Перейти к содержимому

Колтунорезка для кошек как пользоваться: как выбрать и как пользоваться, разновидности, показания и противопоказания

Содержание

последние отзывы и рекомендации по выбору инструмента

Владельцы пушистых кошек знают, какого тщательного ухода требует шерсть их питомцев. Стоит пропустить несколько вычесываний – колтуны и свалявшаяся шерстка обеспечены. Бороться с уже появившимися колтунами сложно, поэтому лучше не допускать их появления и вычесывать животное. Однако если шерсть уже свалялась, необходимо удалить комки. В домашних условиях для этой цели хорошо подойдет колтунорез для кошек.

Что такое колтунорез?

Колтунорез для кошек – устройство, позволяющее устранить плотно спутавшуюся шерсть питомца в тех случаях, когда обычная щетка уже не справится. Такое приспособление обязательно должно быть у каждого владельца длинношерстной кошки, ведь прибор помогает быстро и безопасно привести шерстку домашней красавицы в порядок, даже в самом запущенном случае.

Вертикальный колтунорез

Такие колтунорезы для кошек напоминают обычные расчески с длинными зубьями, расположенными в один ряд. Однако вместо зубчиков на инструменте расположены острые лезвия в количестве от 4 до 12 штук, полностью безопасные для питомца. В зависимости от длины и густоты шерсти кошки можно выбрать разную длину и количество лезвий. Если при вычесывании питомец сильно вертится, то лучше приобрести инструмент с загнутыми лезвиями.

Горизонтальный колтунорез

Горизонтальный инструмент пользуется наибольшей популярностью среди владельцев домашних питомцев. Внешне он напоминает нож для чистки и нарезки овощей. Он оснащен несколькими лезвиями, расположенными параллельно. У такой колтунорезки для кошек с одной стороны лезвия остро заточены, а с другой закруглены. Это гарантирует полную безопасность инструмента при применении. Как и у горизонтального инструмента, количество лезвий варьируется от 4 до 12, их длина также может быть разной.

Каплевидный колтунорез

Для таких мест, как паховая область, уши и лапы, идеально подойдет каплевидный колтунорез. Этот специфичный инструмент обладает одним лезвием, а его форма позволяет быстро и незаметно для животного удалить колтуны в самых труднодоступных местах.

Правила выбора колтунореза

Колтунорезов для кошек на рынке огромное количество. От дорогих, давно зарекомендовавших себя брендов, до бюджетных марок, среди которых достаточно достойных инструментов, по качеству не уступающих раскрученным. На что же обратить внимание и как выбрать колтунорез для кошек?

При выборе прибора нужно учитывать следующие аспекты:

1. Количество зубьев. При регулярном уходе за шерсткой питомца колтуны образуются довольно редко. В этом случае можно присмотреться к колтунорезам для кошек с небольшим количеством зубчиков. Однако если питомец любит гулять сам по себе, то лучше приобрести инструмент с максимально частыми лезвиями.

2. Длина зубьев. Средняя длина является универсальной и подойдет для кошек как с длинной, так и с короткой шерстью. Однако если колтуны уже большие, то стоит задуматься о покупке инструмента с длинными зубьями.

3. Материал лезвий. Весьма важно обратить внимание на металл, из которого изготовлен колтунорез. К сожалению, прибор невозможно заточить самостоятельно, поэтому выбирать нужно инструмент, лезвия которого изготовлены из высококачественной стали. Такой колтунорез прослужит долгое время.

4. Немаловажное значение имеет и ручка инструмента. Она должна быть прорезиненной и удобно располагаться в руке.

При покупке инструмента стоит обратить внимание на целостность упаковки. В случае возникновения сомнений в стерильности прибора его необходимо обработать кипятком.

Как пользоваться?

Многие владельцы, приобретя колтунорез, не знают, как применить его на практике и не нанести вред своему питомцу. Однако пользоваться колтунорезом для кошек, как показывает практика, совсем не сложно. Достаточно соблюдать ряд несложных правил, и животное даже не заметит удаление свалявшихся комков.

1. Перед началом вычесывания нужно успокоить животное, угостить его каким-либо лакомством, погладить. Начинать процедуру нужно, когда кошка находится в благожелательном расположении духа.

2. Можно попросить какого-либо члена семьи, к которому кошка хорошо относится, подержать животное во время обработки. Но не ребенка.

3. Придерживая кошку за туловище, нужно начинать вычесывание колтунов по росту волос до полного устранения комка. Важно не надавливать на кожу питомца колтунорезом, чтобы не повредить ее.

4. Для облегчения процедуры можно воспользоваться специальным спреем, который размягчит шерстяной комок и позволит вычесать колтун гораздо быстрее и безболезненнее.

Важно понимать, что колтунорез для кошек нельзя использовать часто. Он больше подходит для разовых процедур, при постоянном применении прибор может навредить структуре шерсти питомца. Поэтому важно не допускать появление колтунов у животного и регулярно вычесывать его.

Отзывы владельцев

Отзывы о колтунорезе для кошек среди хозяев животных самые разные. Однако большинство из них склоняются к тому, что в экстренных случаях прибор идеально подходит для удаления комков свалявшейся шерсти у длинношерстных любимцев. Также этот инструмент незаменим в работе ветеринаров, которым часто приносят бездомных кошек в запущенном состоянии.

Отзывы помогут определиться в выборе типа колтунореза и подскажут, как правильно применить прибор.

Важно понимать, что регулярной уход за длинной шерстью питомца поможет избежать проблемы образования колтунов. Поэтому так важно регулярно вычесывать кошку, особенно в период линьки и дачных поездок.

Груминг-набор для ухода за шерстью кошек

Содержание:

Если вы - счастливый владелец кошки, то наверняка хотите, чтобы ваша любимица всегда была здоровой и красивой. Для этого нужно обеспечить ей надлежащий уход. Например, регулярно посещать ветеринарного врача с целью проведения комплексного обследования, ведь не секрет, что практически любую болезнь можно вылечить, если она была выявлена на ранней стадии.

Не менее важны и физические нагрузки, которые помогают питомцу оставаться в оптимальной форме. Но главный залог здоровья и красоты кошки - это правильное питание. Ежедневный сбалансированный рацион должен содержать необходимое количество белков, жиров, углеводов, минералов и витаминов. По этой причине рекомендуется выбирать для любимицы корма высоких классов - премиум, супер-премиум и холистик.


Если кошка не будет правильно питаться, то вряд ли ее шерсть останется красивой и блестящей. При правильно же подобранном рационе любимица будет каждый день радовать вас эффектным внешним видом. Дело за малым - кошечке необходим регулярный уход за шерстью. Особенно важны регулярные процедуры в период линьки. Их особенности зависят от типа шерсти. Уход можно проводить в домашних условиях, если правильно подобрать

необходимые инструменты.

Бесшерстные кошки

Породы: сфинкс (канадский, донской, петербургский), эльф, бамбино, ликой, двэльф, гавайская бесшерстная, украинский левкой.

Отсутствие шерсти - не повод пренебрегать уходом за бесшерстной кошкой. Дело в том, что ее кожа активно вырабатывает секрет - маслянистое вещество, которое, если его не удалять вовремя скапливается в складках кожи. В результате кожа покрывается слоем жира и неприятно пахнет.

Каждый день необходимо удалять секрет специальными салфетками, а также купать питомца раз в 1-2 недели.

Короткошерстные и кошки с шерстью средней длины

Породы: шотландская вислоухая, русская голубая, британская короткошерстная, бенгальская, сиамская, ориентальная и другие.

Такие кошки не требуют сложного ухода. Исключение - период линьки, когда питомцу бывает трудно справиться с обилием шерсти самостоятельно. Это чревато попаданием ее в желудок, что может вызвать проблемы с желудочно-кишечным трактом.

Владельцу понадобятся:

Особенность ухода зависит от того, какой у любимицы подшерсток. Если его мало (или он вовсе отсутствует), достаточно раз в несколько дней (в период линьки - ежедневно) проводить по шерсти рукавицей для груминга. Такой инструмент не только удаляет лишнюю шерсть, но и стимулирует кровообращение, оказывая мягкий массажный эффект.

Также можно воспользоваться щеткой с натуральной щетиной, которая, благодаря деликатному уходу, не травмирует кожу любимца.

Если же природа наградила вашу кошку подшерстком, необходимо пользоваться дешеддером. Особенно это актуально в период активной линьки.


Дешеддер - это аксессуар для груминга, внешне напоминающий грабли. Конструкция состоит из прорезиненной ручки и гребневого лезвия. Дешеддер отлично убирает отмершую шерсть подшерстка, не задевая при этом живой волос. Выбор модели зависит от типа шерсти: Small - для четвероногих весом до 5 кг и длиной волос не более 3,4 см. XSmall - для шерсти около 3 см.

Курчавошерстные кошки

Породы: девон-рекс, корниш-рекс, селкирк-рекс, лаперм.

Нежные кудряшки этих кошек очень приятны на ощупь. Тем не менее и за ними нужно ухаживать, ведь и такая шерсть способна сбиваться в колтуны.

Для ухода потребуются:

Расческой с частыми зубьями нужно пройтись по шерсти до тех пор, пока кудряшки не улягутся в одном направлении. После по ним проводят щеткой с натуральной щетиной. Колтуны лучше распутать пальцами, если же это невозможно, понадобится колтунорез.

Важно! Для ухода за шерстью курчавошерстных кошек нельзя использовать пуходерку и дешеддер!

Длинношерстные кошки

Породы: ангорская, британская длинношерстная, персидская, мейн-кун, невская маскарадная, сибирская, бирманская, рэгдолл и другие.

Самый тщательный уход необходим за шерстью длинношерстных кошек. Основная проблема, с которой часто сталкиваются владельцы, - колтуны. Для предотвращения их образования необходимо ежедневно вычесывать любимицу. В период линьки уход должен быть более тщательным.

Вам понадобятся:

Для начала по шерсти проводят щеткой-рукавицей по направлению против роста волос - это стимулирует кровообращение. Затем необходимо воспользоваться расческой с редкими зубьями. Ею же распутывают колтуны, при необходимости пользуются колтунорезом. Удалить отмерший пух можно с помощью пуходерки или дешеддера. Данные приспособления эффективно удаляют отмерший пух, не затрагивая при этом остевой волос. В конце процедуры шерсть приглаживают расческой с частыми зубьями.

Стрижка когтей

Эта процедура необходима всем любимцам, вне зависимости от типа шерсти, ведь коготки быстро растут у всех представителей кошачьего семейства. Для нее используют

когтерез - ножницы с закругленными лезвиями, которые помогают обрезать когти быстро, легко и безопасно.


Когтерезы бывают четырех видов:

  • Блистеры. Похожи на обычные маникюрные ножницы, но лезвия на концах загнуты;
  • Секаторы. Оснащены пружиной между ручками и ограничителем;
  • Гильотины. Для кошек с толстой ногтевой пластиной;
  • Гриндеры. Электрические инструменты для обработки когтей.

Дополнительно можно надеть на коготки кошки силиконовые колпачки, которые помогут защитить мебель от повреждений. Они надежно фиксируются с помощью нетоксичного клея, что делает их полностью безопасными. Можно выбрать аксессуары разных цветов.

Итоги

1. Секрет красивой и здоровой шерсти заключается не только в правильном питании, но и в регулярных процедурах по уходу, которые можно проводить в домашних условиях.

2. Особенности ухода зависят от типа шерсти любимца. Обзаведитесь подходящими инструментами. Чтобы они не потерялись, подумайте о приобретении специальной сумки.

3. Приучайте кошку к процедурам с раннего возраста. При необходимости обращайтесь к профессиональному грумеру, который также даст необходимые рекомендации по уходу.

Рекомендуем также

Колтуны у котов: как правильно избавиться

Автор:Ольга

Иметь пушистую длинношерстную кошку мечтают многие котолюбы, но не все в силу многих причин решаются завести такого питомца. Одна из наиболее частых причин – необходимость постоянного и кропотливого ухода за шерстью. И это вполне справедливо, ведь такого пушистого питомца нужно регулярно и правильно вычесывать, обрабатывать шерсть специальными средствами. Многие владельцы длинношерстных кошек жалуются, что стоит лишь немного «запустить» уход, как появляются колтуны. Однако колтуны у кошки могут возникать и по другим причинам, о чем более подробно предлагаем узнать уже сейчас.

Содержание

Открытьполное содержание

[ Скрыть]

Почему появляются колтуны?

Колтуны или трихома возникают как у длинношерстных собак, так и у кошек, и представляют собой патологическое состояние шерсти животного. При трихоме волоски шерсти слипаются и спутываются между собой в плотный неразделимый комок, который по ощущениям напоминает плотный войлок. Колтуны чаще всего возникают в труднодоступных местах и там, где шерсть наиболее подвергается трению: живот, область паха, хвост, внутренняя сторона лап, реже на спине или на шее. Ветеринары такое явление связывают с плохим уходом за животным, а также с местными патологическими процессами.

Наиболее частая причина возникновения колтунов у домашних питомцев – недостаточный уход или несвоевременное расчесывание. Однако среди всех факторов, вызывающих трихому, специалисты относят:

  • грязную шерсть – пыль и частички грязи притягивают волоски и слипают между собой;
  • постоянную стрессовую ситуацию;
  • гормональные проблемы, ведущие к дисбалансу обменных процессов в коже;
  • нарушение обмена веществ;
  • наличие паразитов – клещи, власоеды, блохи;
  • старость, болезнь;
  • неправильное кормление – недостаток витаминов и питательных веществ приводит к нарушению кожного баланса, появлению перхоты;
  • недостаточный уход – шерсть пушистых кошек постоянно обновляется, поэтому если регулярно не убирать выпавшие волоски, они спутывают остальные, приводят к сваливанию шерсти;
  • неправильное купание – купать длинношерстных кошек нужно очень аккуратно, тщательно прочесывая и приглаживая волоски.
    То же правило необходимо соблюдать и во время сушки.

Колтуны – это не только эстетическая проблема: вследствие нарушения обмена веществ в коже они вызывают дискомфорт и многие кожные болезни. Из-за дискомфорта в доступных местах животное может само пытаться вырвать или выгрызть колтуны, травмируя кожу.

Убираем колтуны правильно

Убрать колтуны из шерсти животного не так уж и просто без специальных приспособлений. Многие не обходятся без ножниц или машинки для стрижки. Однако мы не советуем сразу прибегать к радикальным мерам, ведь это испортит шикарную шевелюру питомца. Конечно, если другие методы не помогают, то деваться некуда. Первое, что можно попробовать – разобрать руками и расчесать свалявшуюся шерсть. Второй популярный и действенный метод как избавиться от колтунов у кошки – воспользоваться колтунорезкой.

Расчесывание

Первое, что должен сделать владелец кошки после обнаружения на шерсти колтунов, попытаться их прочесать.

Для этого необходимо зафиксировать животное в удобной позиции и следовать инструкции.

  1. Если колтуны образовались недавно, их легко можно будет распутать руками. Для этого нужно сначала разделить колтун на несколько прядей, затем попытаться по частям разобрать шерстинки. Начиная снизу вверх, прочесывайте их расческой с частыми зубьями.
  2. Если колтун удалось разобрать только частично, например, верхний слой шерсти, то нижний можно аккуратно разрезать вдоль ножом или воспользоваться колтунорезкой.
  3. При расчесывании колтуна кожу необходимо придерживать, чтобы ее не сильно тянуть и не причинять животному боль.

Никогда перед распутыванием колтунов не купайте питомца. Это только усугубит проблему. Однако специалисты советуют предварительно обработать сам колтун и шерсть вокруг него специальным спреем для расчесывания или пудрой-тальком.

Колтунорез

Колтунорез – это современный удобный и совершенно безопасный инструмент, который помогает удалять свалявшиеся комки шерсти и колтуны. По внешнему виду он напоминает нож для чистки овощей. Такой инструмент оснащен специальными лезвиями (обычно их около 10), которые располагаются параллельно друг другу и заточены только с одной стороны для безопасного использования.

Фотогалерея «Колтунорезы»
Запрос вернул пустой результат.

Прочесывать колтунорезом свалявшуюся шерсть нужно точно так же, как и обычной расческой. Лезвия инструмента должны быть обращены вниз, движения – по направлению колтуна. Как выглядит колтунорез, вы сможете увидеть на видео (pro100vesna).

Профилактика колтунов

Как говорят специалисты, лучше предупредить проблему, чем потом от нее избавляться. Особенно это касается выставочных животных, для которых удаление даже незначительных участков шерсти – целая катастрофа. У самых пушистых длинношерстных кошек шерсть после стрижки полностью восстанавливается только через 4-5 месяцев. Кроме того, после стрижки остевой волос может менять цвет. Поэтому для всех породистых выставочных кошек главное правило содержания – правильное питание и качественный регулярный уход.

Итак, что же входит в понятие «регулярный уход» и что подразумевает под собой профилактика колтунов?

  1. Регулярное вычесывание шерсти позволит своевременно убирать выпавшие волоски, способствовать правильному обмену веществ кожи.
  2. Регулярное купание животного с применением специальных шампуней и гигиенических средств поможет держать шерсть в чистом состоянии. Чистые волоски без кожных проблем не сваливаются и не спутываются, они блестят и ровно лежат по всей поверхности тела.
  3. Сбалансированный рацион и дополнительные питательные вещества и витамины помогут поддерживать здоровье кожи и красоту шерсти.
  4. Если своевременно покупать животное нет возможности, можно воспользоваться сухим шампунем. Кроме поддержания чистоты, он поможет убрать статическое напряжение, сделает шерсть мягкой и лоснящейся.
  5. Всегда после купания используйте фен для сушки шерсти и тщательно прочесывайте кошку специальной щеткой.
Извините, в настоящее время нет доступных опросов.

Видео «Груминг кошек: советы эксперта»

Как правильно ухаживать за длинношерстным мурчащим питомцем, чтобы не возникало никаких проблем с шерстью? Об этом рассказывает эксперт по грумингу .

