Перейти к содержимому

Цефтриаксон как разводить для кошек: 💉 инструкция по применению, дозировка

Содержание

Цефтриаксон Ветеринарный антибиотик | ВетАптека

Цефтриаксон

Описание 

Кристаллический порошок почти белого или желтоватого цвета.

Состав

1 флакон содержит действующее вещество:

  • цефтриаксона натриевую соль — 1,0 г.

Фармакологические свойства

   Цефтриаксон — антибиотик группы бета-лактамов, цефалоспорин III поколения, имеющий бактерицидный эффект. Механизм действия препарата связан с угнетением активности фермента траспептидазы, нарушением биосинтеза пептидогликана клеточной стенки микроорганизмов.

    Препарат обладает широким спектром действия: активен в отношении грамположительных аэробных: Staphylococcus aureus (включая штаммы, продуцирующие пенициллиназу), Staphylococcus epidermidis, Streptococcus pneumoniae, Streptococcus pyogenes, Streptococcus viridans; грамотрицательных аэробов: Enterobacter aerogenes, Enterobacter cloacae, Escherichia coli, Haemophilus influenzae, Haemophilus parainfluenzae, Klebsiella spp.

(включая K. pneumoniae), Moraxella catarrhalis, Morganella morganii, Neisseria gonorrhoeae, N. meningitidis, Proteus mirabilis, Proteus vulgaris, Serratia spp. (включая Serratia marcescens), Acinetobacter calcoaceticus, Pseudomonas aeruginosa; облигатных анаэробов:Bacteroides fragilis, Peptostreptococcus spp., Clostridium spp. (кроме Clostridium difficile). 

   Обладает также активностью в отношении большинства штаммов следующих микроорганизмов: Providenda spp., Bacteroides bivius, Bacteroides melaninogenicus, Salmonella spp. (в том числе Salmonella typhi), Shigella spp., Streptococcus agaladiae, Providenda rettgeri, Citrobacter freundii. Препарат назначают при резистентности микрофлоры к другим препаратам цефалоспоринового ряда, аминогликозидам, пенициллинам и др. После введения препарат всасывается быстро и полностью. Биодоступность вещества составляет около 100%.

Применение 

Лечение у собак и кошек заболеваний органов дыхания, мочеполовой системы, кожи, мягких тканей и костей, отита, сепсиса, менингита, вызванных микроорганизмами, чувствительными к цефтриаксону; профилактика послеоперационных осложнений.

Дозировка

Препарат вводят внутримышечно или внутривенно один раз в сутки.

   Для внутримышечного введения собакам содержимое одного флакона (1,0 г препарата) растворяют в 3,6 мл 1% раствора лидокаина или 0,25%-0,5% раствора новокаина или стерильной воды для инъекций. 1 мл приготовленного таким образом раствора содержит около 250 мг цефтриаксона.

   Для введения котам содержимое одного флакона растворяют в 3,6 мл 0,25% -0,5% раствора новокаина или стерильной воды для инъекций. При применении котам не следует растворять препарат лидокаином. 1 мл приготовленного таким образом раствора содержит около 250 мг цефтриаксона.

   Для внутривенного введения содержимое флакона растворяют в 9,6 мл стерильной воды для инъекций или 0,9% раствора натрия хлорида, или 5% раствора глюкозы. 1 мл приготовленного таким образом раствора содержит около 100 мг цефтриаксона.

   Для капельного введения содержимое флакона растворяют в 100-250 мл 0,9% раствора натрия хлорида или 5% раствора глюкозы. Инфузию приготовленного раствора проводят в течение 20-30 минут со скоростью введения 60-80 капель в минуту.

   Суточная доза препарата составляет 20-40 мг цефтриаксона на 1 кг массы тела животного. В случае необходимости кратность применения можно увеличить до 2 раз в сутки с дозировкой 10-20 мг цефтриаксона на 1 кг массы тела животного. Курс применения препарата составляет 5-10 суток, в зависимости от степени тяжести и течения заболевания.

Противопоказания 

Повышенная чувствительность к препаратам группы цефалоспоринов и другим бета-лактамным антибиотикам; почечная или печеночная недостаточность; период беременности.

Предостережения 

При лечении собак с использованием больших доз цефтриаксона в желчном пузыре могут образовываться камни. При повышенной чувствительности к лидокаину не рекомендуется использовать его 1% раствор в качестве растворителя.

