и смешиваться с другими взрослыми шимпанзе. Они не объединяются в пары с партнером и, таким образом, имеют шанс развить более зрелую двустороннюю форму разговора. Любой частный возникший язык почти неизбежно будет утрачен с каждым поколением, быть растоптанным в суровом мире взрослых (Маккроун 158).

Свидетельство этого прогресса в сторону большего количества жидкости коммуникативные навыки продемонстрированы в недавних исследованиях на приматах. В 1960-х и 1970-е годы, открытие того, что обезьяны могут использовать жесты рук и символы для общение привело к появлению многих объектов для исследования языка приматов. Например, Коко, горилла, была обучена использовать американский язык жестов, чтобы выражать свои мысли. чувства и желания. С тех пор многие человекообразные обезьяны научились подписывать или используйте символьную коммуникацию, такую ​​как использование цветных пластиковых фигур или компьютерных лексиграммы клавиатуры для представления лексических понятий.

Также в начале 1970-х годов шимпанзе по имени Уошо был Беатрикс и Аллен научили общаться на американском языке жестов (ASL). Гарднера в Университете Невады в Рино. Она погрузилась в среду где она научилась использовать ASL в повседневном общении со своими спутниками-людьми. За время работы с Гарднерами Уошо выучила 132 разных слова. С тех пор, четверых других шимпанзе также научили жестам, и они вместе с Уошо предмет исследования Роджера и Деборы Фаутс.Эти пять шимпанзе, которые считают сами стали семьей, теперь используют намного больше знаков, чем от них когда-либо ожидалось. учиться (сама Уошо может использовать до 240 надежных знаков), и подписывать не только людей, но и друг с другом, чтобы общаться. Уошо даже научила свою собственную приемный сын подписывается без вмешательства человека (Фоутс).

Многие лингвисты до сих пор верят, что у обезьян нет реального понимания человеческого языка, а просто подражают своим человеческим спутникам. Они настаивают что, хотя обезьяны могут понимать отдельные символы или слова, они не понять концепции синтаксиса, или как слова соединяются вместе, чтобы сформировать полная идея. Тем не менее, доказательства постоянно доказывают, что нечеловеческие разум примата способен к продвинутому мышлению (Rayl 89).

шимпанзе продемонстрировали способность общаться с помощью ASL людям-наблюдателям и другим шимпанзе о нормальном ходе окружающие события. Они используют знаки для создания категорий естественного языка; за например, они подпишут «собака», когда им показывают много разных пород собак и «обуви», будь то тапочки или ковбойские сапоги. Они могут изобретать новые знаки и комбинируйте знаки, чтобы метафорически выразить что-то другое, например: называя редьку «едой, причиняющей боль», или называя арбуз «плодом для питья» (Фаутс).Они могут понимать и производить новые предложные фразы, понимать вокальный английский, переводить слова на ASL и даже передавать свои навыки жестирования следующему поколению без вмешательства человека.

Изучение того, как шимпанзе усваивают и используют жесты и другие символический язык дает нам лучшее понимание того, как люди усваивают язык навыки и предоставляет другую модель, с помощью которой мы можем изучать роль языка в связи. Это также помогает нам лучше понять корни нашего человеческого язык.Кроме того, исследования языка шимпанзе использовались, чтобы помочь необщающихся детей, чтобы подписать, и помог аутистам, церебральным параличам, и дети с отклонениями в развитии (Fouts).

Если мы посмотрим на шимпанзе не так, как если бы он был нашим современником, но как если бы он был нашим предком, ценность изучения общение и использование языка шимпанзе можно увидеть более полно. Как это было продемонстрировано, что у шимпанзе насыщенная социальная жизнь и хорошие коммуникативные навыки. Многие Исследователи считают, что шимпанзе через общение показывают, что они развивается к порогу речи.Желание и возможности для есть передача конкретных идей. Можно сделать вывод, что рано человек около двух миллионов лет назад должен был быть по крайней мере таким же социально развитым, как современный шимпанзе, и с тех пор эволюционировал до говорящего на языке вида, которым мы являемся сегодня.