Ножницы и колтунорезы Trixie для легкой стрижки собак и котов

Избавиться от колтунов у кошек и собак можно в домашних условиях, если приобрести специальные инструменты. Колтунорезы для животных обладают специальной конструкцией, которая позволяет нетравматично срезать сбившуюся шерсть.

Средства от колтунов у кошек и собак доступны по хорошей цене. Это must have для всех владельцев питомцев с густой шерстью, потому как сбившаяся шерсть — довольно частое явление. Имея под руками такой инструмент, больше не придется часто обращаться к услугам грумеров.  

 

Средства от колтунов у кошек и собак

 

Стоит отметить, что колтунорезы удобны в применении. Это подходящий вариант не только для профессиональных специалистов, но также всех, кто держит кошек и собак. Основными преимуществами средств от колтунов можно назвать:

  • эргономичную форму, поэтому инструмент удобно лежит в руках, не выскальзывает, даже если животное ведет себя активно;
  • использование надежных материалов, которые подлежат санитарной обработке;
  • продолжительный срок эксплуатации. 

Стоит сказать, что своевременное удаление свалявшейся шерсти поможет избежать появления больших колтунов, которые создают не просто дискомфорт, а причиняют болевые ощущения. 

 

Аксессуары для удаления колтунов у кошек и собак

 

С помощью специальных аксессуаров для удаления колтунов у кошек и собак, можно расправиться со свалявшейся шерстью в два приема. Рабочие части сконструированы таким образом, что не затрагивают кожу, поэтому риск травм и порезов минимальный. Специальные средства от колтунов у кошек и собак — незаменимые аксессуары для удаления свалявшейся шерсти. 
 

Новые колтунорезы для животных

 

Стоит отметить, что колтунорезы стоят недорого. В каталоге представлены модели с ровными и изогнутыми зубцами.  Постоянно в наличии есть модели для собак и кошек. Специальными средствами пользоваться очень просто и удобно. Подарите своему питомцу свободу от тянущей свалявшейся шерсти. Научиться пользоваться средствами от колтунов у кошек и собак очень просто, и больше не нужно так часто обращаться к грумерам.

Инструменты постоянно есть в наличии, их можно заказать с самой быстрой доставкой. Консультанты помогут выбрать подходящий вариант для собаки или кошки.  Красивая шерсть, и никаких колтунов. Ждем ваших заказов, обращайтесь!

Как ухаживать за шерстью кошек: какие нужны инструменты и как пользоваться

Шерсть, как показатель здоровья кошки

Вне зависимости от породы питомца, состояние его шерсти и кожи всегда говорит о состоянии его здоровья. На выставках судьи оценивают ухоженную шерсть животного не меньше, чем его родословную. В первую очередь на шерсть влияет качественное и сбалансированное питание. Мы не устаем повторять: самыми качественными на данный момент являются именно корма класса Холистик.

Некачественный или неправильно подобранный рацион в длительной перспективе всегда приводит к проблемам со здоровьем. И один из первых заметных симптомов этого – ухудшение качества шерсти. Ее выпадение (вне периодов сезонной линьки), наличие на коже раздражений или мест, которые кошка постоянно чешет – все это говорит о проблемах с обменом веществ или об аллергии. В незапущенных случаях помогает переход на «правильный» корм, но если симптомы не исчезают, стоит обратиться к врачу.

Нужен ли дополнительный уход за шерстью кошек?

Что, кроме правильного питания необходимо, чтобы шерсть животных была в порядке? Несмотря на то, что кошки чистоплотны, дополнительный уход все равно необходим. Помните знаменитый мем «у нас – лапки»? Да, главный инструмент для ухода за собой у кошек – это язык, а дотянуться им до всех мест, которые надо вылизать, не может даже самое гибкое животное. Результат – спутанная шерсть или даже колтуны, которые не убрать без помощи хозяина.

Отметим также что некоторые кошки ленятся тщательно вылизывать себя (фелинологи говорят, что такое поведение зависит от породы). Таким лентяям (а еще немолодым кошкам, имеющим проблемы с опорно-двигательной системой) в уходе за шерстью обязательно должны помогать владельцы.

 

Лысые, короткошерстные и длинношерстные…

Многие считают, что лысые породы кошек (так называемые сфинксы) не требуют ухода, раз у них нет шерсти. Ситуация обстоит ровным счетом наоборот. Дело в том, что кожа любой кошки выделяет маслянистые вещество, так называемый секрет, который равномерно распределяется по волосу, смазывая и защищая его. У бесшерстных кошек этот секрет остается на коже, смешивается с домашней пылью и вызывает раздражение. Кожу таких кошек нужно протирать каждый день, лучше с применением специального лосьона.

Кошек «лысых» пород купают раз в 1-2 недели с использованием специального шампуня или обычного детского мыла. После мытья следите, чтобы кошка не простыла и не замерзла. Аналогично сфинксам ухаживают за кошками породы корниш-рекс. Они отличаются «кудрявым» подшерстком, который надо не расчесывать, а протирать. Купать таких животных надо чаще, чем прочих кошек (хотя бы 1-2 раза в месяц).

 

Уход за коротко– и среднешерстными кошками нельзя назвать обременительным, хотя и он требует специальных инструментов. Главная задача здесь – вычесать шерсть, сбрасываемую при линьке, чтобы она не попала в желудок к животному. К слову, линять короткошерстная кошка может даже больше, чем длинношерстная, так как обновление волосяного покрова у таких пород происходит быстрее.

Если подшерстка нет или его мало, для вычесывания можно использовать силиконовую рукавицу или щетку, которая снимает лишнюю шерсть и массирует кожу. Неплохо подойдет щетка с натуральной щетиной или расческа с тупыми зубьями. Главное – не травмировать кожу питомца (у кошек она гораздо нежнее, чем, например, у человека).

Если подшерстка много, то тогда владельцу не обойтись без ФУРминатора, который удаляет отмерший подшерсток и распределяет секрет (о котором мы писали выше) по всей длине остевого волоса. Что это за инструмент и как его выбрать, мы рассказали в этой статье. В зависимости от интенсивности линьки можно пользоваться ФУРминатором ежедневно или раз в 1-2 недели. 

За кошкой с длинной шерстью ухаживать сложнее: нужно обязательно следить, чтобы не образовывались колтуны (зоны риска – область подмышек и живот). Для ухода за длинношерстной кошкой вам понадобится расческа или пуходерка и/или ФУРминатор. Расческой или пуходеркой расчесывают слипшуюся шерсть, Основной подшерсток вычесывают ФУРминатором для удаления отмершей шерсти. Будьте аккуратны, расчесывая живот питомца – не повредите молочные железы. На случай образования колтунов в арсенале стоит иметь специальный колтунорез.

Нужно ли мыть кошку и как часто?

Не стоит купать кошку слишком часто: это может привести к тому, что железы на коже перестанут правильно вырабатывать секрет и pH-баланс кожи нарушится. Встречаются разные рекомендации: от мытья один раз в месяц до двух раз в год. Все зависит от того, как ваш питомец относится к принятию ванной и насколько сильно он пачкается. 

Вне зависимости от частоты мытья стоит подобрать для животного специальный шампунь. Обращайте внимание на маркировку: состав средств для короткошерстных питомцев и для пород с жесткой шерстью отличается от «длинношерстных» шампуней. Использовать кондиционер или нет? Ответ на этот вопрос опять-таки зависит от типа шерсти. Для пород с длинной и тонкой шерстью это стоит делать, как минимум, для предотвращения образования колтунов.

 

Домашний уход или салон красоты?

В некоторых груминг - салонах можно заказать услугу «экспресс-линька». Процедура состоит из мытья с кондиционером или маской для волос и последующим вычесыванием кошки пуходеркой и фурминатором. После этого остатки ненужной шерсти выдуваются компрессором или пылесосом. Вся процедура занимает до шести часов и после нее кошка достаточно продолжительное время не линяет (а, значит, не разбрасывает шерсть по квартире). Прибегать к такой процедуре или нет – решать владельцу животного, исходя из его состояния и особенностей характера. Не каждая кошка позволит прикасаться к себе чужим людям, да и полдня в салоне – это тоже тяжело. Также не рекомендуется делать «экспресс-линьку» чаще четырех раз в год. Если есть сомнения, проконсультируйтесь с ветеринаром – выдержит ли ваш питомец такую процедуру?

Напоследок отметим, что для кошки, которая не участвует в выставках, вполне достаточно домашнего ухода. Главное – с детства приучать котенка к уходу и мытью. Если этого не сделать, каждое купание или расчесывание кошки будет сопровождаться душераздирающим концертом (а еще – обилием царапин на руках хозяев).

Расскажите, как вы ухаживаете за шерстью ваших кошек? Хорошо ли они переносят воду?

Пуходерка для кошек - незаменимая вещь при кошачьем груминге

Пуходерка для кошек – специальная расческа (гребень, щетка), которая позволяет вычесывать отмершие волоски, пух, пыль из шерсти любимца. Этот инструмент просто необходим владельцу питомца не только во время еженедельного ухода за шерстью, но и особенно в период линьки. Удаляя отмершие волоски, с помощью этого нехитрого приспособления, удается и спасти квартиру от волос, и уменьшить засорение организма животного во время вылизывания. Использовать пуходерку можно и на короткошерстных, и на длинношерстных подопечных в домашних условиях, простота использования не требует особых навыков грумера.

Какой бывает пуходерка для кошек

Эта расческа представляет собой пластину с ручкой, из основания которой торчат металлические зубцы. Основание расчески обычно прорезинено, так что при нажатии на расческу зубцы прогибаются и пуходерка повторяет в точности контуры тела животного. Именно такая форма позволяет избежать повреждения кожного покрова во время ухода за шерстью. Ручка расчески бывает различная, однако производитель всегда старается ее сделать под форму кисти человека, чтобы было меньше напряжения в запястье.

По размеру зубцы бывают длинные и короткие, с угловой формой и прямые. Длина и форма зубца обуславливается типом шерсти, то есть породной принадлежностью животного.

Стоит отметить, что на некоторых пуходерках на концах зубчиков предусмотрена пластиковая капля, которая защищает особо чувствительную кожу зверька от повреждения. Однако стоит понимать, что для длинношерстных кошек, таких как перс (более полное название персидская кошка), ангора (ангорская кошка), норвежская лесная и т.п гребень с каплей не подходит, так как вокруг капли запутываются волосы, а при резком движении происходит отрыв здоровых волос, что неприятно по ощущениям для питомца. Поэтому такая структура расчесок применятся для короткошерстных питомцев и котят всех пород.

Пуходерка: несколько простых правил по применению

Перед применением данного инструмента следует успокоить четвероногого любимца ласковыми словами, поглаживанием или просто покормив. Вообще желательно с малых лет приучать его к расчесыванию, тогда в будущем не возникнет негативной реакции на данный процесс А чтобы сама процедура вызывала положительные эмоции, можно прохождение ее сопровождать лаской, поглаживанием и в отдельных случаях лакомством по завершению.

При расчесывании, пуходерка для кошек должна медленно проходить по росту шерсти, только в этом случае удастся собрать максимум отмерших волос без повреждения здоровых. В случае запутывания в волосках зубьев необходимо немедленно без резких движений извлечь инструмент, иначе кошка может дернуться и получить негативные ощущения, которые могут запомниться ей надолго.

Процедура должна проходить без усилий. Надавливания должны быть минимальны, иначе есть вероятность повредить кожный покров подопечного.

Мероприятия по уходу лучше начать с шейно-спинной зоны, переходя на бока. Эти места в принципе практически любая кошка даст вычесать без труда. А дальше будет сложнее, зона под шеей спереди, задние лапы и, в отдельных случаях, живот наиболее трудно расчесать. Хвост вообще особая зона, притрагиваться к которой может животное и не дать. Здесь необходимо проявить мастерство и ловкость, при этом стараться не поссориться с любимцем.

При запутывании в колтуне зубцов, требуется аккуратно извлечь инструмент из шерсти, а для расчесывания проблемного места применить колтунорез для кошек. Стоит отметить, что для пород с тонким волосом для облегчения расчесывания можно применять и специальные косметические средства, например, спрей антистатик или аналогичный для облегчения расчесывания проблемного участка.

В каких случаях нельзя применять пуходерку

Кроме положительного эффекта, в ряде случаев пуходерка для кошек может усугубить ситуацию и дать отрицательный результат, поэтому не всегда можно применять этот инструмент. Ее применять нельзя:

  1. При наличии колтунов. В этом случае пуходерка будет просто в них застревать, а попытки устранить их этим инструментом будут безуспешны
  2. В случае повреждения кожного покрова или болезни. Например, дерматит у кошек может дать рецидив после применения пуходерки.
  3. Расческу нельзя применять слишком часто. Дело в том, что наравне с отмершими волосками между зубцами застревают и здоровые волосы. Соответственно, в домашнем груминге главное не переусердствовать, а то «шубка» любимца может значительно поредеть. Достаточно использовать инструмент 2-3 раза в неделю в период линьки, а в остальное время -1-2 раза в неделю.
  4. Если животное встревожено, рассержено или агрессивно. Здесь есть вероятность возникновения конфликта между питомцем и хозяином, результат которого может негативно сказаться на здоровье хозяина.
  5. Если кошка не имеет шерсти (порода сфинкс, девон рекс и т.п.).

Вообще сама процедура ухода за шерстью есть некая форма общения между человеком и питомцем. Поэтому, чем качественнее пройдет это общение, чем меньше стресса получит животное, тем лучше будут отношения между хозяином и любимцем. Одновременно с этим будет питомец здоровее и красивее.


Добавить комментарий

Колтуны у собак - профилактика, как расчесать?

Хитрости стрижки и мытья для ухода за шерстью вашей собаки.

Ответ на вопрос «Как бороться с колтунами?» довольно прозаичен: возьмите специальные ножницы и расческу. Однако можно просто не допускать образования колтунов.

Колтуны чаще всего появляются у собак длинношерстных и жесткошерстных пород. Их шерсть нуждается в тщательном уходе — регулярном мытье, расчесывании, стрижке или выщипывании (тримминге) отмершей шерсти.

Колтуны образуются, когда отмершая шерсть сваливается и спутывается с нормальным волосом. Поэтому особенно часто колтуны появляются в сезон линьки. Не вычесанный отмерший подшерсток и остевой волос застревают в живой шерсти и образуют небольшой колтун. Затем в него набивается все больше шерсти, и он со временем превращается в кусок войлока.

Первое условие борьбы с колтунами — регулярное мытье собаки

Чаще всего колтуны образуются в подмышечных впадинах, в паху, на животе, за ушами и на груди. В этих местах шерсть обычно тоньше, поэтому и сваливается быстрее.

Если у собаки грязная шерсть, колтуны появляются очень быстро. На защитный жировой слой, которым покрыта шерсть, садится пыль, делающая ее липкой и плотной. В такой шерсти запутываются не только отмершие волосы, но и живая шерсть.

Поэтому первое условие борьбы с колтунами — регулярное мытье собаки. Во время купания смывается не только грязь, но частично освобождается и отмершая шерсть. Купать собаку лучше со специальным кондиционером, он делает шерсть более гладкой и эластичной — так ее легче вычесать.

После мытья собаку необходимо высушить и аккуратно расчесать. Расчесывать можно со специальной жидкостью для удаления колтунов, чтобы не причинить ей неприятных ощущений.

Оставшиеся «войлочные» колтуны практически невозможно вычесать. Поэтому лучше удалить их специальным инструментом — колтунорезом, либо аккуратно выстричь ножницами или машинкой.

После удаления всех колтунов нужно еще раз расчесать собаку и обработать спреем для ухода за шерстью. Такой спрей предохраняет шерсть собаки от быстрого загрязнения и облегчает последующее расчесывание.

Но самый действенный способ избежать колтунов — регулярность мытья и расчесывания шерсти. Для стригущихся длинношерстных и жесткошерстных пород — регулярная стрижка и тримминг.

Если у вас собака длинношерстной не стригущейся породы, но в выставках вы не участвуете, то можно регулярно пороводить гигиеническую стрижку, подравнивяя избыточный и скатывающийся шерстный покров. Ухоженная подстриженная собака всегда радует владельца, даже если по стандарту породы это не предусмотрено.

Тесак | Черная кошка вики

" Если я не смогу тебя вернуть, мне придется тебя убить. .. приказ совета!

— Кливер, Глава 2

Кливер
Биографические данные
Кандзи

クリーバー

Ромаджи

Куриба

Основная информация
Пол

Мужской

Возраст

21

День рождения

10 октября

Группа крови

А

Высота

177 см / 5 футов 9 дюймов

Вес

64 кг/141.1 фунт

Краска для волос

Белый

Статус

Умерший

Профессиональная информация
Род занятий

Убийца

Филиал(ы)

Хронос

Дебют
Манга

Глава 2

Актеры озвучивания
Галерея изображений


Кливер ( ク リ ー バ ー Куриба ) был членом Хроноса и бывшим младшим в Train Heartnet.

Внешний вид

Кливер был высоким мужчиной со слегка длинными светлыми волосами. Его гардероб состоял из белого пальто с черным костюмом под ним. Он также носил черные перчатки и черные туфли.

Личность

Как член Хроноса, он был очень предан организации. Он также был безжалостным убийцей, готовым уничтожить любого на своем пути. Кливер, похоже, был невысокого мнения о Чистильщиках, учитывая его отвращение к решению Трейна стать одним из них.

Сюжет манги

Дуга Черной Кошки

Во время обычной подметальной работы цель Трейна и Свена Воллфеда наносит удар в грудь ножом, брошенным Кливером.Трейн узнает в нем

Клевара младшего

Трейна и просит Свена оставить их в покое и сохранить метку. Затем Трейн и Кливер направляются к мосту и некоторое время разговаривают с Кливером, предлагая миру Трейн, если он вернется. Трейн отвергает его предложение, и Кливер сообщает, что Совет старейшин послал его с миссией вернуть Трейна Хроносу или убить его. После того, как Трейн отказывается от предложения, они встают в тупик и стреляют друг в друга одновременно с Трейном, убивающим Кливера.Позже Трейн проливает слезу, думая о том, каким глупым был Кливер.