Форма выпуска 

Стеклянные флаконы, закрытые резиновыми пробками и алюминиевыми колпачками под обкатку по 1 г, упакованные в картонные коробки по 40 фл.

Хранение 

Сухое, темное, недоступное для детей место при температуре от 15 °С до 25 °С.

Срок годности — 3 года с даты изготовления.

Информация с сайта: http://agroolkar.com.ua

Кальция глюконат - инструкция к применению лекарственного средства

Инструкция по применению

Общая характеристика:

Cаlcium gluconate;

Прозрачная бесцветная жидкость.

Состав лекарственного средства:

действующее вещество: саlcium gluconate;

1 ампула – 5 мл раствора содержит кальция глюконата 0,4775 г;

1 ампула – 10 мл раствора содержит кальция глюконата 0,9550 г;

вспомогательные вещества: кальция сахарат, вода для инъекций.

Форма выпуска:

Раствор для инъекций 100 мг/мл. 

Код классификации лекарственного средства:

Растворы, влияющие на электролитный баланс. Код АТС B05BB.

Фармакологические свойства:

Фармакодинамика. Препарат кальция восполняет дефицит ионов кальция, которые необходимы для осуществления процесса передачи нервных импульсов, сокращения скелетных и гладких мышц, деятельности миокарда, формирования костной ткани, свертывания крови.

Фармакокинетика. После парентерального введения кальция глюконат с током крови равномерно распределяется во всех тканях и органах.  Около 45-50% от общего кальция в плазме находится в физиологически активной ионизированной форме, примерно на 40-50% связывается с белками, преимущественно с альбумином, и 8-10% в виде комплекса с анионами органических и неорганических кислот (бикарбонат, фосфат, лактат, цитрат кальция). Проникает через плацентарный барьер, попадает в грудное молоко.

Выводится из организма в основном почками.

Показания к применению:

Парентеральное введение препарата кальция глюконата показано при таких состояниях, как: острая гипокальциемия различного генеза, аллергические болезни (сывороточная болезнь, крапивница, ангионевротический отек) и аллергические осложнения медикаментозной терапии, повышенная проницаемость сосудов; в качестве антидота при отравлении солями магния, щавелевой кислотой или ее растворимыми солями, растворимыми солями фтористой кислоты; для предотвращения гипокалиемии при переливании крови.

Способ применения и дозировка:

В норме концентрация общего кальция в сыворотке крови составляет 2.25-2.75 ммоль/л или 4,45-5,5 мЭкв/л. Терапия препаратом кальция глюконата направлена на восстановление нормальной концентрации кальция в плазме крови. Растворы, содержащие кальций, должны вводиться медленно с целью сведения к минимуму периферической вазодилатации и угнетения сердечной деятельности.

Препарат вводится глубоко внутримышечно, или внутривенно медленно (в течение 2-3 мин), или капельно, для исключения возможности местного раздражения или некроза в случае попадания препарата в периваскулярные ткани. Из-за риска местного раздражения внутримышечные инъекции следует выполнять только в том случае, если внутривенная инъекция невозможна.

Внутримышечные инъекции необходимо делать достаточно глубоко в мышцу, предпочтительно в ягодичную область. Для пациентов, страдающих ожирением, должна быть выбрана более длинная игла для безопасного введения в мышцу, а не в жировые ткани. Если необходимы повторные инъекции, каждый раз следует менять место введения.

Во время лечения необходимо тщательно контролировать концентрацию кальция в сыворотке крови.

Взрослым: глубоко внутримышечно, внутривенно медленно (в течение 2-3 мин) или капельно      5-10 мл 100 мг/мл (10% раствора) ежедневно, через день или через 2 дня (в зависимости от характера заболевания и клинического состояния больного). Последующие дозы определяют в соответствии с концентрацией кальция в сыворотке крови.

Детям до 18 лет: доза и способ введения зависят от степени развития гипокальциемии, характера и выраженности симптомов.

Детям, в зависимости от возраста, препарат в концентрации 100 мг/мл (10% раствор) вводится в следующих дозах: до 6 месяцев — 0,1-1 мл; 7-12 месяцев — 1-1,5 мл; 1-3 года — 1,5-2 мл;                     4-6 лет — 2-2,5 мл; 7-14 лет — 3,5 мл; старше 14 лет — дозы как для взрослых.