По словам доктора Роджера С. Фаутса, «Хотя наш человеческий осознание и сострадание быстро расширяются, включая большую заботу о нашей биосферы и ее обитателей, наше невежество по-прежнему остается критическим проблема.Основа для устранения невежества и замены его пониманием это общение. Мы считаем, что общение — это одно из наиболее важных действий. для будущего выживания. Уошо помог заменить часть нашего невежества в отношении общение с пониманием себя, а также других существ. Этот это одна из причин, почему мы посвятили свою жизнь исследовательскому проекту, который фокусируется на понимание коммуникации и шимпанзе."

Автор: Эми Стаффорд

Библиография

Фаутс, Др.Роджер С. и Дебора Х. Проект Уошо Часто задаваемые вопросы . WWW, Институт шимпанзе и человеческого общения: Центральный Вашингтон Университет, 1996.

Лок, Эндрю и Чарльз Р. Питерс. Справочник человека Символическая эволюция . Оксфорд: Кларендон Пресс, 1996.

.

Маккроун, Джон. Обезьяна, которая говорила; Язык и Эволюция человеческого разума . Нью-Йорк: Avon Books, 1991.

.

Миллер, Джордж А. Общение, язык и Значение; Психологические перспективы .Нью-Йорк: Basic Books Inc., 1973.

Рэйл, А.Дж.С. «Обезьяны в конце эпохи: язык приматов и «Поведение в 90-е», Minnesota Monthly, сентябрь 1996 г.: 89.

.

Романин, Сюзанна. Язык в обществе . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1994.

.

 

Текстовые ссылки для Дальнейшее изучение

  • Хилл, Дж.Х. (1980). Обезьяны и язык . Томас А. Себеок и Джин Умикер-Себеок (ред.), Speaking обезьян.Критическая антология двустороннего общения с человеком (стр. 331-351). Нью-Йорк: Пленум Пресс.
  • Рамбо, Д.М. (1977). Изучение языков шимпанзе . Проект Лана. Нью-Йорк: академический Нажмите.
  • Терраса, Х. С. и Бевер, Т.Г. (1980). Чему можно научиться, изучая язык у шимпанзе? То важность символизировать себя . В Томас А. Себеок и Джин Умикер-Себеок (ред.), Говоря об обезьянах. Критическая антология двусторонних отношений Общение с человеком (стр. 179-189). Нью-Йорк: Пленум Нажмите.
Первоначально страница находилась по адресу: Коммуникация шимпанзе: взгляд на происхождение языка. Обнаружено, что

коммуникативных жестов шимпанзе соответствуют правилам человеческой лингвистики

Кредит: общественное достояние CC0

Группа исследователей из Великобритании, Швейцарии и Испании обнаружила, что шимпанзе используют коммуникативные жесты в соответствии с человеческими лингвистическими правилами.В своей статье, опубликованной в Proceedings of the Royal Society B , группа описывает свое исследование общения шимпанзе друг с другом в дикой природе и сравнивает свои наблюдения с правилами человеческого общения.

За прошедшие годы исследователи-лингвисты обнаружили, что человеческий язык подчиняется определенным правилам независимо от языка, на котором на нем говорят. У таких правил есть имена, чтобы их было легче обсуждать.Одно из таких правил, закон сокращения Ципфа, гласит, что часто используемые слова имеют тенденцию быть короткими. Другое правило называется законом Мензерата — оно гласит, что большие языковые структуры, как правило, состоят из множества коротких сегментов (слогов) при произнесении. В этой новой попытке исследователи задались вопросом, могут ли такие правила применяться к другим животным. Чтобы выяснить это, они получили и изучили видеозаписи диких шимпанзе, живущих и общающихся в лесном заповеднике Будонго в Уганде.

Исследователям удалось идентифицировать около 2000 примеров из 58 уникальных жестов, используемых шимпанзе при общении друг с другом.Поскольку шимпанзе не могут говорить, они общаются с помощью жестов рук, положения тела, мимики и издают различные звуки. Комбинируя доступные им жесты, шимпанзе могут передавать друг другу самые разнообразные сообщения.