Атака на Арку Апостолов

Во время битвы Трейна и Крида Трейн мельком видит людей из своего прошлого, и Кливер был одним из тех, кого он видел.

Оборудование и способности

Меткая стрельба : Будучи юниором Трейна, Кливер должен был хорошо обучаться меткой стрельбе. Его любимым оружием был пистолет, сделанный из орихалка. Он также умел метать ножи и имел довольно хорошее зрение.У него зрение 20/13 на оба глаза.

Отношения

Поезд Heartnet

Кливер был младшим в Трейне, когда он еще был в Хроносе, и поэтому уважал его и стремился быть похожим на него. После того, как Трейн покинул Хронос, Кливер искал его и с удивлением обнаружил, что его кумир стал подметальщиком. Кливер умолял Трейна вернуться в Хронос, но бывший номер отказался, поэтому у Кливера не было другого выбора, кроме как убить его, чего он не хотел и не должен был делать, поскольку Трейн убил его первым.

Мелочи

  • Он первый член Хроноса, появившийся в манге.
  • Он первый, кто упоминает Крида в манге.
  • Тот факт, что у него был пистолет из орихалка, может свидетельствовать о том, что он был числом Хроноса. Будучи младше Трейна, вполне возможно, что он заменил Трейна в качестве нового Номера XIII.

Навигация

Как травы могут помочь вашей кошке

Ветеринар Холли Маш говорит: Травничество было неотъемлемой частью медицинских традиций культур Китая и Индии, а также западных

Европа, тысячи лет.Одно из самых ранних упоминаний о лечении животных травами содержится в аюрведическом трактате «Накул Самхита», написанном между 4500 и 1600 годами до нашей эры. С тех пор ветеринарная ботаническая медицина росла и распространялась, и совсем недавно, в 1960-х годах, травяные формулы были перечислены в ветеринарных учебниках и считались ортодоксальной медициной.

В настоящее время все больше и больше ветеринаров обращаются к натуральной медицине и обучению ветеринарному траволечению. От аллергии до астмы, артрита, экземы, гингивита и запора, травы могут быть использованы для облегчения ряда состояний у наших кошачьих друзей.

Как это работает?

Поскольку большинство наших современных лекарств, в том числе ветеринарных, получают из растений, природные целебные свойства хорошо известны.

Травы обеспечивают нас большим разнообразием фармакологически активных ингредиентов, называемых фитохимическими веществами. Травы можно эффективно использовать как самостоятельные лекарства или в сочетании с обычными лекарствами. Верно и то, что травы — это продукты питания, а их кулинарные качества так же важны, как и лечебные.Действительно, некоторые кошки сохранили свои естественные инстинкты к самолечению, когда они плохо себя чувствуют, и ищут пырей, чтобы пожевать, что, кажется, помогает им отрыгивать пищу, которая им не подходит, или поднимать комок шерсти.

Содержание продолжается после рекламы

Аптечка Матери Природы

Растительный мир служит основой для большинства лекарств, которые мы используем сегодня. Например, действующее начало болеутоляющего морфина получают из мака, сердечного препарата наперстянки — из наперстянки, а совсем недавно из барвинка было получено важное лекарство от рака.

Однако эти фармацевтические препараты будут содержать только один активный компонент или экстракт растения, тогда как в фитотерапии используется все это. Это связано с тем, что остальная часть травы обеспечивает важные питательные вещества и фитохимические вещества, которые поддерживают остальную часть тела. Таким образом, использование целого листа, корня, цветка или семян гарантирует, что разнообразные соединения, встречающиеся в растении в природе, доступны для использования организмом, придавая ему целостное действие без побочных эффектов, которые могут вызывать рафинированные фармацевтические соединения.

Мой кот?

Кошки из всех домашних животных могут быть особенно чувствительны к травам из-за различий в их метаболических путях, которые не позволяют им обезвреживать определенные растения так же, как это делают собаки и другие животные. Это связано с тем, что они настоящие плотоядные, а их тела плохо приспособлены к использованию растительного материала.

Травы можно давать кошке по-разному, но кошек обычно сложно лечить. Они очень чувствительны к запаху и вкусу алкоголя, и большинство травяных настоек изготавливаются на спиртовой основе.По этой причине настойки на основе глицерина будут наиболее приятным вариантом и, следовательно, предпочтительным способом введения фитотерапии для кошек.

Другим, менее проблематичным препаратом может быть использование травяных таблеток или капсул. Они содержат либо порошкообразные высушенные травы, либо сублимированные экстракты, которые можно приобрести в специализированных зоомагазинах и у травников. Продукты, разработанные специально для кошек, должны иметь дозировку на этикетке; в противном случае ваш ветеринарный травник поможет вам.

Найти травника

При использовании любого травяного лекарства для вашей кошки всегда важно обратиться за советом к ветеринару-специалисту. Это связано с тем, что любая трава может быть как вредной, так и лечебной, особенно для кошек, метаболизм которых делает их исключительно восприимчивыми к токсичности. Травы могут вызывать побочные эффекты, такие как рвота или диарея, или у вашей кошки может быть аллергическая реакция, а также они могут взаимодействовать с любыми обычными лекарствами и другими добавками, которые может принимать ваша кошка. Поэтому очень важно, чтобы вы искали ветеринарного руководства при использовании любых трав для вашей кошки.

Британская ассоциация ветеринарных травников представляет ветеринарных хирургов, обученных фитотерапии.Найдите ветеринара на сайте www.herbalvets.org.uk

.

Травничество в домашних условиях

1. Кошачья мята (Nepeta cataria) действует как кошачий афродизиак. Ученые изучили уникальные поведенческие реакции кошек на кошачью мяту и связали их со специальным химическим раздражителем, который запускает их обонятельную систему, заставляя их реагировать на определенный запах. Это поведение включает жевание и обнюхивание, связанные с кормлением, катание и растирание, связанные с сексуальным поведением самок, а также тип пинков и набросков, связанных с хищничеством и игрой.

2. Визит к ветеринару важен при любом абсцессе после укуса кошки. Однако, в дополнение к этому, вы можете помочь ускорить заживление с помощью травы Тесака (Galium aparine), которую дают в виде чая с пищей вашей кошки. Это может помочь дренировать лимфатическую систему и устранить инфекцию после абсцесса.

3. Гингивит — это ранняя стадия заболевания десен, когда десны краснеют, опухают и могут кровоточить. Если не лечить гингивит, он может привести к заболеванию пародонта и, в конечном итоге, к потере зубов.Следующие травы/натуральные продукты можно втирать прямо в десны пальцами или ватным тампоном: мед манука, прополис, масло шалфея или свежие листья шалфея.

Кливер округа Клэр

Пэт Пивз

Помните: любая собака может укусить

(NAPSI) — Большинство людей, вероятно, согласятся с тем, что собака, набрасывающаяся на них и кусающая, — это пугающий опыт. Почтовая служба сообщает, что именно это и произошло с более чем 5800 письмами…

Экологические новости и примечания

Матт Маллиган, TurfMutt Spokesdog, празднует усыновление, свой первый год в плаще супергероя

(NAPS)I — Обучение на свежем воздухе, забота о зеленых насаждениях и забота обо всех живых ландшафтах — вот цель фонда TurfMutt Foundation, который сейчас отмечает годовщину своего «удочерения» своей …

Домашние животные и люди

От создателя и звезды CHEATERS Томми Хабиба, «На помощь»: спасенные собаки и их благодарные семьи, выходит в эфир еженедельно по субботам

(NAPSI) — Трогательные истории о брошенных собаках и благодарных семьях, которые их спасают, задокументированы в получасовом еженедельном синдицированном документальном сериале «На помощь.В эфире по всей стране …

Домашние животные и люди

Наследие Лаки: 5 важных уроков, которые преподал нам TurfMatt

(NAPSI) — Lucky TurfMatt — настоящая собака-спасатель, которая «продвинулась вперед», проведя десятилетие, рассказывая детям и семьям о живых ландшафтах — почему они важны…

AKC сотрудничает с YuMOVE для продвижения здоровья и подвижности суставов домашних животных

(NewsUSA) - Американский клуб собаководов® (AKC), руководящий орган собачьего спорта в Соединенных Штатах, объединяется с брендом пищевых добавок для собак YuMOVE®, чтобы информировать владельцев домашних животных о помощи …

Пять советов, как достичь пика физической формы этой весной

(NewsUSA) - С отступлением холодов и снятием некоторых ограничений COVID по всей стране все больше пожилых людей надеются вернуться к своему обычному распорядку жизни, в том числе …

3 совета, которые помогут вам быстро начать достижение весенних целей в области здоровья и хорошего самочувствия

(NewsUSA) - Лето уже не за горами, а весна - прекрасное время, чтобы приступить к достижению целей в области здоровья и хорошего самочувствия, таких как больше двигаться и худеть. Просто возьми это у Роуз Кис. Как и многие…

Помогите своим питомцам избежать угрозы блох

(NewsUSA) - Владельцы домашних животных любят своих четвероногих друзей. На самом деле многие из них считаются членами семьи. Однако любители собак и кошек ненавидят блох, которые в конце концов находят свой путь…

Как сэкономить на уходе за домашними животными

(NewsUSA) - Владение домашним животным дает много преимуществ, но забота о нем может сказаться на вашем кошельке.По данным ASPCA, содержание собаки или кошки может стоить до 1000 долларов в первый год, и многие люди…

Глава 4 — Руководство по достижению «Как очень Кливер» — Steam Solo

Обзор

Руководство о том, как разблокировать достижение «Глава 4 — How Very Cleaver» с пошаговыми инструкциями и мерами предосторожности.

ЭТАПЫ И МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ

Основным ключом для достижения достижения «Как очень Кливер» является ИЗБЕГАТЬ УБИЙСТВА Глэдис — женой человека по борьбе с вредителями, пока вы не закончите главу. Другими словами, нужно держаться подальше от Кливера Глэдис на протяжении всей главы.

Это просто руководство о том, как разблокировать достижение «Как очень Кливер». Он не дает никаких указаний по получению необходимых объектов и может быть потенциальным спойлером. Читайте на свой страх и риск.

ЧТО ДЕЛАТЬ И НЕ ДЕЛАТЬ

  • Сохраните перед входом и выходом из гостиной, кухни, столовой, кладовой и пути к сараю. Это потенциальные места, где вы можете столкнуться с Глэдис.
  • Загрузите игру, если вы столкнетесь с Глэдис.
  • Не входите в сарай , выберите вариант подглядывания.
  • Прежде чем предпринимать шаги, описанные ниже, вы уже должны были узнать номер дома (01392 и т. д.), позвонить Митци, чтобы узнать о другом химикате, заблокировать окно картиной и иметь отбеливатель, противогаз, тряпку и мобильный телефон. с тобой.
  • Позвоните по номеру дома в столовой с мобильного телефона. Когда домашний телефон начинает звонить, прячется под столом и ждет, пока Глэдис пройдет мимо столовой.
  • Идите в сарай и возьмите пестицид.
  • После того, как вы подберете пестицид, возвращайтесь в столовую (Глэдис может появиться на обратном пути), снова спрячьтесь под столом и подождите, пока Глэдис пройдет мимо столовой.
  • Вернитесь в подвал. Наденьте противогаз, вылейте отбеливатель и пестицид в ведро и подождите, пока человек, борющийся с вредителями, рухнет. Подойдите к нему и заберите у него пистолет.
  • Теперь возвращайтесь к сараю, вы можете войти в сарай.Глэдис внутри нет, выйдите из сарая и продолжайте идти. Глэдис появится и будет убита вами.
  • Та-да! Достижение появится по мере продолжения сцены.

УДАЧИ ИГРОКАМ!

P.S.: Это руководство предназначено для того, чтобы помочь геймеру, который не может разблокировать руководство по достижению главы 4 «How Very Cleaver» после обращения к другим руководствам.

Project MUSE - Три худощавых кота в зеркальном зале: Джеймс Болдуин, Норман Мейлер и Элдридж Кливер о расе и мужественности

В 1950-х и 1960-х годах Джеймс Болдуин, Норман Мейлер и Элдридж Кливер инициировали литературную дискуссию о расе и мужественности, которая исследовала подводные течения конфликта и власти, пронизывающие движения битников, гражданских прав и власти черных после Второй мировой войны. эпоха.Этот разговор был пророческим, хотя иногда и неловким и тревожным, поскольку он исследовал пересечение расы, пола и сексуальности в американском обществе. « Другая страна » и «Черный мальчик смотрит на белого мальчика», «Белый негр» Мейлера и « Душа на льду » Болдуина пытаются пересмотреть гомосоциальные отношения между черными и белыми мужчинами в эпоху после Второй мировой войны. в надежде приблизиться к какой-либо форме расового примирения.

На мой взгляд, Болдуин, а не Мейлер или Кливер, выступает героем этой дискуссии.«Белый негр» Мейлера рассказывает нам больше о подавленных фантазиях белых мужчин, чем о том, что значит быть черным. Более того, в то время как Мейлер может представить, что белые мужчины извлекают выгоду из погружения в черную культуру, он чувствует угрозу со стороны черных мужчин, которые вторгаются на территорию белой культуры, особенно когда такое нарушение связано с возможностью «смешения рас» с белыми женщинами. В «Черном мальчике смотрит на белого мальчика» усилия Болдуина по борьбе с романтическим расизмом Мейлера и его некритической оценкой дополитической мужественности «бунтаря без причины» предвосхищают позиции, которые теперь составляют основу гендерных исследований и критической расы. теория.Это не означает, что Болдуин однозначно формулирует эти позиции; часто в вопросах расы и мужественности ему не удается отделиться от тех самых позиций, которые он пытается критиковать. Скорее, я бы сказал, что, отвечая на «Белого негра» Мейлера, Болдуин колеблется между эссенциалистской, антиэссенциалистской и стратегически-эссенциалистской точками зрения. Кроме того, в своем исследовании ролей, которые фантазия и проекция играют в воображении белых мужчин расового другого, Болдуин движется в направлении психоаналитического исследования расовой динамики, которое еще предстоит адекватно развить в рамках критического анализа. расовая теория.

В то время как Болдуин никогда официально не отвечал на гомофобные атаки Элдриджа Кливера в Soul on Ice , текст Болдуина Another Country , которому Кливер уделяет самое критическое внимание, на самом деле может быть прочитан как ответ Кливеру. В то время как Элдридж Кливер известен прежде всего как активист Black Power, видение расового примирения, которое он представляет в Soul on Ice , наивно телеологично и основано на культурной гибридности, а не на социальной справедливости. « Другая страна » Болдуина, с другой стороны, гораздо более скептически относится к попыткам белых персонажей искать социальное и культурное взаимодействие с черными, не предпринимая никаких попыток исправить прошлую и настоящую несправедливость. В той мере, в какой Болдуин придерживается видения расового примирения в Другая страна , это примирение без гарантий. Кроме того, в то время как Кливер обвиняет Болдуина в отсутствии воинственности, это Эрик, персонаж из Другая страна , который больше всего похож на Болдуина в профессиональном и сексуальном плане, который изображен вооруженным автоматом в попытке начать революцию, его однокурсники просто говорить о.Хотя вооруженный автоматом Эрик просто играет роль в фильме, я бы сказал, что это повествование внутри повествования может быть прочитано как аллегория сложных и беспокойных отношений, которые позже возникли между Болдуином и более молодыми интеллектуалами/активистами Движение «Черная сила».

Каким бы тревожным ни был текст Soul on Ice , я не пренебрегаю им в этом эссе, как другие ученые. Soul on Ice справедливо критиковали за гомофобию и женоненавистничество.К сожалению, эта важная и необходимая критика затмила то, как и этот текст в своей попытке отобразить расовые и половые аспекты социального воображаемого США и важность половой/гендерной системы для формирования расовой идентичности предвосхищает современные события в теоретические рассуждения о расе и гендере. Это может показаться сомнительным читателю, привыкшему подходить к этому тексту с чисто оппозиционной точки зрения, но я обосноваю его на следующих страницах.

Новая белая мужественность 1950-х годов

В эпоху после Второй мировой войны в белую мужественность были вложены новые инвестиции. Это приняло форму переселения белых женщин, которые ранее были заняты в промышленности военного времени, с фабрик и обратно в дома, а также попытки со стороны белых рабочих переподчинить чернокожих мужчин, которые взяли свободы, обещанные пропагандой военного времени. как указание на то, что для них настало время добиваться и добиваться социального равенства. Послевоенные инвестиции в белую мужественность также поддерживались экономическим излишком, полученным от эксплуатации чернокожих и коричневых людей в Азии, Африке и Латинской Америке, что позволило корпоративной элите США создать новую Американский средний класс, слой белых воротничков, состоящий из молодых белых мужчин из рабочего класса, иногда этнического (еврейского, ирландского, итальянского и восточноевропейского) происхождения, многие из которых были ветеранами и теперь могут получить университетское образование в качестве результат Г.Я. Билл. Социальный теоретик Герберт Маркузе назвал это явление «обуржуазиванием» рабочего класса США. 1 «Обуржуазивание» белых рабочих привело к усилению расизма по отношению к чернокожим, особенно чернокожим мужчинам, поскольку белые рабочие и белые этнические группы в рамках своего восхождения к среднему классу отвергли те аспекты себя, которые, по их мнению, указывали на их низкое положение. истоки — например, грязь, телесность, сексуальность, труд, энтузиазм и спонтанность. Эти элементы подавлялись и проецировались на тела чернокожих мужчин и женщин.