Детям нельзя вводить препарат внутримышечно из-за возможного развития некроза.

Рекомендуется только медленная внутривенная инъекция или внутривенная инфузия, после разведения, с целью достижения достаточно низких скоростей введения и для исключения возможности местного раздражения или некроза в случае случайного попадания препарата в периваскулярные ткани.

Для внутривенной инфузии препарат разбавляют в соотношении 1:10 до концентрации 10 мг/мл следующими растворами для инфузий: 0,9% раствором натрия хлорида или 5% раствором  глюкозы. Скорость внутривенного введения не должна превышать 50 мг кальция глюконата в минуту. Разбавление следует проводить в асептических условиях.

Пожилые пациенты: данные, указывающие на неблагоприятную переносимость кальция глюконата пожилыми пациентами, отсутствуют, однако, возрастные изменения, такие как нарушение функции почек и замедление метаболизма, могут потребовать снижения дозы.

Побочное действие:

Частота возникновения побочных эффектов напрямую связана со скоростью введения и дозой кальция глюконата. При правильном введении частота их возникновения составляет менее 1:1000.

Со стороны сердечно-сосудистой системы:

снижение артериального давления, брадикардия, аритмия, вазодилатация, циркуляторный коллапс (в том числе с летальным исходом), «приливы» крови, чаще всего при быстром введении.

Со стороны пищеварительной системы:

тошнота, рвота, диарея.

Общие нарушения:

ощущение тепла, потливость.

Нарушения в месте введения:

при внутримышечном введении — боль или эритема (≤1:10, ≥1:100), при нарушении техники внутримышечного введения — инфильтрация в жировую ткань с последующим формированием абсцесса, уплотнением тканей и некрозом; при внутривенном введении — гиперемия кожи, ощущение жжения или боль с возможным развитием некроза тканей (при случайной периваскулярной инъекции).

Сообщалось о случаях кальцификации мягких тканей с последующим возможным поражением кожи и некрозом вследствие выхода кальция из сосуда в ткани.

Противопоказания:

Повышенная чувствительность к кальция глюконату и другим компонентам препарата,  гиперкальциемия (в том числе у пациентов с гиперпаратиреозом, гипервитаминозом D, декальцинирующими злокачественными новообразованиями, почечной недостаточностью, остеопорозом, связанным с иммобилизацией, саркоидозом, молочно-щелочным синдромом (синдром Бернетта)), гиперкальциурия, интоксикация сердечными гликозидами, одновременное лечение сердечными гликозидами; для внутримышечного введения — детский возраст.

С осторожностью: дегидратация, электролитные нарушения (риск развития гиперкальциемии), диарея, синдром мальабсорбции, кальциевый нефроуролитиаз (в анамнезе), незначительная гиперкальциурия, умеренная хроническая почечная недостаточность, распространенный атеросклероз, гиперкоагуляция, у пациентов пожилого возраста, особенно при наличии одного или нескольких вышеназванных состояний, нефрокальциноз, саркоидоз, хроническая сердечная недостаточность, одновременное лечение эпинефрином.

Раствор Кальция глюконата, расфасованный в стеклянные ампулы, не должен использоваться для повторного или длительного лечения, в том числе в виде внутривенных инъекций у детей младше 18 лет или у лиц с нарушением функции почек.

Не рекомендуется использовать раствор Кальция глюконата, расфасованный в стеклянные ампулы, для приготовления растворов для парентерального питания.

Инъекции кальция глюконата не должны проводиться одновременно с применением цефтриаксона у недоношенных новорожденных до достижения 41 недель (недели беременности + недель жизни) и у доношенных новорожденных (до 28-дневного возраста) из-за риска осаждения кальция-цефтриаксона в легких и почках.

Передозировка:

При передозировке возможно развитие гиперкальциемии, которая проявляется анорексией, тошнотой, рвотой, запорами, абдоминальной болью, мышечной слабостью, полидипсией, полиурией, психическими расстройствами, нефрокальцинозом, нефролитиазом, в тяжелых случаях – сердечной аритмией, комой.

Лечение. Инфузия натрия хлорида с целью увеличения объема внутриклеточной жидкости, что с последующим введением фуросемида может усилить выведение кальция. В качестве антидота применять кальцитонин, который вводить внутривенно из расчета 5-10 МЕ на 1 кг массы тела в сутки (препарат развести в 500 мл 0,9 % раствора натрия хлорида, вводить капельно в течение        6 часов в 2-4 приема). Применение гемодиализа рассматривается в последнюю очередь.