Исследователи обнаружили, что правила человеческого языка действительно применимы к использованию жестов шимпанзе — например, наиболее часто используемые жесты, как правило, были довольно короткими, а более длинные жесты, как правило, разбивались на несколько более коротких жестов.Они предполагают, что это указывает на то, что, несмотря на основные различия в способах связи, в основе двух систем связи лежат одни и те же основные математические принципы. Интересно, что только в прошлом году международная группа исследователей обнаружила, что человеческие малыши и шимпанзе имеют очень похожие системы коммуникации.

Исследователи планируют продолжить свои исследования, расширив свой анализ, включив в него другие виды — они собираются сосредоточиться на бонобо, поскольку известно, что они используют многие из тех же жестов, что и шимпанзе.


Исследователи расшифровали жесты, используемые шимпанзе для общения друг с другом
Дополнительная информация: Рафаэла Хисен и др. Лингвистические законы жестового общения шимпанзе, Proceedings of the Royal Society B: Biological Sciences (2019).DOI: 10.1098/rspb.2018.2900

© 2019 Наука Х Сеть

Цитата : Обнаружено, что жесты общения шимпанзе соответствуют правилам человеческой лингвистики (13 февраля 2019 г.) получено 28 января 2022 г. с https://физ.org/news/2019-02-chimp-gestures-human-linguistics.html

Этот документ защищен авторским правом. Помимо любой добросовестной сделки с целью частного изучения или исследования, никакие часть может быть воспроизведена без письменного разрешения. Контент предоставляется только в ознакомительных целях.

Дебаты о разговоре

шимпанзе: действительно ли это язык?

Но некоторые философы, такие как Др.Шанкер, жалуются на то, что лингвисты применяют двойной стандарт: они игнорируют навыки, такие как соединение существительного и глагола в предложение из двух слов, которые они считают зарождающимися лингвистическими способностями у очень маленького ребенка.

«Лингвисты продолжали повышать свои требования, а Сью продолжала выполнять требования», — сказал доктор Шанкер. «Но лингвисты продолжают двигать стойку ворот».

Вслед за доктором Хомским большинство лингвистов утверждают, что особая нервная система, необходимая для речи, развилась после того, как миллионы лет назад предки человека отделились от предков шимпанзе. В качестве доказательства они отмечают, как быстро дети, в отличие от шимпанзе, переходят от составления высказываний из двух слов к легкому составлению сложных предложений с фразами, встроенными в фразы, как русские матрешки. Но д-р Шанкер и его коллеги настаивают на том, что эксперименты д-ра Сэвидж-Рамбо свидетельствуют о том, что между людьми и остальным животным миром нет непреодолимой пропасти, как считают ортодоксальные лингвисты, а скорее существует градация языковых навыков.

В готовящейся книге «Двигатель разума, вместилище души: философское путешествие в мозг» (М.I. T. Press), доктор Пол Черчленд, философ и когнитивист из Калифорнийского университета в Сан-Диего, говорит, что лингвисты должны воспринимать эксперименты доктора Сэвиджа-Рамбо как вызов. Он утверждает, что решение еще не вынесено: правила построения предложений могут оказаться не столько жестко запрограммированными в результате обучения — людьми и, возможно, их родственниками-шимпанзе.

Исследование языка животных приобрело дурную славу в конце 1970-х годов, когда «говорящие» шимпанзе, такие как Уошо и провокационно названный Ним Чимпски, были разоблачены как непреднамеренные мошенники. Поскольку у шимпанзе отсутствует голосовой аппарат, чтобы издавать различные модулированные звуки, животных обучали словарю жестов руками — подход, впервые предложенный в 18 веке французским врачом Жюльеном Оффре де Ламетри. В выступлениях на телевизионных ток-шоу дрессировщики утверждали, что шимпанзе могут составлять предложения из нескольких слов. Но при ближайшем рассмотрении ученые обнаружили убедительные доказательства того, что шимпанзе просто научились доставлять удовольствие своим учителям, изгибая свои руки во всевозможные конфигурации.А дрессировщики, напрягаясь в поисках примеров языкового общения, думали, что видят слова среди шевеления, как дети видят картинки в облаках.

В широко цитируемой статье журнала Science «Может ли обезьяна составить предложение?» Тренер Нима Чимпски, доктор Герберт Террас, психолог из Колумбийского университета, неохотно пришел к выводу, что ответ отрицательный.