Вопреки желанию белых этнических рабочих отказаться от своей «черноты» и подчинить чернокожих, многие северные корпоративные элиты по причинам, отличным от того, что можно было бы назвать «гуманитарными», надеялись установить новое расовое равенство в американском обществе. . По их мнению, расовое равенство помогло бы им ввести систему рационализированного производства и потребления, в которой каждая единица труда была бы эквивалентна любой другой единице труда, а реклама могла бы быть ориентирована на массовый рынок с едиными желаниями и относительно последовательным поведением. привычка тратить через демографические границы.Точно так же либеральные политики в эпоху холодной войны были все больше озабочены созданием образа США как страны свободы и возможностей, имиджа, который им было бы очень трудно поддерживать, пока на Юге была узаконена сегрегация. 2

Это противоречивое желание изгнать черных из «основного потока» американского общества и включить их в «мейнстрим» американского общества отражало противоречивые чувства белых мужчин к самой белизне. С одной стороны, У.С. только что закончил войну, в которой воинствующая белизна в форме нацизма нанесла ущерб национальному суверенитету европейских народов и ввергла весь мир в военно-политический кризис. Пропаганда военного времени, развернутая для борьбы с нацизмом, наряду с человеческими жертвами, вовлеченными в этот конфликт, сделала воинствующую расистскую белизну объектом национального отвращения. В то же время на родине белизна как средство стирания классовых и этнических различий, достижение восходящей мобильности по отношению к весьма заметному показателю черной социальной стагнации и как первичный ресурс для индивидуализации была объектом национального желания.

Таким образом, почти с самого начала новая белая мужественность послевоенной эпохи находилась в кризисе. Движения третьего мира за национальное освобождение угрожали экономическому излишку, от которого зависела эта мужественность. Афроамериканцы в США, которые всегда боролись против расовых ограничений, вступили в официально организованное движение за десегрегацию общественных мест и распространение полного гражданства на чернокожих, живущих на Юге. И сами белые мужчины начали бунтовать против чрезмерно репрессивных технократических идеалов мужественности, поддерживаемых в послевоенном обществе США, развивая альтернативные маскулинности плейбоя и битника. 3 Видные социальные теоретики начали разоблачать белую мужественность как авторитарную (Теодор Адорно и др.), миметическую (Дэвид Рисман), перформативную (Эрвинг Гоффинан) и одномерную (Герберт Маркузе). 4

В своей мании деэтнической, бесклассовой, гиперрациональной белизны белые люди начали чувствовать, что они отрезали себя от преследования и удовлетворения желаний, лежащих вне утилитарных целей семьи и нации.Маркузе называл это явление «избыточной репрессией»: с тем же успехом он мог бы назвать его «кастрацией». 5 Таким образом, в то время как чернокожие мужчины обычно считались другими и отвратительными из-за их связи с сексом и телом, для некоторых богемных битников они теперь стали объектами желания, поскольку белые люди, такие как Норман Мейлер, Джек Керуак и Норман Подгорец, начали публично фантазировать о спасительном эффекте черноты. 6

Мечта Элдриджа Кливера о расовом примирении

Элдридж Кливер сам описывает развитие этого кризиса белой мужественности в главе Soul on Ice под названием «Белая раса и ее герои».По словам Кливера, к тому времени, когда наступили 1960-е годы, белые разочаровывались в своих героях (90). Успехи национально-освободительных движений в странах третьего мира привели не только к формированию у цветных людей новых субъектностей, белые мужчины должны переоценить себя и свою идентичность (Кливер 91). Молодые белые мужчины, в частности, все больше осознавали, что мужчины, которых они считали героями, мужчины, чьей мужественности они должны были подражать (ковбои, пионеры, отцы-основатели) , на самом деле были «ловцами рабов, рабовладельцами, убийцами, мясниками, захватчиками, угнетателями», глубоко замешанными в системе превосходства белых, основанной на иностранной и внутренней эксплуатации цветных людей (Кливер 90–92).

Вместо того чтобы миметически воспроизвести патриархальную систему сторонников превосходства белой расы посредством представления белых маскулинностей, молодые белые начали бунтовать. По словам Кливера, это восстание проходило в несколько этапов. Первым этапом было движение битников, движение, которое включало отказ от участия в системе, которая не соответствовала идеалам, которые она отстаивала. По словам Кливера, этот отказ проявился в том, что молодые люди «лежали в своих крутых бит-пэдах, курили травку и слушали джаз в вечной оргии эзотерического блаженства» (93–95).На втором этапе участвовала белая молодежь, которая вместо того, чтобы выйти из системы, надеялась изменить систему прямым действием, объединившись с Движением за гражданские права (Кливер 95). Эти молодые люди чувствовали себя неловко из-за возможного соучастия Бит-движения системе, которая «не могла просить ничего большего, кроме того, чтобы ее недовольные жертвы удалились на безопасные, пассивные, аполитичные маленькие островки без участия» (Кливер 95). . По словам Кливера, поскольку насилие по отношению к белым оказывает большее влияние на национальное сознание, чем насилие по отношению к чернокожим, эти молодые белые помогли Движению, позволив ему использовать тактику, которую оно никогда не смогло бы успешно применить только к черным (95). Кливер также слишком великодушно предполагает, что белые благодаря своему участию в Движении за гражданские права начали трансформировать его в нечто большее, в движение, способное радикально изменить американское общество (97). Последний этап, который описывает Кливер, начинается с развитием контркультуры хиппи и Новых левых. По словам Кливера, этот этап наступил, когда белые участники Движения за гражданские права начали использовать методы прямого действия, которым они научились на Юге, для протеста против политических проблем в «обществе в целом» (как будто санкционированная государством расовая сегрегация не затрагивала общего общества), таких как война во Вьетнаме (97).Подобно контркультурным сторонникам хиппи и новым левым радикалам, Кливер считал, что «длинные волосы, новые танцы… любовь к негритянской музыке… употребление марихуаны… [и] мистическое отношение к сексу» белой молодежи 1960-х годов были инструментами с помощью которого они могли бы противостоять тоталитарному американскому обществу ( Ice 97–98).

Кливер предвидит и празднует такую ​​трансформацию в главе Soul on Ice под названием «Выздоровление». Именно в этой главе Кливер пытается примирить расовые различия между черными и белыми, которые он описывает в предыдущих главах текста.В своей краткой культурной истории американского общества после Второй мировой войны Кливер утверждает, что белые в результате их погружения в черную музыку и танцы возвращаются в контакт со своим телом, а черные - в результате своих гражданских прав. активизм, возвращаются в контакт со своим сознанием (223). Поскольку тела и умы — это то, в чем белые и черные были соответственно лишены расового и гендерного разделения труда, Кливер утверждает, что новая культурная гибридность после Второй мировой войны U.S. общество осуществляет долгожданное расовое исцеление, которое примирит американскую практику с американскими идеалами (222–223).

Культурный утопизм Кливера страдает теми же изъянами, которыми сегодня страдают некоторые понимания «гибридности»: невниманием к динамике власти, лежащей в основе культурных отношений. То, что белая молодежь была очарована черной культурой, не означало прихода Земли Обетованной. То, что чернокожие в 1954–1965 годах получили национальный форум для выражения своего недовольства расовой сегрегацией на Юге, не предвещало д'Сузианского «конца расизма»." 7 Белые люди вполне могли использовать музыку и танцы для черных как средство соприкосновения со своим телом (что бы это ни значило), не чувствуя необходимости в более тесном контакте [End Page 74] с черными телами. тех, кто произвел эти культурные формы.Возможно также, что национальный форум, которого черные люди достигли для выражения расовых обид, больше не будет для них доступен, как только их интересы расходятся с интересами либеральных политиков и США.С. корпоративная элита.

То, что триумфальная культурная история Кливера пытается слишком легко разрешить противоречия, лежащие в основе американского общества после Второй мировой войны, ясно из того, как он обращается с теми аспектами этой истории, которые не вписываются в его схему. Кливер считает Браун против Совета по образованию , бойкот автобусов в Монтгомери, марш 1963 года против Вашингтона и Закон об избирательных правах 1965 года как признаки примирения, но отвергает убийства Эммета Тилля; Мак Чарльз Паркер; Швернер, Чейни и Гудман; и четыре маленькие девочки, которые погибли при взрыве баптистской церкви на Шестнадцатой улице в Бирмингеме, штат Алабама, как незначительные для более широкого движения У.S. история расовой гармонии (222–23, 225, 227, 232–33). По словам Кливера, каждая из этих трагедий произошла «слишком поздно», чтобы помешать, казалось бы, предопределенному примирению американского общества, поскольку «не только Люси Бейнс Джонсон публично танцевала ватуси с Киллером Джо, но и Битлз были на сцене, вводя Негритянство тоннами превращается в белых в эту эпоху брожения после Элвиса Пресли и битников» (233). 8

Приманка и опасность черноты: «Белый негр» Нормана Мейлера

В «Белом негре» Норман Мейлер описывает более ранний момент восстания белых мужчин против белой мужественности, момент, аналогичный фазе битов, которую Кливер обсуждает в «Белой расе и ее героях». Мейлер предполагает, что этот бунт возникает из-за экзистенциального кризиса в американском обществе, вызванного угрозой массовой, бессмысленной смерти посредством взаимно гарантированного ядерного уничтожения (276–77). Тревога, вызванная этим кризисом, по мнению Мейлера, еще более усугубляется теми выводами, которые «человек» вынужден делать о своей «природе», столкнувшись со зверствами еврейского холокоста (277). .С. общества возможно, такое сопротивление не остается безнаказанным; а страх, внушенный гражданам США охотой на ведьм эпохи Маккарти, почти гарантировал, что сопротивление будет проявляться в единичных и нечастых актах мужества (277). Результатом такого болезненного состояния дел, согласно Мейлеру, является всепроникающий страх и депрессия в обществе США (277).

В рамках этого мрачного сценария появляется фигура хипстера, своего рода органического антиинтеллектуала (Mailer 277). В то время как основы общества проистекают из потребности людей в безопасности, когда общество подрывает безопасность, которая служит единственной причиной его существования, оно открывает новый набор возможностей для смелых и самосознательных (Mailer 277). Хипстер, [End Page 75] , который осознает, что ему всегда угрожает преждевременная смерть из-за ядерной войны, холокоста или социального конформизма, принимает смерть и тем самым овладевает ею (Mailer 277). То же осознание приводит его к отказу от социальных связей, которые теперь, вместо обеспечения безопасности от смерти, обеспечивают ее преждевременную неизбежность (Mailer 277–78). Хипстер — фигура, которую Мейлер считает гибридом богемы, малолетнего правонарушителя и негра, — покинув общество, обретает новый набор ценностей среди негров (278).Живя в соответствии с тем, что он считает негритянскими ценностями, кодекс хипстера включает «неверие в социально монолитные идеи одинокого супруга, крепкой семьи и респектабельной личной жизни» (Mailer 278). Этот новый хипстер после Второй мировой войны, по словам Мейлера, «впитал в себя экзистенциалистские синапсы негра и для практических целей мог считаться белым негром» (278).

Эссенциализированный «негр», служащий образцом для этой миметической белой мужественности, явно является фантазмом, проекцией тех желаний, которые не могут быть охвачены границами белой мужественности и поэтому подлежат вытеснению. Мейлер романтизирует то, как чернокожие якобы организуют свою жизнь вокруг «субботних ночных гуляний», но не упоминает, например, чернокожих мужчин, которые просыпаются рано утром по воскресеньям, чтобы пойти в церковь. Более того, кажется более чем ироничным, что опасность, которой подвергается негр Мейлера (опасность, по мнению Мейлера, вынуждающая его принять более аутентичную форму мужественности), исходит от тех же белых людей, для которых этот негр теперь стал объектом. желания. Как и в более критической попытке Кливера демистифицировать расовые и половые стереотипы, лежащие в основе формирования черных и белых субъектностей в «Душа на льду », негр Мейлера ассоциируется с либидинозными влечениями тела и живет в данный момент (279). ).В отличие от дисциплинированных белых мужчин американского среднего класса, чернокожие не придают значения отложенному вознаграждению (Mailer 279). Негритянское удовольствие, как фантазировал Мейлер, является непосредственным и мгновенным (279). Это мгновенное удовлетворение, согласно Мейлеру, приводит к полной переоценке ценностей (285). В отрывке, эхо которого можно услышать в Soul on Ice , Мейлер утверждает, что стать «сексуальным преступником» или «психопатом» (болезнь, по его словам, более распространена среди «негров») является логичным выбором для этого. бескультурное и отчужденное дно пригодного для эксплуатации человеческого материала», исключенного из «культурного нектара» цивилизации (284).

Опираясь на Рене Жирара, Рейд-Фарр описывает «безграничность», хаос и «культурное затмение» как атрибуты, которые господствующая культура обычно ассоциирует с ужасающей чернотой, над которой и на фоне которой консолидируется белизна. Для белых хипстеров, как предполагает «Белый негр» Мейлера, те же самые качества становятся объектами желания, которые они воспринимают как возможность избежать ограничивающих рамок репрессивной белой мужественности.Восхищение и стремление Мейлера к черноте настолько всеобъемлющи, что даже романтизируют стереотипную чернокожую мужскую неграмотность (что, как можно было бы подумать, было бы анафемой для писателя). В качестве примера того, как слово «свинг» функционирует в «модном» сленге, Мейлер приводит историю «друга-негра», который, как он наблюдает, ведет «интеллектуальную дискуссию» с белой женщиной на коктейльной вечеринке (286). По словам Мейлера, хотя темнокожий мужчина был неграмотным, он не только смог выстоять в разговоре (каламбур уместен, учитывая сексуальный смысл, который Мейлер приписывает этой сцене), но и заставить женщину, с которой он разговаривает, сомневается в своих собственных убеждениях, просто зная, как «раскачиваться» в соответствии с репликами, которые он улавливает из ее выражения лица и интонаций голоса (287).

В то время как Мейлер на протяжении всего «Белого негра» пытается продемонстрировать белым людям возможности психического искупления, присущие черноте, это искупление одновременно одностороннее и однонаправленное. Белые мужчины могут получать ощутимые психические, сексуальные и эмоциональные удовольствия от культурного погружения в черноту, но когда, как в этом споре между чернокожим мужчиной и белой женщиной, черный мужчина вторгается в белизну, это становится источником беспокойства. . Анонимный «друг-негр» Мейлера посягает на прерогативы белых мужчин не только тем, что вступает в дискуссию с белой женщиной, но и делает это таким образом, который, по крайней мере, создает впечатление «интеллектуала».Интеллект, как позже укажет Кливер, считается прерогативой белых, а сексуальность и телесность — прерогативой черных. Соответственно, дискуссия между белой женщиной и чернокожим мужчиной становится опасной сценой, которую необходимо когнитивно реструктурировать внутри себя. представления о превосходстве белой расы, чтобы Мейлер мог примирить ее со своей защитой ассимиляции белыми «негритянских» ценностей. Таким образом, хотя разговор не требует грамотности ни от одного из участников дискуссии, неграмотность человека (в чем мы, как читатели, к сожалению, должны верить ему на слово) (286).Мейлер подчеркивает, что черный мужчина «буквально» не может ни читать, ни писать, как будто он боится, что читатели спутают его «подлинное» повествование о невежестве чернокожего мужчины с образным стереотипом, даже если он воспроизводит этот стереотип (286). По словам Мейлера, неграмотность его друга-негра не мешает ему вступать в «интеллектуальную дискуссию» с белой женщиной, потому что идеи интересуют только женщину. Негр заинтересован в том, чтобы «узнать много нового о типе девушек, которых он никогда раньше не встречал» (Mailer 287).Хотя Мейлер никогда не объясняет, почему его друг-негр желает получить это знание, принимая во внимание его более раннее одобрение предполагаемого сексуального запрета чернокожих мужчин, исключенных из «культурного нектара» цивилизации, невысказанный смысл ясен. Обманчивая «интеллектуальность» негра, по мнению Мейлера, на самом деле является симуляцией, эффектом, производимым физическими чертами, которые делают всех чернокожих «прирожденными» музыкантами и артистами — «необычайный слух и прекрасный слух». чувство мимики» (286).Черный мужчина использует эти «инстинктивные» способности, чтобы войти в незнакомый ему социальный круг, симулировать интеллектуальный интерес и способности, которыми он не обладает, и создать неуверенность в женщине, чья растущая нерешительность делает ее уязвимой для сексуальных отношений. происки негра Мейлера.

Тот факт, что Мейлер использует этот нарратив в качестве примера того, что значит «качаться», является уместным, поскольку этот отрывок больше, чем любой другой в эссе, указывает на опасения, которые лежат в основе предложенного Мейлером проекта стратегической интеграции, когда движение к культурная ассимиляция начинает «раскачиваться» в противоположном направлении.Привлекательность черноты — это и приманка, и опасность. С одной стороны, он открывает перед белой мужественностью целый ряд возможностей, из которых она ранее была исключена; с другой стороны, он позволяет проникать черноте в ранее белые домены неожиданным и нежелательным образом.

Мейлер комментирует эту возможность позже в эссе, когда утверждает, что реакционеры лучше понимают последствия интеграции, чем либералы. Реакционеры, утверждает Мейлер, правы, полагая, что интеграция приведет к смешениям рас; белых либералов такая возможность не волнует, потому что их ошибочно заставили поверить, что черные не желают межрасовых отношений (291–92). Чтобы отличить свою позицию от позиции расистских организаций, таких как Совет Белых Граждан, Мейлер продолжает, говоря, что он лично считает, что «это абсолютное человеческое право негра спариваться с Белым, 9 и мат. Несомненно, будут, потому что найдутся негритянские старшеклассники, достаточно смелые, чтобы рискнуть своей жизнью» (292). Согласно Мейлеру, это стремление к «смешению рас» явится «ужасом» для либералов именно потому, что они этого не ожидают (292).