Во время лечения передозировки необходимо тщательно контролировать уровень электролитов сыворотки крови.

Меры предосторожности:

Необходимо контролировать уровень кальция в крови и экскрецию кальция, особенно у детей, пациентов с хронической почечной недостаточностью или нефролитиазом. Если уровень кальция в плазме крови превышает 2,75 ммоль/л или суточная экскреция кальция с мочой превышает         5 мг/кг, лечение должно быть немедленно прекращено из-за риска развития сердечных аритмий.

Соли кальция следует применять с осторожностью пациентам с нарушениями функции почек, с заболеваниями сердца.

Раствор использовать только если он прозрачен, и ампула не повреждена. Препарат разводить непосредственно после вскрытия ампулы. При разведении препарата требуется строгое соблюдение правил асептики. С точки зрения микробиологической безопасности, разведенный препарат должен быть использован немедленно. Ампула только для одноразового использования. Оставшиеся неиспользованными объемы препарата подлежат уничтожению.

Препарат перед введением подогревают до температуры тела.

Внутривенные инъекции должны осуществляться под тщательным мониторингом ЧСС и ЭКГ, поскольку при слишком быстром введении кальция глюконата могут возникнуть брадикардия с вазодилатацией или аритмии.

При внутривенном введении возможно чувство жара во всем теле, которое быстро проходят.

Нарушение функции почек может быть связано с гиперкальциемией и вторичным гиперпаратиреозом. Поэтому пациентам с нарушением функции почек парентеральное введение кальция должно назначаться только после тщательного определения показаний, при этом необходимо контролировать кальциево-фосфатный баланс.

Для снижения риска развития нефроуролитиаза рекомендуется употреблять достаточное количество жидкости.

Перед наполнением шприца раствором кальция глюконата необходимо убедиться, что в нем отсутствуют остатки спирта этилового, поскольку вследствие их взаимодействия кальция глюконат выпадает в осадок.

Соли кальция являются раздражителем, поэтому место инъекции должно постоянно контролироваться с целью предотвращения экстравазального повреждения.

Кальция глюконат физически несовместим со многими соединениями (см. раздел «Несовместимость»), поэтому необходимо соблюдать осторожность при введении лекарственных средств, чтобы избежать комбинированного применения несовместимых компонентов или их взаимодействия после раздельного введения.

Серьезные осложнения, в том числе с летальным исходом, произошли вследствие микрокристаллизации нерастворимых солей кальция в организме после раздельного введения физически несовместимых растворов или комплексных растворов для парентерального питания, содержащих кальций и фосфаты. Были описаны случаи летальных исходов у доношенных и недоношенных новорожденных до 1 месяца, связанные с образованием нерастворимых комплексов цефтриаксон-кальций в легких и почках. По крайней мере, один из них получал цефтриаксон и кальций в разное время.

В имеющихся научных данных нет подтверждения образования внутрисосудистых комплексов цефтриаксон–кальций у пациентов других возрастных категорий. Исследования in vitro показали, что новорожденные имеют повышенный риск образования нерастворимого комплекса цефтриаксон-кальций по сравнению с другими возрастными категориями.

Для пациентов любого возраста цефтриаксон нельзя смешивать или вводить одновременно с кальцийсодержащими инфузионными растворами, даже с помощью разных инфузионных систем или в разные места.

Однако, пациентам старше 28 дней цефтриаксон и кальцийсодержащие растворы можно вводить последовательно один за другим, если инфузия проводится на разных участках или если инфузионная система заменена, или тщательно промыта физиологическим раствором, чтобы избежать образования осадка.

Применение в период беременности или кормления грудью. Кальций проникает в грудное молоко и через плацентарный барьер, и его концентрация в крови плода выше, чем в материнской крови. Применение препарата беременным или в период кормления грудью возможно с учетом соотношения польза/риск для матери и плода/ребенка. Вводимая доза кальция должна быть тщательно рассчитана, а уровень кальция в сыворотке крови необходимо мониторировать, чтобы избежать гиперкальциемии, которая может быть вредной для плода.

Дети. Детям в возрасте до 14 лет вводить препарат внутримышечно не рекомендуется из-за возможного развития некроза.