Шимпанзе может научиться связывать знак рукой с пищей, утверждали такие скептики, как доктор Террас, но это может быть вопросом простого обусловливания, как собаки Павлова учатся выделять слюну при звуке колокольчика. Самое главное, не было никаких доказательств того, что шимпанзе приобрели генеративную грамматику — способность связывать слова в предложения произвольной длины и сложности.

Говорящие шимпанзе - AAL2013

Ниже мы сосредоточимся на результатах исследования Аллена и Беатрикс Гарднер, которое они провели вместе в 1969 и 1984 годах на четырех шимпанзе по имени Уошо, Мойя, Тату и Дар, которые подверглись языку жестов.

Гарднер и работа Гарднера в 1969 году участвовал шимпанзе по имени Уошо, которого они намеревались научить американскому Язык жестов (ASL) как форма общения в Университете Невады в Рено.Шимпанзе была доставлена ​​из дикой природы в возрасте 8-14 месяцев авиакомпанией США. Force, но затем был воспитан Гарднерами и вырос так же, как человеческого ребенка, что дает ему возможность овладеть языком в тех же условиях. Она часто носила одежду, ела человеческую пищу, пользовалась туалетом, и ее учили таким задачам, как убирать со стола и мыть посуду после еды.

Уошо овладение языком наблюдали в течение 22 месяцев, и каждый выученный знак имел следовать определенным критериям, чтобы быть принятым в качестве успешного нового знака.Его нужно было использовать правильно, спонтанно, каждый день в течение 15 дней. период. В целом только 30 слов в то время соответствовали строгим критериям, таким как «извини», «цветок» и «ты». Однако Уошо продолжал изучать знаки и был Сообщается, что к моменту своей смерти она выучила 250 человек.

Моя, Тату и Дар (1984)

Гарднер а Гарднер продолжал выращивать других шимпанзе так же, как Уошо — Моха, Тату и Дар. Метод исследования был улучшен, так как все шимпанзе были новорожденными. когда они приехали в Рино и выросли вместе как братья и сестры, также изучающие ASL.

Четверых шимпанзе, включая Уошо, проверили на использование словарного запаса. Им показывали изображения на слайдах, которые проецировались на экран, и просили подписать то, что они могли видеть. Два наблюдателя наблюдали за жестами шимпанзе и записывали их правильное или неправильное использование жестов. Только шимпанзе мог видеть картинки, и ни один из наблюдателей не мог видеть друг друга. Один наблюдатель был вопрошающим в тестовой комнате с шимпанзе, а другой находился в отдельной комнате за односторонним стеклом.

 

Были лишь небольшие различия между тестами каждого шимпанзе. Чтобы показать изображение, Уошо пришлось открыть раздвижную дверь, за которой находился экран с изображением. Тату и Дар должны были нажать кнопку, которая затем отобразила бы для них изображение, и когда Моджа нажимал кнопку, это действовало только как запрос. Позднее экспериментатор одобрял просьбу Моджи и предъявлял ей фотографию. Уошо, Тату и Дар прошли по два теста каждый, а Моджа принял участие только в одном.

 

Чтобы убедиться, что шимпанзе правильно используют знаки, им показывали сразу четыре изображения одного словарного слова. Например, для слова «цветок» отображались четыре разных типа цветов, чтобы знак не использовался для обозначения только одного определенного типа цветов. Перед тестами был согласован целевой знак для каждого элемента словарного запаса, и только этот знак будет записан как правильный при использовании шимпанзе.

Выводы

Соответствие как правильных, так и неправильных подписей в записях наблюдателей было достоверным — в диапазоне от 86% до 95%.Среднее правильное использование знаков шимпанзе также было высоким, за исключением Моджи:

.
  • Уошу 79%

  • Моя 54%

  • Тату 82%

  • Дар 81%

Предполагается, что подпись Моджи в тесте была нарушена, потому что она не прошла серию предварительных тестов, как Уошо, Тату и Дар, до того, как состоялись финальные тесты.Поэтому у нее было меньше практики с этой процедурой. Предварительные тесты использовались, чтобы помочь шимпанзе понять процедуру тестирования, но они были нечастыми и длились не более получаса за раз.