Единственными активными фигурами в драме Мейлера о смешанных браках являются «негритянские старшеклассники», чье стремление к белым девушкам якобы настолько подавляющее, что они готовы рискнуть своей жизнью, чтобы удовлетворить это желание (292). Желание белых мужчин в отношении черных женщин и желание белых женщин в отношении черных мужчин не упоминается. Более того, хотя Мейлер предположительно поддерживает межрасовые отношения, он формулирует их в исключительно юридических и биологических терминах: он утверждает, что негры имеют «человеческое право» «спариваться» с белыми, как будто желание может быть сведено к юридическим санкциям, а любовные отношения — к репродуктивным. секс (291).Эта формулировка, опять же, также предполагает, что межрасовое желание является однонаправленным: черные желают белых и никогда не желают их. Ужас смешения рас, как я полагаю, принадлежит Мейлеру. Это ужас, который проистекает из «безграничности» белизны, как только белизна открывается стратегическими набегами белого хипстера на черную культуру. [Конец страницы 78]

Знания, расположенные во времени универсального субъекта

В «Черный мальчик смотрит на белого мальчика» Болдуин указывает на невысказанную гомоэротическую подоплеку стремления Мейлера к черному мужскому телу, называя свою критику Мейлера «любовным письмом» ( Цена 289).В то время как Мейлер в «Белом негре» пытается стереть свою этническую принадлежность, часто пишу с позиции расово чистых, неэтнических белых «мы», Болдуин с самого начала устанавливает важность расы и этнической принадлежности для своей точки зрения и точки зрения Мейлера, описывая себя как «черного мальчика с улиц Гарлема», а Мейлера как «еврея из среднего класса» ( Цена 289). В то время, когда только белая мужественность рассматривается как универсальная, а «случайности» расы, класса, этнической принадлежности и пола рассматриваются как представляющие лишь локальный или личный интерес, Болдуин приносит извинения за то, что вводит эти факторы в свою дискуссию, даже когда он проницательно настаивает на их значении ( Цена 289–90).Точно так же Болдуин гарантирует, что читатели не интерпретируют его расовое сознание как расизм, подразумевая, что только простак поймет простое упоминание этнической принадлежности Мейлера как форму антисемитизма ( Цена 290). Хотя термины «улицы Гарлема» и «еврей из среднего класса» угрожают удвоить расовые различия, которые уже существуют между Болдуином и Мейлером, вводя вопрос о классе, ясно, что Болдуин, в отличие от Мейлера, не питает желания фетишизировать эти различия. различий, но вместо этого интересуется тем, как пересекаются чернота, белизна и еврейство, особенно в отношении мужественности.

В то время как взгляд Мейлера позиционирует чернокожих как объекты желания и опасности, взгляд Болдуина играет важную роль, сосредоточиваясь на белых, чтобы обеспечить свое выживание ( Цена 290). Ссылаясь на свою гомосексуальность, Болдуин предполагает, что его экстериорность по отношению к американской мужественности, которая предполагает гетеросексуальность как надлежащий способ желания, дает ему уникальную точку зрения, с которой можно критиковать эту мужественность ( Цена 290). Действительно, Болдуин непреклонен в том, что его читатели понимают знание как основанное на социальных и исторических случайностях.Его знания о Мейлере получены «с точки зрения [] черного мальчика» (Балдуин, , цена 290). Его знания о белых проистекают из его потребности в выживании (Балдуин, Цена 290). Его знания об американской мужественности проистекают из того, что она угрожала ему как гею (Болдуин, , цена 290). И все же эта настойчивость в ситуативном знании так же часто подрывается тем, что я бы назвал своего рода «стратегической универсальностью». Один из первых примеров такого использования стратегической универсальности возникает, когда Болдуин использует повествование о восходящей мобильности в виде «плавильного котла», чтобы предположить, что он может понять Мейлера из-за сходства их путешествий (предположительно, от этнически отмеченных неизвестных до авторов позднего модернизма. и литературные личности) , но затем стирает это повествование, описывая разницу, которую делает раса.Болдуин продолжает [End Page 79] , чтобы предположить, что сам Мейлер воспользовался этим отличием, представляя чернокожих мужчин как «ходячих фаллических символов», чтобы укрепить сексуальную незащищенность белых мужчин из среднего класса ( Цена 290). Расовая мужественность для Болдуина не так упрощенно манихейна, как это хотел бы представить Мейлер; во всяком случае, поскольку белая мужественность является перевернутым изображением черной мужественности, она зеркальна и, таким образом, делает «отношения.... от черного мальчика к белому мальчику очень сложная вещь" ( Цена 290).

Бой с тенью с Мейлером

Как я позже утверждаю в отношении Души на льду Элдриджа Кливера, «Черный мальчик смотрит на белого мальчика» Болдуина, в конечном счете, не может отделиться от маскулинистских предпосылок, которые он пытается подвергнуть критике. Точно так же, как Болдуин в отрывке, упомянутом выше, мечется между миметической идентификацией с Мейлером, основанной на их общем статусе этнически отмеченных писателей, и критикой Мейлера за попытку стереть след еврейства, укрепив сексуальная незащищенность белых мужчин, «Черный мальчик смотрит на белого мальчика» мечется между двумя противоречивыми тропами мужественности: 1) мужественность как бесконечный зал зеркал, в котором каждый мужчина подражает другому из-за своего предполагаемого превосходства, но ни один из них не обладает мужественностью, которой все желают, и 2) мужественностью как боксерский поединок, в котором соперники сражаются друг с другом, каждый в попытке утвердить свою мужественность за счет другого.Второй троп чаще всего ассоциируется с Мейлером, первый — тот, который Болдуин действительно хочет защищать.

Трудно придумать более агональную метафору, чем та, которую Болдуин использует для описания своей первой встречи с Мейлером. Болдуин характеризует встречу как «двух худых котов, белого и черного… кружащихся вокруг друг друга» ( Цена 290). Мейлер обладает богатством, белизной и славой, но Болдуин обладает черной аутентичностью, о которой Мейлер заявил, что хорошо знает ее, и, таким образом, может оспорить претензии Мейлера ( Цена 290).У Mailer есть власть доминировать и контролировать; Болдуин, сила разоблачения. В то время как Болдуин, как главный герой этого автобиографического эссе, 10 , предпочитает не использовать эту силу во время этого, его первая встреча с Мейлером, Болдуином, рассказчиком, не только разоблачает претензии Мейлера на экспертность в отношении черноты, но и разоблачает силовая динамика их встречи таким образом, что читатель обращает внимание на ее перфомативность.

В своем метауровневом обсуждении сцены, разыгранной во время его встречи с Мейлером, Болдуин деконструирует метафизику мужского присутствия, которую призвано поощрять их противостояние.Поначалу кажется, что Болдуин попал под чары агональной мужественности, которой славится Мейлер, поскольку он, что нехарактерно, описывает себя и Мейлера как «самых крутых детей в квартале», но не раньше, чем Болдуин принял [ End Page 80] эту сверхмужскую позицию, чем он устает от нее, характеризуя ее как «изнурительную и неблагодарную роль» ( Цена 291). Действительно, Болдуин утверждает, что он и Мейлер попали в ловушку этих ролей, которые одновременно являются стратегиями выживания и желанием отношений с мужчиной ( Цена 291).Проблема с гендерной перформативностью, утверждает Болдуин, заключается в том, что социальные ожидания повторных выступлений ограничивают свободу играть другие роли ( Цена 291). Сформулировав модернистский плач по поводу ограничений, которые роли налагают на социальных акторов, Болдуин жалуется: «Всегда чрезвычайно трудно поддерживать своего рода настороженную, насмешливую дистанцию ​​между собой, каким вы кажетесь, и самим собой, каким вы являетесь на самом деле». 291). Возможно, как предположили бы постмодернистские теоретики гендерной перформативности, это потому, что дистанции нет, потому что субъект не предшествует перфомансу, а является его следствием.Конечно, есть «индивидуум», который предшествует спектаклю, но в значительной степени этот «индивидуум» есть идеологическая абстракция, искусственно оторванная от требований культуры, перформанса, дискурса, истории — чистый лист, понимаемый как часть интеллектуальное упражнение, которое очень мало говорит нам о людях-актёрах, постоянно занятых исполнением различных сверхопределенных субъективностей. В соответствии с более ранним прозрением Болдуина, это не «чистая», культурно незагрязненная субъективность «себя как такового», которая обеспечивает своего рода «наблюдательную, притворную дистанцию», которой он справедливо желает в качестве защиты от перформансов, отрицающих свободу воли. для исполнителя именно способность исследовать одну субъектную позицию из ситуативного знания другой создает эту критическую дистанцию ​​внутри- и интерсубъективно.

Возможно, именно потому, что Болдуин постоянно возвращается к «чистому» позиционированию «себя как такового», он невольно воспроизводит мужские тропы, которые пытается подвергнуть критике в этом эссе. Например, без малейшего намека на иронию Болдуин описывает спор между Мейлером и французским интеллектуалом как «непрерывный, добродушный, но резкий спор между ними, в котором Малакэ играет роль старого льва, а Норман — роль старого льва». мощный, но неуклюжий детеныш" ( Цена 291).То, что Болдуин прибегает к таким банальным метафорам, похожим на Короля Льва , чтобы описать дискуссию между двумя мужчинами, показывает, до какой степени он сам попал под влияние культа мужественности, который он пытается дискредитировать. По общему признанию, Болдуин описывает состязание между Мейлером и французским интеллектуалом как «спектакль», но это связано со своего рода отношением «мальчики есть мальчики», которое намекает на желание Болдуина присоединиться к веселью ( Цена 291) . Такое же мужественное поведение встречается позже в эссе, когда Болдуин описывает свои действия после встречи с Мейлером и его женой Адель: «Я бродил по Парижу, изнанке Парижа, пил, трахался, дрался — удивительно, как я не «не убит» ( Цена 293–94).Если не считать европейской локали, в таком предложении вполне может быть [End Page 81] из романа Микки Спиллейна. Другой пример демонстрирует, каким образом Болдуин как чернокожий гей исключен из самого дискурса, который он воспроизводит. Отмечая «позицию» Мейлера, Болдуин описывает Мейлера как:

.

облокотился на стол, ссутулив плечи, казалось, что они и вправду перекатывались, как у боксера, а его руки двигались так, как будто он имел дело со спарринг-партнером. И мы говорили о физической храбрости и необходимости никогда не позволять другому парню одолеть тебя

Бокс как метафора мужской гендерной перформативности вновь представляет себя, и хотя Болдуин смеется над позой Мейлера и говорит ему: «Норман, я не могу идти по миру так, как ты, потому что у меня нет твоих плеч», этому читателю он кажется не ироническим смехом с «наблюдательной, насмешливой дистанции», к которой ранее стремился Болдуин, а беспокойным смехом, исходящим из маргинального пространства, в котором проявляется мужественность белого рабочего класса, Мейлер позиционирует его как женоподобный, гей-черный мужчина.Эта проблема возникает снова, когда Болдуин идет навестить Мейлера в его дом в Провинстауне и обнаруживает, что Мейлер встает на рассвете, чтобы «побегать, поплавать или побоксировать», в то время как Болдуин спит в «сравнительном упадке» ( Цена 301 ). Поскольку предположение Болдуина о стереотипе гомосексуального упадка, по-видимому, не служит какой-либо критической цели, можно лишь предположить, что это вынужденное предположение, являющееся результатом того, как декаданс изображается как противоположность мужественности в гегемонистских дискурсах маскулинности.

Как упоминалось ранее, Болдуин в «Черном мальчике» колеблется между идентификацией Мейлера как писателя, чье «путешествие» похоже на его собственное, и Мейлера как «худощавого кота» и «самого крутого парня в квартале». ", в котором он вовлечен в агонистическое соревнование, которое, к сожалению, слишком часто происходит на условиях Мейлера. Болдуин не пытается скрыть своего восхищения Мейлером, описывая его как «уверенного, хвастливого, буйного и любящего, шагающего по мягким парижским ночам, как гладиатор», и признавая, что он «завидовал ему: его успеху и его молодости, и его любовь" ( Цена 291).Действительно, с самого начала эссе Болдуин замечает: «Кроме того, я не имею права говорить о Нормане, не рискуя отчетливо леденящим саморазоблачением. Я отношусь к нему очень серьезно, он мне очень дорог» ( Цена 290). Но именно эта «серьезность», эта неспособность вызвать «наблюдательную, насмешливую дистанцию» удерживает Болдуина, по крайней мере на данный момент, от выработки эффективного ответа на «Белого негра» Мейлера. Белый мальчик (Мейлер) смотрит на черного мальчика с желанием утраченной целостности, а черный мальчик (Болдуин) оглядывается назад со своими собственными желаниями.Болдуин раскрывает американскую мужественность как бесконечный зал зеркал, где белые мужчины желают мужественности черных мужчин, а черные мужчины желают богатства, свободы и поддерживаемой культурой уверенности, которые приходят с белой мужественностью. 11 То, что мужской образ себя, который эти мужчины пытаются культивировать, не имеет сущности вне того, что пребывает в глазах другого, становится очевидным из лукавого замечания Болдуина, что Мейлер хотел узнать его, потому что он, Болдуин, завидовал Мейлеру ( Цена 291).Мужественность Мейлера, иллюстрируемая «его успехом, и его молодостью, и его любовью», зависит от признания Болдуином этих качеств. Мейлер не столько «на самом деле хочет знать» Болдуина, сколько он хочет, чтобы Болдуин (не)на самом деле знал его, признавал и неоднократно подтверждал фантазматическую мужественность, в которой Мейлер сомневается. Болдуин, который, как ни странно, предполагает, что он был бы не прочь сыграть эту роль при нормальных обстоятельствах, находится во время своей первой встречи с Мейлером в разгар болезненного разрыва и не имеет эмоциональных ресурсов, чтобы сделать это. так ( Цена 292).По иронии судьбы, Болдуин, избегая эмоционально невыгодной роли черного приятеля, с головой падает в объятия другого расового стереотипа. Маска, которую Болдуин надевает, чтобы скрыть боль от неудавшихся отношений («Я держался подальше, сдерживал огонь, танцевал и лгал»), Мейлер читал как своего рода крутую позу, физическую грацию и уравновешенность, происходящие от предполагаемых черных мужчин. большая близость к природе и их раскованная сексуальность ( Цена 292). Мейлер называет Болдуина благородным дикарем ( Цена 292).Болдуин, в отличие от своего прежнего настаивания на ситуативном знании, снова использует своего рода стратегическую универсальность, чтобы подорвать фетишизацию Мейлером черного мужского тела: «Поле сексуальной битвы, если я могу его так назвать, на самом деле одинаково для всех; а меня в этот момент вот-вот унесут с поля боя на моем щите, если кто-нибудь найдет его, так как же я могу играть хоть как-нибудь, благородный дикарь? ( Цена 292). Опираясь на представление о сексуальности как о своего рода дорациональном, первобытном предприятии, в котором все мужчины — дикари, все мужчины — воины (фантазия, которая особенно привлекала белых мужчин-участников мифопоэтического мужского движения начала 1990-х), Болдуин сдует миф о его предполагаемом превосходстве в игре сексуальной войны, характеризуя себя как раненого, некомпетентного воина.В отличие от Джаза, на котором Мейлер синекдохически обосновывает свои аргументы о чистом изобилии и несублимированной сексуальности черной культуры, Болдуин перемежает это автобиографическое эссе блюзовым рефреном о потерянной любви, призванным продемонстрировать, что черная культура, как и белая мужское желание, которое его романтизирует, также связано с недостатком и потерей.

Помимо потерянной любви, блюз, который Болдуин «поет» в этом эссе, — это также утомительный блюз, блюз о повадках белых людей и кажущейся невозможности их когда-либо по-настоящему понять «реальность негритянского опыта», которому они сами помогли. создать: [Конец страницы 83]

Устал, честно говоря.Я пытался в Штатах передать что-то о том, что значит быть негром, но никто не мог меня слушать: они хотели романтики. И в любом случае самое ужасное в попытке передать белому человеку реальность негритянского опыта не имеет ничего общего с цветом кожи, но имеет отношение к его отношению к собственной жизни. Он столкнется в вашей жизни только с тем, с чем готов столкнуться в своей.

В результате, возможно, творческого неправильного прочтения, я бы предположил, что роман, на который намекает Болдуин, является фрейдистским семейным романом, который в обществах сторонников превосходства белой расы накладывается на повествование о смешанных браках таким образом, что белый человек берет на себя роль отца, белой женщины-матери и черного мужчины, импульсивного ребенка, угрожающего нарушить границы символического порядка, исполнив свое желание белой женщины (Сент-Обен, 1061–1062). В такой ситуации расовая интеграция воспринимается как смешение рас, а белизна, расовая субъективность, ставшая возможной благодаря сегрегации, закрепляется отвращением к черным телам. В таком культурном контексте, если «негритянский опыт» рассказывается белым мужчинам как чуждый и отвратительный, как что-то совершенно не связанное с чем-либо, имеющим отношение к их жизни, тогда они могут слушать, поскольку такой рассказ поддерживает сторонников превосходства белой расы. рамки смысла; но когда «реальность негритянского опыта» связана таким образом, что демонстрирует взаимосвязь черного и белого, как всегда настаивал Болдуин, и способ, которым расизм лишь косвенно является «негритянской проблемой», берущей свое начало в гораздо более серьезная проблема белых, такая логика тогда истолковывается как извращенная и выходит за пределы надлежащих границ «приемлемого для слуха».«Без ритуалов дистанцирования, с помощью которых раса создается и воспроизводится, нельзя заставить черный цвет означать в рамках смысла превосходства белой расы, не создавая при этом кризиса белой мужественности и тем самым не приводя к кризису всю систему» ​​

.

Словно разъяренный своими наблюдениями о настойчивости белых мужчин в расовой романтике США, Болдуин помещает Мейлера среди чернокожих джазовых музыкантов, которых он боготворит в «Белом негре», чтобы увидеть, насколько хорошо он способен воплотить свой собственный код межрасовой принадлежности. мужественность.Выступление Мейлера, по словам Болдуина, провалилось. Вместо того, чтобы рассматривать Мейлера как «модного», джазовые музыканты считают его «настоящим милым» (женственным) и «немного безумным» (истеричным) ( Цена 292). Хотя такое нападение на Мейлера ad hominem (по отношению к человеку) обычно было бы неуместным; в данном случае это кажется своевременным, учитывая, что тема обсуждения — мужественность.