Способность влиять на скорость реакции при управлении автотранспортом или работе с другими механизмами. Нет данных о негативном влиянии препарата на скорость реакции при управлении автотранспортом или работе с другими механизмами.

Взаимодействие с другими лекарственными средствами:

При взаимодействии этилового спирта с кальция глюконатом последний выпадает в осадок.

Не рекомендуется назначать совместно с другими препаратами кальция.

Внутривенное введение кальция глюконата до и после приема верапамила уменьшает его гипотензивное действие, но не влияет на его антиаритмический эффект.

Комбинация с тиазидными диуретиками может вызвать развитие гиперкальциемии.

При одновременном применении с хинидином возможно замедление внутрижелудочковой проводимости и повышение токсичности хинидина.

Во время лечения сердечными гликозидами парентеральное применение кальция глюконата не рекомендуется в связи с усилением кардиотоксического действия.

При одновременном пероральном применении кальция глюконата и тетрациклинов, действие последних может снижаться в связи с уменьшением их всасывания.

Кальция глюконат устраняет угнетение нервно-мышечной передачи, вызванное применением антибиотиков ряда аминогликозидов.

При одновременном применении с фенигидином препараты кальция уменьшают его эффективность.

Несовместимость:

Соли кальция несовместимы с окислителями, лимонной кислотой, растворами карбоната, бикарбоната, фосфатами, тартратами (соли винной кислоты) и сульфатами.

Физическая несовместимость с амфотерицином, раствором цефалотина, цефамандолом, цефтриаксоном, новобицин натрием, добутамина гидрохлоридом, прохлорпиразином, тетрациклином.

Условия и срок хранения:

Хранить в защищённом от света месте, при температуре не выше        25 °С. Не охлаждать. Хранить в недоступном для детей месте.

Срок годности 3 года. Не применять препарат после окончания срока годности, указанного на упаковке.

Условия отпуска:

По рецепту.

Упаковка:

По 5 мл или 10 мл в ампуле; по 5 или 10 ампул в пачке.

По 5 мл или 10 мл в ампуле, по 5 ампул в блистере; по 1 или 2 блистера в пачке.

Информация о производителе:

ПАО «Фармак». Украина, 04080, г. Киев, ул. Фрунзе, 63.

ТРАВМА ГЛАЗА У КОШЕК И СОБАК.... - Ветеринарная офтальмология

ТРАВМА ГЛАЗА У КОШЕК И СОБАК. СРОЧНАЯ ПОМОЩЬ ПРИ НЕОТЛОЖНЫХ СОСТОЯНИЯХ. Продолжение.
Проникающее ранение. Название говорит само за себя. Речь идет о проникновении ранящего предмета через оболочки глазного яблока. Тяжесть такой травмы напрямую зависит от силы удара, формы и размера ранящего предмета, траектории его движения, области повреждения глаза. Очевидно, что высокоэнергетические повреждения будут иметь больше последствий, которые будут тяжелее. Обычно животные получают проникающее ранение при следующих обстоятельствах:
- драка с другими животными (зубы, когти).
- ранение из пневматического оружия (травмы, как правило, тяжелые) в последнее время встречаются часто.
- накол о шип, маникюрные ножницы, любые другие острые предметы, находящиеся в непосредственной близости от животного и др.
Довольно редко проникающее ранение имеет минимальные и неопасные последствия. Например, прокол роговицы бывает самогерметизирующимся, мало заметным для владельцев, но без лечебной помощи не редко осложняющийся внутри глазной инфекцией. Поэтому любая травма глаза должна настораживать владельцев и врачей.
Опасность при проникающем ранении сводится к нескольким основным моментам:
- занос инфекции,
- внутриглазное кровотечение,
- повреждение капсулы хрусталика
- выпадение и ущемление радужки или сосудистой оболочки в раневой канал.
- инородное тело внутри глаза.
Все эти осложнения травмы требуют первичной хирургической обработки, поскольку несут в себе угрозу потери зрения и глаза.
Владельцам нужно быть внимательными при любом повреждения глаза, ибо им трудно правильно оценить степень повреждений, из чего и складывается в последствии алгоритм лечебной помощи.
До осмотра специалистом в таких случаях, даже если не видны последствия в первые часы после травмы, необходимо применять местно современные антибиотики широко спектра до 8-10 раз в день, а также противовоспалительные, при этом безопаснее будут нестероидные (индометацин, броксинак).
Если под рукой не будет антибиотика в форме глазных капель, можно взять какой-то антибиотик для разведения из группы цефалоспоринов (цефазолин, цефтриаксон и тд), развести флакон большим объемом натрия хлорида 0,9% (20-30 мл), и этот раствор капать в глаз также часто. Остатки хранить в холодильнике.
Проникающие ранения сопровождается сильной болезненностью, поэтому рекомендуется сделать укол или дать таблетку. Собакам не плохо подходит простой анальгин, баралгин, а вот кошкам он не рекомендуется, хотя однократное использование не должно иметь серьезных последствий. Тут нужно пояснить, что нестероидные противовоспалительные капли в глаза тоже обладают хорошим обезболивающим эффектом, а таблетка или укол анальгетика будет потенцировать действие капель.
При повреждении хрусталика часто возникает необходимость его удалять, что возможно сделать только в специализированном центре. Затягивать с этим нельзя, ибо есть риск развития факолитического увеита, который может просто уничтожить глаз со временем, при этом не имеет высокой эффективности терапия факолитического увеита.
Повреждение склеры - разрывы, рассечения - требуют герметизации, иначе глаз будет в состоянии гипотензии (низкое ВГД), что грозит таким серьезным осложнением, как катаракта.
Поэтому то любое, абсолютно любое механическое повреждение глаза требует неотложного обащения и квалифицированной помощи.
Здесь мы затронули эту проблему только "по верхам", но уверен, многим пригодится.
Ветеринарный врач-офтальмолог, к.в.н, Комаров Сергей Валентинович, тел.8-926-203-09-11.