 

Выводы
Гарднер и Гарднер не торопились делать выводы из полученных данных о том, что шимпанзе могут овладеть языком, и не проводили каких-либо сравнений между человеческими и нечеловеческими способностями. Тем не менее, общие данные их исследований показали, что шимпанзе целесообразно обучать большему количеству словарных терминов американского языка жестов, каждый из которых предлагается использовать индивидуально и естественно, а не всегда с подсказками людей, использующих ASL.Чтобы понять реальную картину использования нечеловеческого языка, Гарднер и Гарднер предположили, что необходимо провести гораздо больше исследований.

Посмотрите наше итоговое видео об исследованиях Гарднера и Гарднера в отношении Уошо, Моджа, Тату и Дар ниже:

 

Каталожные номера

Гарднер Р. А. и Гарднер Б.Т. (1969) Обучение языку жестов шимпанзе. Наука , 165, 664-672.

Гарднер Р.А. и Гарднер Б.Т. (1984) Словарный тест для шимпанзе. Журнал сравнительной психологии 98 (4), 381-404.

Келлог, В. К. и Келлог, Л., (1933) Обезьяна и ребенок: сравнительное исследование Влияние окружающей среды на раннее поведение. Нью-Йорк и Лондон: Хафнер Издательская компания

говорящих шимпанзе. Эксперименты с шимпанзе и другие… | Маурисио Матиз | The Junction

Сын автора позирует в Американском музее естественной истории (Фото автора)

Мое внимание привлекло название будущей книги: Почему шимпанзе не могут выучить язык, а только люди могут .Немного высокомерно, подумал я. Как более развитая форма жизни оценит наши способности или, что более важно, определит наши ограничения? Будут ли на книжной полке пришельцев такие книги, как «, почему люди с двумя глазами не могут видеть темную материю, а мы можем только с одним» или, может быть, , почему дневное время не может повернуть время вспять, а мы можем ?

Книга, которая скоро будет выпущена, посвящена проекту «Ним», спорному эксперименту 1970-х годов, целью которого было проверить, можно ли научить шимпанзе, выращенного в человеческой семье, языку жестов — физиологически шимпанзе не могут говорить, несмотря на «Планету обезьян» кино. О проекте написано несколько книг и статей, и все, кто интересуется полемикой вокруг Project Nim , могут посмотреть одноименный документальный фильм 2011 года. В этой книге Херб Террас, профессор психологии Колумбийского университета, пересматривает свой вывод о том, что проект потерпел неудачу, потому что шимпанзе просто не могут учить слова. У их мозга есть ограничения.

Мысли об экспериментах, которые могут устроить на нас незваные гости из другой галактики, были удручающими. Вместо этого я рассмотрел свои эксперименты с использованием (в основном) разумных существ, имеющих 99% ДНК шимпанзе.Они скоро завершатся, учитывая, что мой младший ребенок заканчивает университет в конце этого года. Вскоре он будет выпущен в мир, чтобы постоять за себя. Я очень надеюсь, что он получит работу, которая не будет похожа на клетку, в которую Нима отправили после того, как он закончил свою избалованную жизнь в Верхнем Вест-Сайде, сначала, а затем в загородном доме на севере штата.

В одном из моих экспериментов использовалась большая прямоугольная корзина. Я хотел проверить их способность помещать внутрь свою грязную одежду. Моему сыну, заядлому баскетболисту, засунуть одежду внутрь казалось легкой задачей.Он утверждает, что является лучшим броском из трех очков среди своих друзей, что заставляет меня задуматься, учитывая размер прямоугольной корзины, почему он редко делает даже данки. Его одежда разбросана по всему полу, некоторые в нескольких дюймах от корзины. Он просто не может попасть в эти кадры. Я подумывал о том, чтобы запустить вариант популярной во всем мире игры. Он может попробовать подбрасывание футболки, подбрасывание носков и подбрасывание боксера. Если я смогу довести его процент до 25%, я буду баллотироваться на звание тренера года.