В аналогичной атаке на подлинность Мейлера Болдуин позже в «Черном мальчике» обвиняет Мейлера в том, что он подражатель поэту-битнику, белый человек, подражающий белым мужчинам, подражающим чернокожим ( Цена 296).Согласно такой формулировке, более темная половина «Белого негра» Мейлера теперь на два шага удалена от своего источника и тем самым безнадежно разбавлена. Болдуин, который обвиняет Мейлера в «трущобах» — интересном термине, учитывая его расовую коннотацию, — играет роль «белого» отца, предостерегающего своего блудного сына от возвращения в стадо, чтобы тот не лишился той самой привилегии, которая заставляет его смотреть на тех, кто находится на дно общества как примитивное и экзотическое. Косвенно критикуя Мейлера через тех, кому он пытается подражать, Болдуин цитирует знаменитый отрывок из романа Джека Керуака « В дороге », в котором рассказчик выражает свое желание быть черным. 12 Ссылаясь на «подлинность», на которую он ссылается ранее, когда он пренебрегает «высокопоставлением» Мейлера, Болдуин замечает:

Ну, это, конечно, абсолютная чепуха, объективно взвешенная, и к тому же оскорбительная чепуха: я бы не хотел оказаться на месте Керуака, если бы он когда-нибудь сошёл с ума настолько, чтобы читать это вслух со сцены гарлемского театра «Аполлон»

Предположительно, Болдуина оскорбляет ассоциация Керуака черноты с «жизнью, радостью, пинками, тьмой, музыкой [и] ночью», как если бы жизнь в условиях господства белых была ночной прогулкой в ​​городе (180). Болдуин признает, что в тоске Керуака по черной радости есть «настоящая потеря», но она не может сравниться с потерей в «синих», еще раз демонстрируя, что черная культура — это не изобилие, а сама по себе основана на недостатке (цена ). 298). По иронии судьбы, исполнитель блюзовой мелодии, которую цитирует Болдуин, бежит от бедности и лишений, романтизированных Керуаком ( Цена 298 ). И снова мужественность представлена ​​нам как зеркальный зал, в котором белые мужчины желают воображаемой эмоциональной целостности черных, а черные мужчины жаждут богатства и безопасности, которые белые мужчины презирают.Проблема, как полагает Болдуин, связанная с желанием Керуака и Мейлера быть черным, заключается в том, что они воображают черноту сущностью, абсолютным воплощением всего, что запрещает белизна, когда «чтобы стать негром... пошли" ( Цена 298). Чернота — это не вещь в себе, а процесс, перформанс, разыгрываемый в «совсем не метафорических зубах решимости мира уничтожить вас» (Балдуин, , цена 298). Чернота включает в себя создание пространства из отсутствия пространства и возвеличивание своего отвращения в дискурсах сторонников превосходства белой расы с такой утонченностью, что белые начинают чувствовать, что лишения принадлежат им.Причина, по которой белые люди не могут надеяться стать черными, заключается не в каком-то врожденном биологическом различии, а в том, что «эта истина не так представляется белым людям, которые верят, что мир принадлежит им, и которые, хотя и бессознательно, ожидают, что мир чтобы помочь им в достижении их идентичности» (Балдуин, Цена 298).

Черный мальчик защищает белого мальчика (от черного мальчика)

В своей статье «Разрывание козьей плоти: гомосексуальность, отвращение и создание черной мужественности конца двадцатого века» (1996), [End Page 85] Роберт Рейд-Фарр утверждает, что Soul on Ice использует призрак гомосексуалиста, чтобы помочь в формировании значимых, четко определенных черных субъективностей (маскулинностей), которые, в свою очередь, служат основой для общинной идентичности (373–74). Поскольку чернота для господствующей культуры постулируется как безграничное пространство, из которого белые как рациональные, четко очерченные субъекты обретают чувство тождества с собой, такие тексты, как « Душа на льду » Элдриджа Кливера, пытаются избежать хаоса и ужаса досубъективную черноту, сделав козлом отпущения «гомосексуалиста», субъекта, который, как считается, воплощает недифференцированность, хаос и «безграничность» (373). Согласно Рейд-Фарру, гомосексуал является символическим посредником между четко определенным черным субъектом и хаосом (373).Насилие, направленное против него или нее, призвано смягчить прежнее насилие культурной «безграничности», затрагивающее все черное сообщество (373).

В отличие от аргумента Рейд-Фарра, я хочу доказать, что не гомосексуальность Болдуина делает его мишенью для попытки Кливера выпутаться из хаоса и ужаса черной «безграничности». Кливер яростно исключает Болдуина из его утопических стремлений к расовому примирению в Soul on Ice , потому что Болдуин отказывается позволять белым мужчинам, таким как Норман Мейлер, а также белым мужчинам из его романа Другая страна , любое корыстное нарушение закона. довольно жесткие границы, которые сами белые люди установили, чтобы охранять черноту и поддерживать белизну.Поскольку Кливер позже стал так тесно связан с Партией Черных пантер (БПП), группой, которую часто неправильно представляли как антибелую, многие критики, даже те, кто знает о готовности БПП вступить в коалиционную политику с белыми, терпят неудачу. чтобы увидеть интеграционистские аспекты Soul on Ice Кливера. 13 Напротив, Болдуин, который более тесно связан с Движением за гражданские права, на самом деле демонстрирует более сильные сомнения, чем Кливер, в отношении возможностей расового примирения.Другая причина, по которой нападение Кливера на Болдуина было недостаточно понято, заключается в том, что это нападение ad hominem . Хотя аргумент Кливера сформулирован в гомофобных терминах, гомофобия не является его предметом; гомофобия — это, скорее, культурный лексикон, на который Кливер опирается при написании эссе, надлежащее содержание которого предназначено для защиты «Белого негра» Нормана Мейлера.

Элдридж Кливер был большим поклонником Мейлера и возражал против того, что он называет «легкомысленным и школьным отвержением Болдуина» «Белого негра» (123).Кливер считал «Белого негра» «пророческим» в своем понимании психоаналитических аспектов расового конфликта в США и описывает критику Мейлера Болдуином как «литературное преступление» (123). Сосредоточив внимание на неудовлетворенности испытуемых, которым поручено воспроизведение белизны, «Белый негр» Мейлера, как утверждает Кливер, выявляет существенные слабости в системе превосходства белых (123). Согласно Кливеру, Мейлер был одним из первых, кто указал в [End Page 86] способ, которым белые середины двадцатого века ведут свою собственную освободительную борьбу против белых (123–24).Затем Кливер заявляет, что в защиту Мейлера он «рассмотрит аргументацию, лежащую в основе атаки Болдуина на Мейлера» (24). Вместо этого он предпринимает длинную, бессвязную, косвенную и ad hominem атаку на Болдуина, которая, если вообще можно абстрагироваться от какой-либо «аргументации», по-видимому, предполагает, что неодобрение Болдуином «Белого негра» Мейлера "проистекает из его расовой ненависти к себе и его ненависти к мужественности, антипатии, которую Кливер приписывает гомосексуализму Болдуина (124, 135). Кливер смехотворно интерпретирует гомосексуальность Болдуина как симптом расовой жажды смерти, невыполнимого желания разбавить чистоту черной расы, заведя детей смешанной расы от белых мужчин (127–28). гомосексуальность Болдуина, по словам Кливера, приводит его к созданию гомосексуальных, бисексуальных или сексуально неоднозначных чернокожих персонажей мужского пола, которые по определению женоподобны, покорны и, следовательно, неспособны сопротивляться превосходству белых (131–33). Кливер предпочитает романтизированные и стереотипные представления Мейлера о черной мужественности как о жестокой, сексуальной, спонтанной и мятежной, и предполагает, что только расовая ненависть Болдуина к себе и гомосексуальная ненависть к мужественности удерживает его от прославления этих качеств.

Гомофобная атака Кливера на Болдуина и его признание в том, что он «практиковал» изнасилование чернокожих женщин, чтобы подготовить себя к изнасилованию белых женщин, вызвали серьезную и заслуженную критику со стороны современных исследователей афроамериканской литературы. Отвечая на нападки Кливера на Болдуина, Эми Онгири, например, предполагает, что более широкое повествование о черном национализме, от которого зависит Soul on Ice , требует «поддержания биологически детерминированной и генетически поддерживаемой расовой чистоты, вписывая индивидуальное черное тело в инвестиции нации» (282).Поскольку гомосексуальность и «смешение рас» не воспроизводят эссенциализированное национальное тело, чернокожие геи в таких нарративах, как Soul on Ice , становятся очагами беспокойства по отношению к черной (гетеро) сексуальности и черной мужественности, воспринимаемой как в кризисе (Онгири 282, 284). Кроме того, поскольку Кливер понимает гомосексуальность чернокожего мужчины как пассивную капитуляцию перед белой мужественностью, он неверно интерпретирует сексуально амбивалентных персонажей ранних романов Болдуина как угрозу сопротивляющемуся черному «я» (Ongiri 284).По словам Онгири, как гомосексуальное, так и межрасовое желание в Soul on Ice «угрожают растворению индивидуального черного тела… [и] уз воображаемой нации. ... "больной"» (283).

В то время как Онгири поднимает важный вопрос («почему черная мужественность чаще всего фигурирует в дискурсе черных националистов, как в кризисе, и почему этот кризис так часто концентрируется на гомосексуальном желании и стремлении к смешанным расам и вокруг них?»), она, к сожалению, демонстрирует неадекватное понимание того самого национализма, который она надеется допросить [End Page 87] (281).Онгири помещает текст Кливера в более широкий контекст того, что она называет «черным национализмом после 1950-х годов», тогда как она, кажется, имеет в виду национализм Движения за власть черных, зародившегося в середине 1960-х годов (281). Онгири также объединяет радикально разные штаммы черного национализма, предполагая непрерывную традицию между Кливером и Маркусом Гарви и ошибочно идентифицируя Soul on Ice как культурно-националистический текст (282, 285). Кажется, она не знает, что Кливер и Партия Черных пантер, частью которой позже стал Кливер, были революционными националистами и, как таковые, решительно выступали против того, что они считали фетишизацией африканской культуры и антибелым расизмом чернокожих культур. националисты.Наконец, Онгири утверждает, что межрасовое желание и гомосексуальное желание смешиваются в Soul on Ice , поскольку оба угрожают разрушить границы эссенциализированного черного мужского тела, на котором основан черный национализм (283). В то время как объяснение Онгири того, как связь Кливера с межрасовым желанием с расчленением Эммета Тилла действует как угроза целостности чернокожего мужчины, убедительно, она ничего не говорит о любовных письмах, которыми Кливер обменивается со своим белым адвокатом Беверли Аксельрод, письмах, которые попытка пересмотреть насилие, которое так явно лежит в основе межрасового желания в ранних главах Soul on Ice .В этих письмах Кливер не осуждает и не отвергает межрасовое желание, как предсказывает формулировка Онгири, а пытается превратить его во что-то позитивное и самоутверждающееся. То, что по крайней мере один критик утверждал, что Кливеру не удалось осуществить эту трансформацию, не умаляет того факта, что представление Кливером межрасового желания значительно отличается от жалкой манеры, в которой текст представляет гомосексуальность. 14

В отличие от прочтения Онгири « Души на льду » Кливера как сверхдетерминированного националистическими дискурсами черного мужского тела, Дарик Скотт предлагает психоаналитическое прочтение.По словам Скотта, Кливер боится и ненавидит чудака, скрывающегося в фигуре сильного черного мужчины (221). Эта ненависть и страх проистекают из беспокойства по поводу последствий националистического образа кастрации/кастрации чернокожих мужчин во время рабства (227). Если сделать еще один шаг вперед, предполагает Скотт, это понятие кастрации чернокожих мужчин можно рассматривать не только как физическое и психологическое, но и как происходящее через сексуальное подчинение чернокожих мужчин посредством гомосексуального изнасилования (227).В основе националистических нарративов черной мужественности Скотт утверждает, что существует тревога (Скотт использует слово «ужас»), связанная с вытесненными воспоминаниями о «гомоэротическом господстве и желании» «черных мужчин со стороны белых мужчин, в условиях системы тотального контроля, которую белые мужчины наслаждались черными телами» (228–29). Скотт подразумевает, что гомофобия и гетеросексизм Кливера, а также его соучастие и отождествление с исторически расистскими дискурсами, приписывающими превосходную мужественность чернокожим мужчинам, могут быть объяснены его беспокойством по поводу подавленной культурной памяти о межрасовом гомосексуальном изнасиловании (229–30). [Конец страницы 88]

Хотя эти ученые правы в критике женоненавистничества и гомофобии Кливера, ограничивая свои обсуждения частями 1 и 2 текста, они упускают из виду то, как другие разделы Soul on Ice предвосхищают современные разработки в теоретизировании пола и расы. Например, в эссе под названием «Первобытный митоз» Кливер превращает речь, приписываемую Аристофану в платоновском «Симпозиуме », в аллегорию расового и гендерного угнетения.В «Симпозиуме » Платона есть греческий драматург Аристофан, рассказывающий историю о времени, когда существовало три пола — мужчина/мужчина, женщина/женщина и мужчина/женщина — и пары были слиты друг с другом как единые существа ( 25). Как целые существа люди были настолько могущественнее и амбициознее, чем сейчас, что даже пытались атаковать богов (Платон 26). Соответственно, Зевс наказал людей за их дерзость, разделив их надвое, тем самым превратив их в существ, которыми мы являемся сегодня (Платон 26).Согласно Аристофану, всякая любовь между людьми — это попытка восстановить утраченную целостность прошлого наших предков (Платон 27–28).

Кливер пересматривает эту историю, чтобы придумать отчет о «корнях гетеросексуальности» до того, как общество было расколото разделением по расе, полу, классу и сексуальности (206). Согласно Кливеру, наши предки путем некоего «причудливого митоза сущности» разделили первобытные сферы своего тела на отдельные сущности мужского и женского пола (206).При этом они одновременно установили определенные правила гетеросексуального влечения, результатом которых однажды станет «апокалиптическое слияние», восстановление утраченной целостности первобытной сферы (Кливер 207). Однако прежде чем это может произойти, мужчины и женщины должны подготовить себя путем создания единого сексуального образа, то есть «гетеросексуальной идентичности, свободной от взаимно антагонистических, противоположных препятствий гомосексуализма» (Кливер 207). И это будет невозможно до тех пор, пока общество не освободится от социальных разделений, которые в настоящее время разрушают популярные представления о мужественности и женственности по расовому и классовому признаку (Кливер 208).

Кливер описывает происхождение этих разломов следующим образом: белые мужчины, чтобы сохранить власть и оправдать эксплуатацию, создали систему социальных образов, основанную на четырех архетипических фигурах: Всемогущий Администратор, Сверхмужской Прислужник, Ультраженщина и Амазонка (191, 208– 11). Будучи всемогущими администраторами, белые мужчины монополизируют административные должности в обществе США, низводя чернокожих до должностей бездумного труда (191, 208–09). Отвергая их телесность и проецируя ее на Сверхмужских слуг (т.э., черные мужчины), белые мужчины отчуждаются от собственного тела и начинают приобретать женские черты (210). Белые женщины, чтобы их коллеги-мужчины могли продолжать считаться мужчинами, проецируют свою «домашнюю функцию» на чернокожих женщин и тем самым делают себя ультраженственными (211). Черные женщины, вынужденные несправедливо обменивать женственность на домашнюю жизнь, начинают рассматриваться как субженственные амазонки (191, 211). Основным недостатком этой системы, согласно Кливеру, была неспособность белых мужчин принять во внимание тот факт, что, ассоциируя себя с интеллектом, а чернокожих — с физическим телом, они непреднамеренно возлагали на черных мужчин ответственность за секс и фаллос (193–94, 211). –12).В результате этой ошибки белые мужчины с тех пор пытаются контролировать сексуальность черных мужчин, позволяя себе полную сексуальную свободу над белыми и черными женщинами, в то же время запрещая черным мужчинам отношения с белыми женщинами под страхом смерти (194). Этот запрет для чернокожих мужчин превратил белых женщин в символы свободы (189). Эти символы, в свою очередь, получили дополнительную сексуальную окраску благодаря публичному дискурсу, который изображает белых женщин официальным эталоном красоты (217).Кливер считал, что белые женщины из-за социального императива, предписывающего им всегда казаться менее физически способными, чем их и без того женоподобные коллеги-мужчины, отдалились от своего тела и развили соответствующий страх перед сексуальной фригидностью (214). В этих условиях не белые мужчины, которые отождествляли себя с разумом, могли найти сексуальное удовлетворение и избавление от беспокойства, а черные мужчины, которые отождествляли себя с телом, удовлетворяли такие потребности. можно было встретить (Кливер 215).Таким образом, черный мужчина и белая женщина в рамках дискурса сексуального расизма являются психическими женихом и невестой (Кливер 215, 217).

Точность конкурирует с неточностью, правда с вопиющей ошибкой в ​​анализе Кливера. Неспособность Кливера проблематизировать патриархальное отождествление мужественности с властью над женщинами (как если бы мужественность чернокожих основывалась на контроле над сексуальностью чернокожих женщин и доступе к белым женщинам) является вопиющим женоненавистничеством и как таковое должно быть отвергнуто. Повествование Кливера не только пытается исключить признание гомосексуализма, подразумеваемое первоначальным повествованием Аристофана, но и делает искоренение гомосексуализма предпосылкой «апокалиптического слияния», которое снова воссоединит мужское и женское тела. Это тоже явно неприемлемо. Некритическая ассоциация Кливера мужественности с физической силой и женственности с ее отсутствием, хотя и типична для нашего общества, является эссенциалистской и лишена деталей культурных и исторических случайностей. И заявление Кливера о том, что белые женщины становятся ультраженственными, проецируя свою «домашнюю функцию» на чернокожих женщин, неясно. Под этим он, по-видимому, подразумевает, что часть субъективности белых женщин среднего и высшего среднего класса традиционно включала в себя навязывание ролей матери и домработницы чернокожим домашним работницам.Если это то, что имеет в виду Кливер, его можно обвинить только в том, что он не смог предвидеть, каким образом бедные и чернокожие женщины из рабочего класса будут исключены из этих должностей и заменены пулом дешевых (и часто нелегальных) рабочих-иммигрантов. Кливер прав, полагая, что черным мужчинам часто отказывают в возможности использовать весь спектр своих интеллектуальных способностей в обществе, в котором белые мужчины занимают большинство управленческих и административных должностей, но не видит этого. это проблема не только чернокожих мужчин, но и женщин и цветных людей в целом.Убеждение Кливера в том, что белые мужчины отдалились от своего тела и в результате стали женоподобными, вероятно, было основано на популярных в то время изображениях белых мужчин — всеамериканский мальчик в короткой стрижке, одетый в белое, на пуговицах. пуховик, очки в роговой оправе и длинноволосый, ярко одетый хиппи. Это также отражает проблемы доминирующей культуры, которые я описал выше как кризис белой мужественности. Кливер, однако, кажется, не осознает исторической специфики этих изображений и не может предвидеть время (наше), в котором физическое мастерство вместо указания на принадлежность к рабочему классу станет непременным условием U.S. средний класс с членством в эксклюзивных клубах здоровья и фитнеса.