Дело о шприце с лидокаином. Как сесть за убийство, которого не было

Вечером 28 апреля 2014 года жительница приангарского райцентра Усть-Илимск Татьяна Филиппова была на своем рабочем месте в офисе РЖД, когда в ее Skype-аккаунте раздался звонок от сына, 21-летнего Александра. Окончив школу, он вместе со своим братом Леонидом, который был на два года младше, уехал учиться в Новосибирск. Александр часто звонил матери, но на этот раз его голос показался Татьяне странным — тот испуганно попросил мать перезвонить по возвращении с работы и бросил трубку. Отпросившись у начальника, Татьяна села в машину и уже через полчаса была дома. Нехорошее предчувствие ее не обмануло.

«Включаю скайп, там Сашка ревет, плачет и кричит: "Мама, Лени больше нет! Лени больше нет, он окоченел, он лежит на полу, его больше нет"», — вспоминает она. Сдерживая рыдания, Татьяна сказала сыну вызвать полицию и скорую помощь, пообещав вылететь в Новосибирск ближайшим рейсом.

Пока Татьяна сдавала в гостиницу для животных найденного Сашей на улице пса Рекса и мчалась в расположенный 300 километрах от Усть-Илимска аэропорт Братска, в Новосибирске на квартиру, где проживали ее сыновья, пришли по вызову двое полицейских — Муллахметов и участковый Еремеев. Тело Леонида они обнаружили лежащим лицом вниз в узком, примерно метр в ширину, проходе между компьютерным столиком и разложенным диваном, на котором валялось скомканное белье, осенняя куртка и пустая сумка. На шее болтались наушники, подключенные к системному блоку, комната была заставлена коробками из-под пиццы, лапши быстрого приготовления и спреев от насморка.

«Правая рука согнута в локте и поднята к груди, левая рука граничит с телом и кистью, расположена вблизи живота. Штаны черного цвета, застегнутая рубашка в полоску. <…> Следов борьбы и драки не установлено. В ходе осмотра обнаружено на полу пятно крови диаметром в 4,5 сантиметра. В районе лица трупа пятна бурого цвета, на левой руке в районе сгиба след от инъекции», — описывал участковый место происшествия. Увидев след укола на внутренней стороне локтя, полицейские поинтересовались, употреблял ли погибший наркотики, однако брат Леонида тут же развеял их подозрения.

Александр, вспоминали полицейские позже на допросе, вел себя так же, как большинство людей, переживающих недавнюю гибель близкого родственника — казался спокойным, пока молчал, но, отвечая на вопросы, едва держал себя в руках. В беседе с Еремеевым и Муллахметовым молодой человек рассказал, что последний раз видел брата ночью, когда тот брал что-то из холодильника (Александр жил на кухне, переделанной под спальню, в то время как Леонид занимал единственную комнату), а на следующий день, около трех часов, сидя за компьютером, услышал сквозь звучащие из наушников гитарные риффы стук в дверь. Подумав, что пришли к Леониду, говорил молодой человек полицейским, он зашел к нему в комнату, увидел брата лежащим на полу, подтолкнул его ногой, заметил кровь и только тогда осознал, что тот, вероятно, мертв.