Я достиг высокого уровня разочарования, проверяя их механическую сообразительность.Многие из этих задач не должны были выходить за рамки возможностей моих испытуемых. Например, пружинный механизм держателя туалетной бумаги оказался загадочным. Использование его в качестве полки кажется намного проще. Точно так же понимание того, что ящики и шкафы бинарны, расстроило мою младшую испытуемую. Он понимает только то, что они открываются. Я продемонстрировал механизм закрытия, в том числе метод быстрого закрытия — слэм — безрезультатно. Он становится агрессивным, когда его упрекают после того, как он оставляет все кухонные шкафы открытыми.Террас также обнаружил, что его шимпанзе стал агрессивным по отношению к приемной семье, поэтому он перевез его из Верхнего Вест-Сайда в загородный дом. Не имея места в деревне, мне, возможно, придется смириться с ролью закройщика шкафов.

Я пробовал слушать музыку, в основном рок и джаз. Я хотел, чтобы они открыли для себя радость скульптурных звуковых волн. Да, но по мере того, как они приближались к подростковому возрасту, им нравились рэп и хип-хоп, жанры, которые я находил непонятными, за исключением ругательств.Было очевидно, что их мозг устроен иначе, чем мой. Завязалась битва за контроль над нашими беспроводными колонками. Их неспособность принять мой музыкальный вкус казалась ограничением их юных мозгов, поэтому я взял на себя управление. То есть, пока они не перешли в среднюю школу. Вскоре я был ошеломлен их обожающей рэп командой. Не желая показаться неприветливым или, что еще хуже, их друзьям, я отказался от управления динамиками, но не раньше, чем установил ограничение громкости на цифровых динамиках.

Когда моя дочь поступила в колледж на Среднем Западе, она оставила позади более радикального поклонника рэпа.К моему удивлению, он успешно научил свою мать тонкостям хип-хопа. Теперь в ее плейлисте на Spotify есть Дрейк и Кендрик Ламар. Я нашел некоторую радость, слушая, доказывая раз и навсегда, что ограничение было моим все время.

Во время недавнего визита моей дочери в Нью-Йорк она заявила, что больше не является поклонницей рэпа. Я посмотрел на нее, улыбаясь. Затем она сказала, что ее новой любовью была кантри-музыка. В тот момент я понял, что мой музыкальный эксперимент провалился. Как и Террас, я могу вернуться к этому эксперименту через несколько лет.Кто знает, может быть, они ностальгируют по классике прошлого века. Или, может быть, я полюблю кантри-музыку так же сильно, как и тонкости Joey Bada$$.

10 вещей, которых вы не знали о шимпанзе

Генетически они одни из наших ближайших родственников в животном мире, но что вы на самом деле знаете о шимпанзе? Джейн Сторр, старший смотритель зоопарка ZSL Whipsnade Zoo, рассказывает об их повседневной жизни.

1. Семья превыше всего

Шимпанзе живут в так называемых обществах деления-слияния — небольших, изменчивых семейных группах (обычно мать и ее сыновья) внутри более крупного сообщества, насчитывающего от 60 до 130 шимпанзе.

В зоопарке ZSL Whipsnade Zoo есть взрослая семейная группа из шести шимпанзе. Ники — наш доминирующий мужчина, а Бонни — мать двух его сыновей, Фила и Элвиса, что делает ее очень высокопоставленной. Ники без ума от Бонни и редко выпускает ее из виду, хотя она преданная и заботливая мама. Она позволит своему младшему, Элвису, покататься у нее на спине, хоть он и староват для этого! В группу также входят мужчина Грант и «приемная тетя» Коко.

2. Шимпанзе более тесно связаны с нами, чем с гориллами

Хорошо известно, что шимпанзе делят 98.5% их ДНК с человеческими, а на самом деле, если учитывать только активные гены, то больше 99%!

3. Шимпанзе постоянно «разговаривают» друг с другом

Одно исследование шимпанзе в Уганде выявило 66 жестов, которые они используют для передачи значения и 19 конкретных сообщений, включая флирт (отрывание полосок от листьев зубами) и предложение прокатить младенцев (показывая подошву ноги).

От почесывания груди до тонких выражений лица шимпанзе постоянно общаются — как вербально, так и невербально.Наши шимпанзе в Уипснейде используют угрожающие жесты, чтобы поставить нас на место, вскидывая руку, чтобы показать тыльную сторону ладони. Коко также будет дуть в нас малиной, что означает «дай мне это!».