Сумма недостатков в аллегории Кливера почти делает ее бесполезной. Однако я бы сказал, что «первобытный митоз» Кливера лучше всего понимать как описательную теорию, «необратимое начало… теории», которая еще не разрешила и не превзошла противоречие между описанием (повествованием) и теорией, и, следовательно, По самой своей форме требует, чтобы его заменили более точные формы анализа (Альтюссер 138–40). 15 Что завораживает в «Первобытном митозе» Кливера, так это не его неуклюжие теории, а проблематика, над которой он работает. В то время, когда подавляющее большинство дискуссий о расе демонстрировало явное отсутствие сознания в отношении вопросов пола, Кливер, пусть и ошибочно, пытается исследовать взаимосвязь пола, расы и классового угнетения. Разрабатывая эту проблематику трехстороннего угнетения в такой ранний момент, Кливер почти случайно обнаруживает наблюдения, которые ставят его далеко впереди теоретиков «расовых отношений» того времени.«Первобытный митоз» заменяет теорию «расовых отношений»: 1) демонстрируя решающее значение системы пола/гендера для расы, 2) предвосхищая современные аргументы о пересечении гендера, расы и классового угнетения, 3) описывая способ в которой расовая инаковость и изоляция порождают систему межрасовых желаний, 16 и 4) настаивая на том, что субъективности внутри расовых и сексуальных дискурсов имеют относительное, а не независимое существование. Для Кливера расовые и гендерные субъективности не могут быть продуктивно изучены изолированно; они должны быть рассмотрены относительно друг друга.Иными словами, черная мужественность, например, не вещь в себе, а фантазматический эффект, производимый игрой различий в поле расовых и гендерных значений, посредством которой она и белая мужественность, а также черно-белая женственность взаимно сверхдетерминированы. [Конец страницы 91]

Примирение без гарантий: еще одна аллегория

В то время как ранее упомянутое эссе Кливера «Заметки о сыне по рождению» задумано как нападение на « Другая страна » Болдуина, роман Болдуина во многом представляет собой просто более сложное изложение аллегории расовых и гендерных отношений самого Кливера. предлагает читателям «Первобытный митоз.Однако, в то время как Кливер сосредотачивается на том, как Всемогущий Администратор, Сверхмужской Прислужник, Ультраженщина и Амазонка функционируют в нашем социальном воображении, Болдуин предлагает Янусоликие репрезентации этих архетипических фигур, которые колеблются между их подвеской в ​​воображаемом и их деятельностью в реальном мире. 17 Если мы попытаемся применить таксономию расовых и гендерных архетипов Кливера к Болдуину Другая страна , мы обнаружим, что Болдуин удваивает архетипы, представляя одного персонажа, застывшего в расовых и половых границах U.С. культурное воображаемое, а другое как агентный субъект, преступающий эти границы в поисках новой субъективности и нового воображаемого. Ричард Силенски, например, является стереотипным всемогущим администратором, а Вивальдо Мур — белым человеком, который сопротивляется идеологии гегемонистской белизны, преодолевая культурные барьеры, отделяющие его от чернокожих. Леона - ультрафем, которая позволяет Руфусу объективировать себя и оскорблять ее; Касс Силенски — ультрафем, бегущая от удушающей зависимости и отсутствия воображения, к которым ее приковала такая феминизированная субъектная позиция.Руфус Скотт - сверхмужской слуга, которого преследуют стереотипные представления о межрасовом желании; Ида, его сестра, находится в опасности из-за подобных стереотипов, но изо всех сил пытается передать, что раса и расизм значили для ее межрасовых отношений с Вивальдо, вместо того, чтобы позволить истории расы и расизма говорить через нее, как это было с Руфусом. Таким образом, в то время как «Первобытный митоз» Кливера, как и все аллегории, относительно статичен, аллегория Болдуина динамична и, следовательно, предлагает возможности для деятельности и трансформации.

Но Другая страна , вероятно, лучше всего может быть прочитана в диалоге с «Белым негром» Мейлера, поскольку Другая страна по крайней мере в трех важных областях предлагает увлекательный контртекст тексту Мейлера. В соответствии с более ранними предположениями Болдуина о блюзе, Болдуин показывает, что джаз нельзя понимать просто как «музыку оргазма», как выразился бы Мейлер. , и стремление к признанию.Болдуин далее предполагает в « Другая страна », что межрасовое, гомосоциальное желание, на котором основан «Белый негр» Мейлера, не является односторонним (белые мужчины желают черных мужчин, а черные мужчины обладают высшей формой мужественности). но общие и осложненные чувствами страха и ненависти. Наконец, для Болдуина жесткие манихейские границы, лежащие в основе романтизации черноты Мейлером и его изображения белизны как отсутствия или нехватки, сами по себе основаны на слишком упрощенном прочтении белизны. Представляя своим читателям весьма обычного белого мужчину ирландско-итальянской национальности и рабочего происхождения, Болдуин предполагает, что, хотя класс и этническая принадлежность не аналогичны расе, белые люди, обозначенные как «этнические» и «рабочие», могут по крайней мере использовать эти идентичности в качестве более реалистичной основы для подхода к межрасовой дружбе с черными мужчинами, чем инфантильная фантазия Мейлера о межрасовом воплощении.

Болдуин оспаривает интерпретацию Мейлером джаза как «оргазма», изображая молодого саксофониста, чье завораживающее соло в переводе Руфуса означает «Любишь ли ты меня? Любишь ли ты меня? Любишь ли ты меня?» преследует самого Руфуса в связи с его отношениями с Леоной ( Another 8–9 ).Вместо того, чтобы представлять джаз как музыку удовольствия и непосредственности, Болдуин показывает, что в его основе лежит фундаментальный недостаток. Джаз в этом месте романа — не содержание, а представление. Джазовый музыкант, вокруг которого белый хипстер миметически организует свою мужественность, сам занимается обращением к белой публике с просьбой о признании. Молодой саксофонист повторяет «одну и ту же фразу, невыносимо, бесконечно и по-разному» не потому, что публика не хочет дать ему желаемого признания, 18 , а потому, что она должна постоянно давать его, чтобы подтвердить фантазматическую мужественность (в в этом случае «человечность» либерального гуманизма), по которой тоскует молодой саксофонист.За два года до того, как Барака описал джаз и блюз в Dutchman как культурно опосредованную агрессию, Болдуин, чтобы белые не были слишком польщены этой характеристикой их как обладающих властью признавать или отрицать человечность других, показывает, что обратная сторона Стороной стремления молодого саксофониста к признанию является ненависть к субъекту/объекту, от которого зависит его самость: «Они [теперь] подвергались нападкам со стороны саксофониста, который, возможно, больше не хотел их любви и просто обрушивал на них свое возмущение с тем же презрением». , языческая гордость, с которой он горбил воздух" ( Другой 8–9).

Болдуин также разоблачает ночные вторжения белых хипстеров в Гарлем как еще одну форму господства или, по крайней мере, стремление к господству. Во-первых, белые не допускают черных в определенные районы, а затем, когда они чувствуют, что их «право быть везде» «оспаривается», они снова входят в черные районы, чтобы вырвать степень свободы из удушающей культурной однородности, которая они сами создали путем фактической сегрегации (Baldwin, Another 132).Незнакомая территория черного квартала теперь представляется местом опасности и, таким образом, местом, где можно испытать и доказать свою храбрость и мужественность (Baldwin, Another 132). Когда эта аура опасности сочетается с «гневом», «самопоздравлением» (предположительно, культурных границ, успешно преодоленных — Болдуин неясно) и «сексуальным возбуждением», хипстер не может не чувствовать себя более живым, чем в своей жизни. собственный район ( Другой 132).Болдуин в другом акте стратегической универсальности так комментирует «шатание» Вивальдо: было действительно банальным и могло случиться с ним где угодно» ( Другой 132). Другими словами, опасность и возбуждение, из которых белый негр воображает, что вырвал свою мужественность, являются не столько функцией культурной или географической дистанции, сколько фантазией, психическим вложением в незнакомое пространство.Знание белого хипстера района, который он видит, главным образом, с точки зрения его ночной жизни, мало чем отличается от знания белого расиста, поскольку оно синекдохически и стереотипно позволяет части заменять целое. Самое важное, чему Вивальдо мог научиться у Гарлема, — это то, от чего он был исключен, — знание стратегий выживания, разработанных чернокожими, чтобы иметь дело с «полем битвы» расизма, на котором они ведут войну своей повседневной жизни (Болдуин, Другой 133).Исключение белого хипстера из этого знания лишь отчасти является результатом некоммуникабельности черных; что более важно, это результат отказа со стороны белого хипстера рассматривать отношения между угнетением черных и привилегиями белых, отношения, в которые он глубоко вовлечен. Действительно, отчуждение, от которого бежит хипстер, более чем вероятно является результатом этой привилегии и социальных разделений, на которых она основана. В то время как хипстер надеется, что черные будут хвалить его за «либеральные, даже революционные чувства», черные вместо этого видят отчуждение и отчаяние, из которых проистекают эти чувства (Baldwin, Another 133).Хипстер хочет, чтобы его прославляли за его индивидуальность, оригинальность, за нарушение искусственных границ, разделяющих расы; в то время как негры, у которых он надеется найти признание, видят, что его проступок не является добровольным, а является актом бегства, и что это «ни в коей мере не оригинально... прибегать к неграм» (Болдуин, , Другой 133).

В Другая страна Болдуин также предполагает, что в основе мужских межрасовых связей лежат одновременно ненависть и желание, поскольку человек часто желает того, чем он не является, и ненавидит то, чем он не может быть.Руфус восхищается Вивальдо за все, что подразумевает белизна в обществе сторонников превосходства белой расы — богатство, привилегии, свободу. Он ненавидит Вивальдо, потому что эти вещи никогда не будут его без радикальной трансформации того самого общества. Вивальдо желает того, что он считает телесностью, сексуальностью и душевностью Руфуса. Он ненавидит его, потому что воображает, что, будучи белым человеком, он никогда не сможет обладать этими качествами. Эти ненависть и желания неизбежно остаются невысказанными и даже подавляются либеральной идеологией, которая сводит сложность отношений Руфуса и Вивальдо к «друзьям, далеко за пределами досягаемости чего-то столь банального и банального, как цвет» (Болдуин, , Другая страна, , 133). ).Чего эта либеральная идеология не может принять, по словам Болдуина, так это того, что «Где-то в своем сердце черный мальчик ненавидел белого мальчика, потому что он был белым. Где-то в своем сердце Вивальдо боялся и ненавидел Руфуса, потому что он был черным» ( Другой 134) . [Конец страницы 94]

Размышляя о своей дружбе с Руфусом, Вивальдо задается вопросом, почему они несколько раз занимались сексом с одной и той же женщиной (Болдуин, , Другой 134). Пытаясь ответить на свой вопрос, он вспоминает время, когда он служил в армии и вместе с «цветным приятелем» выставил себя напоказ немецкой девушке (Балдуин, , Другой 134).Немецкая девушка, отрицая возможность того, что двое мужчин пытаются «привлечь друг друга», подозревает, что они выставили себя напоказ, чтобы сравнить размер пениса (Baldwin, Another 134). Мы, как читатели, ни в коем случае не обязаны соглашаться. Акцент на страхе, ненависти и желании в отрывках, описывающих дружбу Руфуса и Вивальдо, указывает на гомосоциальное и, возможно, гомоэротическое желание на работе, основанное на потребности Руфуса символически бросить вызов социальному и историческому подчинению черных мужчин через его отношения с Вивальдо, и одновременный страх и желание Вивальдо перед перспективой принять такой вызов.Все еще размышляя о своей дружбе с Руфусом, Вивальдо описывает кошмар, в котором тот же «цветной приятель», с которым он выставляет себя на показ немецкой женщине, нападает на него с ножом, пытаясь отомстить, но «Месть за что?» — спрашивает Вивальдо (Балдуин, , Другой 134). Неуточненное правонарушение - это, конечно же, расизм. Наказание — та же самая кастрация, от которой черные мужчины физически страдают от рук линчевателей, и психологически страдают от рук общества, которое одновременно ценит патриархальную концепцию мужественности и лишает черных мужчин полного ее выражения.Вивальдо снятся кошмары об этом желании его черного друга-мужчины наказать его, потому что он не может принять эту мысль в своей бодрствующей жизни, где она раскрыла бы страх, ненависть и желание, лежащие в основе его отношений с его «цветным приятелем». Как и в случае дружбы между ним и Руфусом, Вивальдо предпочитает рассматривать эти отношения как незапятнанные расой.

Введение Болдуином сложных чувств страха, ненависти и желания в гомосоциальные отношения между черными и белыми мужчинами усложняет миметическую мужественность Мейлера, предполагая, что не только не может быть белых негров, но и не может быть примирения между белыми и неграми, которое не преодолевает аффективные диссонансы, вызванные превосходством белых.

Один из способов, которым белые мужчины могли бы лучше преодолевать эти диссонансы, предполагает Болдуин, заключается в признании иерархии внутри белизны, которой подчинены и некоторые белые. Вивальдо, ирландский итальянец из рабочего района Бруклина, пытается сделать это, когда он и Касс Силенски делят такси на похороны Руфуса в Гарлеме. Описывая предыдущую поездку в Гарлем, в которой он идет, чтобы выразить свои соболезнования семье Руфуса, он говорит Кассу, что этот район напомнил ему его собственный этнический рабочий район в Бруклине (Болдуин, , Другой 113).«Я продолжал думать: они цветные, а я белый, но произошло то же самое, действительно то же самое…» (Болдуин, , Другой 113). Касс прерывает сентиментальный, слишком упрощенный момент идентификации Вивальдо, чтобы вставить: «Но они... не произошли с тобой, потому что ты был белым... Но то, что происходит здесь, наверху... происходит потому что они цветные. И это имеет значение »(Болдуин, Другой 113-114). Дело не в том, что Вивальдо ошибается, указывая на сходство между расой и классом, но если он действительно хочет понять то, что Болдуин ранее называл «реальностью негритянского опыта» («опыт», описанный Болдуином лишь частично в единичных терминах в начале 1960-х годов), то он должен быть в состоянии объяснить, каким образом классовые функции удваивают и усиливают маргинализацию бедных и рабочего класса афроамериканцев, с которыми уже сталкиваются как расовые другие.Вивальдо пытается исключить себя из причастности к расизму, бедности и угнетению, которые он видит в Гарлеме, заявляя, что «я этого не делал. Я бы этого не делал, тот, кто это делал, делал это и со мной». (Болдуин, Другой 113), но, если он хочет принять участие в расовом примирении Другая Страна представляет собой только возможность, а не телеологическую неизбежность в стиле Душа на льду , он должен сопоставить свою аффективную дезидентификацию с последствия расового и классового угнетения с отказом извлекать выгоду из системы, которая создает эти эффекты.

Кливер предполагает, что «Другая страна » Болдуина не соответствует времени, когда быстро сбывалось пророчество Ричарда Райта о том, что «пулемет на углу - символ двадцатого века» (Кливер 136). То, что Болдуин прекрасно понимает, что сложные репрезентации конфликтных отношений пола, расы и класса в сериале «Другая страна » могут стать неприемлемыми, как только эти конфликты перерастут в кризисные масштабы, видно из аллегорической трактовки Болдуином той небольшой роли, которую Эрик, гей, актер-экспатриант из Another Country , 19 приземляется во французском фильме.Эрик появляется в двух сценах фильма. В первой сцене он показан сидящим за столом с группой студентов, вовлеченных в страстные политические дебаты (329). Персонаж Эрика, в отличие от других учеников, выглядит с похмелья (329). Его глаза закрыты, голова запрокинута, а на лице выражение, которое Болдуин описывает как «примечание к мучениям двадцатого века» (329–30). В отличие от стереотипных представлений Мейлера о мужественности и прославления Кливером единых (гетеро)сексуальных образов, Болдуин описывает характер Эрика как обладающего «мужественностью». . . определено и усилено чем-то, что не было мужским» (330). Выслушав студентов дольше, чем он может выдержать, персонаж Эрика тупо смотрит на них, а затем резко уходит, выглядя так, как будто его вот-вот стошнит ( 330). По иронии судьбы именно персонаж Эрика показан в финальной сцене фильма, стреляющего из пулемета с крыши (329–30).

Описание фильма Болдуином интересно тем, что в нем есть параллели с его непростыми отношениями с Движением за власть черных. 20 Персонаж Эрика чувствует одновременно влечение и отчуждение от молодых студентов со стороны [End Page 96] , которых он окружает. Их доводы неуловимы и неискренни. Насилие, которое они так небрежно обсуждают, мучает характер Эрика, чья сексуальная двойственность отражает двойственность его политических убеждений. Здесь описание Болдуина соответствует рассуждениям Рейда-Фарра о козле отпущения. Поскольку гомосексуал рассматривается как представитель предшествующей культурной «безграничности», он насильственно исключается из сообщества, которое формируется против угрозы этой «безграничности». «Пулемет, который если и не был символом двадцатого века, то, по крайней мере, мощным символом Движения за власть черных, отмечен мучениями тех, чья политика и сексуальность не так жестко определены. И все же , Болдуин, как и персонаж Эрика, вместо того, чтобы использовать эту двойственность, чтобы разрушить искусственное единство идеологии Black Power, во многих отношениях стал одним из ее самых ярых сторонников.