Стук в дверь становился настойчивее. Не трогая тело, Александр вышел в прихожую, открыл входную дверь и увидел на пороге двух незнакомых молодых людей, представившихся одногруппниками Леонида, которые пришли сказать, что из-за проблем с учебой его вызывают в деканат. Не найдя, что ответить, Александр бросил короткое: «Леонид сейчас не может». Студенты, которые позже на допросе охарактеризуют настроение Александра в этот момент как «раздраженное», не стали спорить и тут же ушли.

Закончив опрос, полицейские, не заметившие ничего странного в рассказе Александра, его поведении и обстановке в квартире, вскоре ушли. «Труп без видимых признаков насильственной смерти направлен на судебно-медицинскую экспертизу в областной морг», — написал Еремеев в рапорте. С собой они забрали лишь пачку из-под аптечного анестетика лидокаина и 20-миллилитровый использованный шприц.

Вскоре в квартиру приехали работники морга. Александр смотрел, как тело брата кладут в черный пакет и думал о том, переживет ли случившееся мама. Зная, что та не выносит вида крови, молодой человек позвонил по оставленному санитарами телефону судебно-медицинской экспертизы и попросил разрешения вытереть пол. На другом конце провода ответили согласием.

Прибираясь, Александр обнаружил под простыней короткий нож, который раньше обычно лежал на кухне, вспомнил, что под рубашкой у Леонида проступало пятно крови, и, не трогая нож, связался с Еремеевым. Через пару часов участковый вернулся и забрал вещдок без привлечения понятых и оформления акта изъятия, от руки добавив запись о находке в составленный ранее протокол осмотра места происшествия. Убирая нож в конверт, участковый держал рукоятку руками без перчаток; Александра это удивило.

Татьяна прилетела в Новосибирск ранним утром, когда в городе еще не рассвело. Саша встретил мать в аэропорту. В квартире женщина разрыдалась, а сын долго успокаивал ее, пока та не почувствовала себя плохо и не прилегла на кровать. Уснуть не получалось. «Мы разговаривали, сейчас уже и не вспомнишь, о чем — когда человек теряет близкого, память пытается вычеркнуть все эти моменты. Тяжело было. Как погиб, что значит погиб? Как это, сейчас Леня еще был, а теперь его уже нет?» — объясняет Татьяна. Пытаясь хоть как-то отвлечься, она стала собирать мусор в комнате погибшего сына, а затем вымыла пол. Заснуть удалось лишь под утро.

Похороны состоялись в тот же день. Закончив с делами, Филипповы вернулись в квартиру, когда на телефоне Александра раздался звонок из Следственного комитета. «И начался кошмар, который продолжается до сих пор», — говорит Татьяна.

Детство. Смерть на море

Татьяна вышла замуж за своего однокурсника Сергея и родила Леню и Сашу, еще не окончив Университет путей сообщения в Иркутске. «Вся наша семья, наши дети — они студенческие, мы с ними и курсовые писали, и на лекции ходили», — говорит она. После учебы паре предложили работу на станции в Усть-Илимске и корпоративную квартиру. Молодой семье провинциальный городок на берегу Ангары, выросший вокруг местной ГЭС, понравился размеренностью жизни и суровой красотой природы.

«Я с одним чемоданом и он с одним чемоданом — нам перспектива провести жизнь вместе с детьми в этом городке показалась очень привлекательной, поэтому мы долго не думали», — вспоминает Татьяна. Поскольку квалифицированных кадров в городе не хватало, продвижение по службе шло быстро, рассказывает она. Вскоре семья уже могла позволить себе дачу на берегу Усть-Илимского водохранилища, которое местные из-за размеров и обилия чаек называют «морем», машину, моторную лодку, мопед и даже параплан.