4. Общество шимпанзе уже вошло в каменный век

На самом деле, археологи считают, что шимпанзе в африканском Берегу Слоновой Кости использовали камни в качестве инструментов для раскалывания орехов на протяжении как минимум 4300 лет.

Шимпанзе Whipsnade будут использовать сломанные палки, чтобы тыкать в еду вне досягаемости, собирать траву, чтобы вытереться, и использовать твердые поверхности в своем вольере, чтобы разбивать кокосы.

5. Шимпанзе могут быть самыми агрессивными из человекообразных обезьян, но свирепость — это еще не все

Как и все доминирующие самцы, Ники демонстрирует силу - кричит, бегает, трясет ветками - несколько раз в день, но на самом деле он довольно нежный шимпанзе. В дикой природе это может быть хорошо: было показано, что если очень агрессивные самцы действительно достигают первого места, они не склонны долго удерживать этот рейтинг, возможно, потому, что им не хватает поддержки со стороны населения.

6.Шимпанзе нравится решать задачи

Исследование нашей группы в Уипснейде показало, что они могли решить головоломку (проталкивание красных кубиков через лабиринт труб) без пищевого вознаграждения, что позволяет предположить, что, как и люди, они наслаждались вызовом ради самого себя.

Мы всегда придумываем новые головоломки для наших игривых шимпанзе в рамках нашей программы обогащения, которая поощряет естественное поведение, увеличивая время приема пищи и предлагая стимулирующие умственные задачи для этих высокоинтеллектуальных обезьян.Грант любит играть с вратарями в перетягивание каната, протыкая проволочную сетку палкой!

7. Шимпанзе яростно территориальны

Они принимают других членов своего сообщества, но не шимпанзе из соседних групп. Самцы в дикой природе часто объединяются для патрулирования границ своей территории и избивают или даже убивают любого постороннего, с которым сталкиваются.

Вы можете заметить самцов шимпанзе в Уипснейде (иногда к ним присоединяется Бонни), которые днем ​​патрулируют свой ров. Им также требуется время, чтобы привыкнуть к новым хранителям.Сначала они делают кидают в вас какашками - и метят очень хорошо!

8. Завтрак — один из их любимых приемов пищи

Шимпанзе встают на рассвете и начинают день с интенсивного кормления. В дикой природе они тратят 43-55% дня на поиски пищи.

Шимпанзе Уипснейда кормят не менее шести раз в день, и пищу часто разбрасывают, прячут или кладут в кормушки-головоломки, чтобы стимулировать естественное поведение при поиске пищи. Наши шимпанзе питаются разнообразными овощами, но фрукты — это настоящее удовольствие, потому что культивируемые фрукты в Великобритании содержат больше сахара, чем дикие.

9. Шимпанзе любят отдыхать

Некоторые люди удивляются тому, что наши шимпанзе так много отдыхают, но для них естественно проводить 25-39% дня в состоянии покоя.

Общение также важно. Уход за собой помогает укрепить социальные связи и иерархию; ожидайте увидеть высокопоставленных шимпанзе, которым будет уделено наибольшее внимание.

На закате они ложатся спать. Дикие шимпанзе строят гнезда на деревьях, сплетая ветки вместе, а иногда и на уровне земли. Нашим мы оставим солому или древесную шерсть, чтобы они могли устроить на их платформах уютные гнезда, хотя Коко предпочитает спать на земле.

10. Память шимпанзе лучше, чем у человека

В тестах на кратковременную память они превзошли людей, и у них также потрясающая долговременная память.

Шимпанзе узнают всех людей в своем сообществе в лицо и по их уникальным крикам. Они также отлично умеют мысленно отображать свою территорию, включая точное местоположение и периоды плодоношения тысяч деревьев.

Шимпанзе находятся под угрозой исчезновения из-за браконьерства, потери среды обитания и болезней.Поскольку производство пальмового масла приводит к вырубке лесов в их родной Западной и Центральной Африке, ZSL работает с производителями масла, чтобы привить более щадящие методы, а также усилить мониторинг и защиту дикой природы на местах в ключевых местах обитания шимпанзе в Камеруне.

Посетите наших шимпанзе в ZSL Whipsnade Zoo

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.