Заключение

Вторая мировая война, как я утверждал, вызвала кризис белой мужественности.Белые мужчины в послевоенную эпоху начали двойственно относиться к белизне и фантазировать о том, каково это быть черным. Но тексты, в которые вписаны эти фантазии, а именно « В дороге » Джека Керуака, «Белый негр» Нормана Мейлера, «Моя негритянская проблема и наша» Нормана Подгорца и « Black Like Me » Джона Говарда Гриффина, говорят нам больше. о подавленных фантазиях белых мужчин, чем о том, что значит быть черным. «Черный мальчик смотрит на белого мальчика» Джеймса Болдуина пытается исправить «Белый негр» Мейлера, разоблачая эти фантазии и исследуя их коварную привлекательность для белых мужчин. К сожалению, в эпоху, когда писал Болдуин, белизна читалась как всеобщая, а раса и этническая принадлежность — как локальные и ограничивающие. Пытаясь преодолеть эти препятствия, Болдуин позволяет своему повествовательному голосу колебаться между «стратегической универсальностью», с одной стороны, и недвусмысленно расовой и классовой позицией субъекта, с другой. Точно так же «Черный мальчик смотрит на белого мальчика» колеблется между двумя противоречивыми взглядами на отношения между черной и белой мужественностью, манихейским видением, которое Болдуин иногда разделяет с Мейлером, и зеркальным видением, которое эссе улавливает в свои лучшие моменты. .В то время как «Черный мальчик смотрит на белого мальчика» Болдуина многое делает для того, чтобы разрушить ложные предположения о расе и мужественности, на которых основан «Белый негр» Мейлера, в конечном итоге он не может отделиться от маскулинистских предпосылок, которые он пытается критиковать.

« Другая страна » Болдуина, с другой стороны, может быть прочитан как очень эффективный ответ на «Белого негра» Мейлера и как более сложная передача расовых и сексуальных аспектов того же U. S. социальное воображаемое, которое Кливер пытается нанести на карту шесть лет спустя в Soul on Ice . В то время как [Конец страницы 97] Душа на льду предвосхищает современные разработки в социальной теории, пытаясь отобразить взаимосвязь пола, расы, класса и сексуальности, сексизма и гомофобии Кливера в сочетании с жесткостью аналитической структуры, которую он возводит. в главе «Первобытный митоз» сделать Душа на льду неспособной объяснить ту текучесть, которую эти концепции приобретут в постмодернистском У.С. общество.

Тесак работает с архетипами; Болдуин с персонажами. Некоторые персонажи Болдуина застыли в рамках ролей, отведенных им обществом; другие отчаянно пытаются вырваться на свободу в надежде создать новое общество, «Другую страну», как хотел бы Болдуин. Another Country отвечает на представление Мейлера о джазе как о «музыке оргазма» элегическими, основанными на блюзе представлениями о джазе, которые вызывают чувство потери и желание признания. В своем исследовании отношений между Руфусом и Вивальдо, Другая страна предполагает, что межрасовое, гомосоциальное желание, лежащее в основе таких текстов, как «Белый негр» Мейлера, является не просто продуктом психологии белых мужчин, но разделяется чернокожими мужчинами и осложняется чувства страха и ненависти с обеих сторон.

Черная мужественность — «горячая» тема в гендерных и культурологических исследованиях. 21 Это отчасти связано с высокой заметностью черной мужественности (в исполнении мужчин всех цветов кожи) во все более глобальной поп-культуре США, а отчасти из-за бессознательной, невидимой работы медийной элиты, которая настаивает на представлении черной мужественности как сексуальная и эмоциональная полнота, потенция и полнота.

Черная мужественность должна быть изучена. Но, как косвенно утверждает Элдридж Кливер, его не следует изучать изолированно.Черная мужественность обретает смысл в социально-реляционной структуре, семиотической сетке, в которой белая мужественность и черно-белая женственность также занимают видное место. 22 Несмотря на все недостатки и ошибки в своих аргументах, Мейлер, Болдуин и Кливер пытаются провести такие исследования. Кроме того, роль желания, фантазии, проекции и агрессии (иногда сознательной и аналитической, иногда бессознательной и проблематичной) служит предупреждением для современных ученых, чей непропорциональный акцент на черной мужественности рискует патологизировать черных мужчин.Перспектива социальных отношений Мейлера, Болдуина и Кливера напоминает нам, что направление взгляда ученого определяется не только объектом, но и желанием ученого во всей его или ее амбивалентности.

Дуглас Тейлор

Университет Говарда Вашингтон, округ Колумбия

Одинокая вдова и бойфренд, который ненавидит кошек • Журнал Тесак

Дорогой июнь,

В прошлом году мой муж умер после продолжительной болезни.Примерно за неделю до смерти Карла моя самая близкая подруга «Хепзиба» (самый уродливый псевдоним, который я могла придумать), которая знала нас обоих более двадцати лет, решила, что она должна рассказать мне, как они с моим мужем пережили «жаркий секс». но недолгий» роман около семи лет назад. Оказывается, «недолговечность» означает пять месяцев и, вероятно, вторые худшие пять месяцев в моей жизни, когда я проходил болезненное лечение рака и понятия не имел, чем все обернется. Среди прочего, я сказал Хепзибе, что она выбрала чертовски неудачное время, чтобы рассказать мне.Она ответила, что это так же, как и я, набрасываться на неуместные вещи. На самом деле она никогда не выражала раскаяния или даже сожаления по поводу романа во время этого разговора, просто сказала, что считает важным очистить воздух — не лучший способ выразить это, когда мой муж медленно тонул от ХОБЛ и задыхался. В любом случае, я не собирался говорить ему об этом, так как он, как вы знаете, умирал.

Хепзиба и ее семья приехали на похороны, но с тех пор мы с ней больше не встречались.

Вскоре после смерти Карла еще один очень близкий друг переехал в Японию, и у моей единственной сестры появились признаки раннего слабоумия. До меня начало доходить, что я всегда думал, что у меня много хороших друзей, но что без моего ядра Карла, Хебзибы, моей сестры и моего друга, который переехал в Японию, все, что у меня действительно было, было сетью соседей, знакомых, фальшивые друзья по работе и пары, которые видят во мне только половинку меня и Карла. (У меня есть двое прекрасных детей, но это не одно и то же, и они оба далеко, учатся в колледже и в медицинской школе.) У меня много компании, когда я этого хочу, но я все еще ужасно одинок. Я думаю сделать увертюру к Хебзибе. Что посоветуете?

— Пустыня в Де-Мойне

Дорогая Ди,

Я определенно советую вам попробовать завести новых друзей или углубить уже имеющиеся связи.

Но сначала поговорим о Хепзибе. Звучит так, как будто вы рассматриваете возможность связаться с ней, потому что вам одиноко для настоящей близости.Справедливо, но вы рискуете. Из того немногого, что вы мне рассказали, складывается впечатление, что она, возможно, не лучший человек для взращивания или перевоспитания в качестве близкого друга и наперсницы — не только из-за романа, хотя это, безусловно, много значит, но также и потому, что о жестоко несвоевременном и непримиримом способе, которым она рассказала вам об этом. Некоторые дружеские отношения, как и многие браки, могут пережить треугольник и предательство. И на самом деле может помочь то, что Карла больше нет рядом, чтобы проверить верность Хепзибы.Но на твоем месте я бы дважды подумал, прежде чем ты снова начнешь рассчитывать на нее. Если ваша близость и разлука проистекают в основном из знакомства, общего опыта и тому подобного — скучных, надежных вещей, за исключением, конечно, того, где общим опытом был Карл! — может иметь смысл встретиться снова, но с низкими ожиданиями и широко открытыми глазами. Затем, если беседа удалась, вы можете медленно и осторожно возобновить некоторые из ваших прежних общих занятий.

Я был бы гораздо менее склонен к воссоединению, если бы вы скучали по чему-то более интуитивному и изменчивому: вы тоскуете по ней, потому что она «получает» вас? Потому что она всегда была таким очаровательным, хотя и непростым человеком? Потому что раньше она оживляла твое скучное существование, и ты понимаешь, почему Карл влюбился в нее? Вы находитесь в уязвимом периоде своей жизни, и вы не должны ставить себя в эмоциональную зависимость от кого-то, кто может продолжать вас подводить.

Итак, что касается Хепзибы, то советую подумать, почему вы подумываете о сближении, а затем, исходя из того, как вы оцениваете свои мотивы, двигаться медленно или вообще не двигаться. Если вы возобновите свою дружбу, вы можете обнаружить, что Хепзиба на самом деле не тот ключевой друг, которым вы ее считали, по крайней мере, больше. Или вы можете вернуться к чему-то вроде старой дружбы и обнаружить, что ее теплое отражение делает более удовлетворительными ваши другие, более поверхностные местные отношения. Но это, подозреваю, далеко.

Что бы ни случилось с Хепзибой, ты обязательно должен попытаться установить другие близкие отношения и развивать те, которые у тебя есть. Вот несколько идей:

Узнайте, готов ли ваш друг в Японии к более частым письмам, регулярному графику телефонных звонков, видеосвязи, возможно, даже к визиту, если вы можете себе это позволить. Если она такой хороший друг, как вы говорите, вы можете дать ей понять, насколько важен для вас сейчас этот контакт.

Подумайте о знакомых вам парах. Могли бы вы укрепить свою дружбу с кем-либо из них, общаясь и общаясь втроем? Судя по тому, что вы написали, это маловероятно, но может случиться.Являетесь ли вы независимыми друзьями с кем-либо из этих пар или хотели бы ими стать? Если да, то сделайте первый шаг, а может быть и второй.

Есть ли какие-нибудь соседи, родители друзей ваших детей или другие удобные знакомые, которых, по вашему мнению, стоит сделать настоящими друзьями? Ищите их. Это тяжело, я знаю. Но вы можете обнаружить, что они восприимчивы, даже польщены, и один или два из них могут оказаться серьезными друзьями.

Я обнаружил, что, как и в случае со счастьем вообще, лучший способ обрести дружбу — это искать ее не прямо и исключительно, а как побочный продукт какого-либо другого стоящего предприятия, например, серьезного книжного клуба или (если вы писатель) мастерская, политическая деятельность, класс или государственная служба.Например: Если вы не состоите в группе книг, присоединитесь к ней. Если тот, к которому вы присоединились или уже присоединились, кажется пресным, присоединитесь к другому. Посмотрите, стоит ли кого-то из участников выделить из стада, и если да, придумайте какой-нибудь способ поговорить один на один, не придавая этому большого значения, например, совместное использование автомобилей или короткий обед в будний день. Если вы любите искусство, музыку или какой-то вид спорта и хорошо в этом разбираетесь, найдите место, где можно улучшить или попрактиковаться в этом на самом высоком уровне, на который вы способны. Это дает вам больше шансов на подходящий пул, а также есть о чем поговорить.И судя по тому, что я видел в политической кампании этого сезона, многие товарищи по войне выходят из боя. Благотворительные группы и группы поддержки — еще один способ познакомиться с людьми в контексте серьезного разговора и обмена опытом. Думали ли вы о вступлении в организацию, связанную с болезнью Альцгеймера?

Если это звучит удручающе похоже на поиски романтической любви, я полагаю, что это так; но я надеюсь, что поиски дружбы менее опасны. (Если подумать, хотя сейчас немного рано и вам может быть неинтересно, на самом деле вы можете найти романтику.Счастливые случайности случаются.)

Становится все труднее заводить близких друзей, когда у нас нет школы или, в меньшей степени, детей, которые могли бы нас сплотить. Процесс может быть ужасно случайным и непредсказуемым. Но это того стоит, когда в мире, в котором вы сейчас живете, действительно завязываются настоящие дружеские отношения. Я знаю это по опыту.

И последняя мысль: вы так много потеряли и пережили в этом году. Вы должны быть все еще в шоке и горевать, и вы также можете быть в депрессии. Все это может окрашивать ваше восприятие людей, которые остаются в вашей жизни и рядом с вами.Может быть, некоторые из них менее поверхностны и уже более близкие друзья, чем вы думаете.


Дорогой июнь,

Я встречаюсь с Лео уже около трех месяцев. Мы ночуем вместе два-три раза в неделю, но всегда у него дома, потому что у меня есть кот, а он терпеть не может кошек. Обычно я предпочитаю оставаться у себя дома. Там симпатичнее, мне удобнее, если утром на работу, ну и кот мой.Но я терплю это, потому что мне нравится Лео, и он действительно не оставил мне выбора.

Я никогда по-настоящему не настаивал до вчерашнего дня, но вчера вечером я настоял на своем и сказал, что если мы собираемся провести ночь вместе, то это должно быть у меня дома, потому что у Уистана была инфекция уха, и у меня была ранняя встреча с мой начальник. Лео просто отказался. Так что я спросил его — просто теоретически, ни один из нас в этот момент — что произойдет, если мы когда-нибудь будем жить вместе.Он улыбнулся, как будто говорил что-то милое, и сказал: «Ты уже знаешь ответ — либо я, либо кошка».

Он говорит, что у него нет аллергии. Он также говорит, что у него нет фобии или чего-то в этом роде. По его словам, он просто мачо, а не кошачий парень, и он ненавидит находиться рядом с ними.

На самом деле я подумываю разорвать отношения с Лео из-за Уистана (и любых будущих Уистэнов). Я сумасшедшая кошатница?

Айлурофил в Алтуне

Уважаемый Айли,

Вовсе нет.

Вы встречаетесь с Лео все три месяца и, кажется, не пошли дальше того, что он вам "нравится". На данном этапе ваших отношений может показаться несколько необычным, но уж точно не сумасшествием решить, что вы предпочитаете будущее с Уистаном (и его преемниками) будущему с Лео. И это было бы правдой, даже если бы у Лео была веская причина возражать против Уистана, например аллергия или настоящая фобия.

Но Лео не дал тебе повода и, по-видимому, даже не учел ни твоей точки зрения, ни твоей привязанности к Уистану.Ваш парень звучит диктаторски и бесчувственно, если не считать котов. И одно его замечание о том, что он мачо, заставило бы меня задуматься. Вы действительно хотите мужчину, который гордится своей мужественностью? Или тот, кто настолько невежествен, что, по-видимому, думает, что кошки, племя или тигр — это оскорбление мужественности? Мужчина когда-нибудь встречался один на один с разъяренным котом? Я делаю это почти каждый день, и мой кот заставляет большинство собак и многих мужчин выглядеть жалкими слабаками.

Но я отвлекся. Серьезно, Эйли, я бы дважды подумал, прежде чем углубляться в властный мачо soi-disant , который даже не будет обсуждать, как вы могли бы остаться вместе в будущем, не потеряв своего любимого питомца.Поговорите с Лео, если нужно, и если он захочет. Может быть, он объяснится более удовлетворительно, если на него надавить. Может быть, он даже немного согнется, как только увидит, что вы очень серьезно относитесь к этому вопросу. Но у меня есть сомнения, и, принимая во внимание все обстоятельства, я думаю, что ты можешь превратиться в сумасшедшую бескошечку, если останешься с ним.

Вы кажетесь теплым, умным человеком. Вы придумываете хорошие имена, и вы, очевидно, правы в отношении Одена, которого в последнее время так много людей необъяснимо ругают. Бьюсь об заклад, вы можете добиться большего, чем мачо Лео; Было бы обидно, если бы ты отказался от Уистана до того, как понял это.


Внутренний обозреватель советов Кливера высказывает свое мнение по пунктуационным, межличностным и философским вопросам, развивая остроумие и литературную мудрость в ответ на ваши этические затруднения. Напишите ей на [email protected]. Найдите больше колонок к Джун в на ее чердаке .

 

Изображение предоставлено: неразделенность через фотопин

Питомец недели среди животных-союзников — кошка по имени Кливер Брукс

Питомец недели среди животных-союзников — Кливер Брукс, черепаховая домашняя длинноволосая, 9 лет.Она попала в Animal Allies после того, как ее нашли бездомной, и теперь я ищу новый любящий дом. Я очень дружелюбный и спокойный и хотел бы встретиться с вами.

Если вы заинтересованы в усыновлении Кливера Брукса, позвоните в группу по усыновлению по телефону 218-722-5341 для получения дополнительной информации! Группа по усыновлению доступна по телефону со вторника по субботу с 10:30 до 18:00 и в воскресенье с 10:30 до 16:00. Из-за ограничений COVID-19 вы должны позвонить заранее, прежде чем прийти в Animal Allies.

​В течение октября все домашние животные приюта будут доступны по сниженной цене.Кроме того, СНИЖЕННЫЙ ВЗНОС НА УСЫНОВЛЕНИЕ Спонсируется за счет щедрого гранта от ASPCA, чтобы помочь найти дом для всех нуждающихся домашних животных. Усыновление щенков за 250 долларов, усыновление собак за 150 долларов, усыновление котят за 75 долларов и БЕСПЛАТНОЕ усыновление кошек (от 1 года и старше). Клиника микрочипов: Чипируйте свою собаку или кошку всего за 10 долларов, когда вы жертвуете предмет из списка желаний мероприятия. Звоните, чтобы записаться на прием по телефону (218) 722-5341.

РЕАГИРОВАНИЕ НА ПАНДЕМИИ COVID-19

Центр усыновления животных закрыт для публики, но мы продолжим предоставлять необходимые услуги для поддержки нуждающихся животных, в том числе: договорные юрисдикции (Rice Lake, Proctor, Hermantown и Southern St.округа Луи) и переводы из Управления по контролю за животными города Дулут.

• Услуги по сдаче - прием экстренных сдач только по предварительной записи. Все назначения должны быть одобрены нашим специалистом по приему или менеджером по усыновлению.

• Уход за животными – ежедневный уход и лечение животных в нашем приюте.

• Усыновление - бесконтактное усыновление только по предварительной записи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.