Различия в характере между сыновьями проявлялись с ранних лет. Если у старшего, Александра, было много друзей, то младший, Леонид, компании сверстников предпочитал книги, а с появлением в доме компьютера — интернет. «Они были абсолютные противоположности — Сашка очень активен, общителен, а Ленечка — нет, он индивидуальный, закрытый. Я считала, что ничего такого страшного в том, что они такие разные, нет. Плюс мы их так воспитали с Сергеем, сразу как взрослых, поэтому в дела друг друга, если нет на это желания, никто старался не вмешиваться — может быть, это был немножко жесткий вариант воспитания, но Сережа хотел, чтобы они выросли самостоятельными. Тот факт, что они всю жизнь обращались ко мне на "вы", о многом говорит», — объясняет Татьяна.

Различия в характерах детей в 2009 году зафиксировали и психологи Усть-Ильимского экспериментального лицея, проводившие в классе, где учились братья (в экспериментальном учебном заведении дети разного возраста воспитывались вместе) социометрическое исследование. Тогда Александр вошел в группу «Звезды» — наибольшее число одноклассников выбрали его в качестве партнера. Леонид же единственный из класса оказался в группе «Изолированные» — его не выбрал никто. «У Леонида в результате исследований выявлена высокая личностная тревожность, которая характеризуется как индивидуальная черта личности человека, отражающая его предрасположенность к эмоционально отрицательным реакциям на различные жизненные ситуации, несущие в себе угрозу для его самооценки, уровня притязаний, отношения к себе. Уровень личностной тревожности Александра всегда соответствовал норме», — заключали психологи, отмечая, что тихий и скромный младший брат не испытывал при этом недостатка в общении и не стремился к популярности среди одноклассников.

По словам Татьяны, особенности характера Леонида стали проявляться еще в детстве: в детском саду он прятался от воспитателей в кабинке для переодевания, в школе от учителей — под партой, тем самым срывая урок, а в четвертом классе впервые ушел из дома. Родители всю ночь бегали по подъездам и дворам Усть-Ильимска и нашли мальчика лишь наутро. Он шел по дороге, ведущей на дачу Филипповых у «моря». Свой поступок Леня объяснять отказался, а Татьяна, по ее словам, заметила на руках сына порезы.

«Добиться от него, чтобы он поделился переживаниями, поделился, почему это происходит, было невозможно всегда — он просто замыкался, у него такие круглые глаза становились, просто прятался внутри себя и не разговаривал уже — просто не скажу ни слова и все, как упрямчик такой. Когда мы его нашли, мы его сразу отвели в храм, чтобы он попросил у боженьки прощения. Конечно, я после этого его отвела и к психиатру, но она тут у нас одна на весь город была, кто работает с детьми — такая жесткая женщина, поэтому, когда я сводила его на два-три сеанса, увидела, как грубо она с ним разговаривает и как ему это тяжело, и перестала водить, чтобы хуже ему не сделать», — вспоминает Филиппова.

В лицее особенности поведения Леонида стали проявляться реже, говорит его мать: там подростка окружали квалифицированные детские психологи, а сам он, по ее словам, влюбился в Сашу Никитенко — девочку из параллельного класса. Хорошая школа, просторная квартира, дача на «море», кошки, щенки и морские свинки, которых братья постоянно тащили в дом, прогулки по городу на отцовском мопеде и по Ангаре — на моторной лодке: благополучную и насыщенную жизнь семьи, впрочем, омрачило однажды зловещее происшествие. «Он очень любил животных, как и Саша, но один раз на даче случайно так вышло, что он придавил котенка дверью, тот умер. Леня это тяжело переживал, и в какой-то момент он наглотался таблеток, это уже ближе к окончанию школы было. Вызвали реанимацию, его откачивали», — утверждает она. А когда Леонид учился в 10-м классе, семью постигла трагедия, последствия которой, уверена его мать, юноша переживал до самой смерти.

Летом 2010 года, говорит Татьяна, Леонид вновь пропал, взяв с собой лишь продукты и несколько книг. На вторые сутки поисков родители решили разделиться — мать уехала в городскую квартиру, а отец остался ночевать на даче. Ночью Сергей услышал, как щелкнул открывающийся замок, и окликнул сына, но, выйдя на крыльцо, понял, что тот уже убежал. «Сережа уже более спокойно к его побегам относился, а я ходила в слезах, и конечно, когда я приехала и узнала, что Ленчик приходил, я закатила истерику: "Почему не вскочил, не поймал его, не привел — это же был шанс"», — вспоминает Филиппова. На третий день родители вспомнили об укромной ложбине между двух прибрежных скал, про которую как-то рассказывал Леонид, хвастаясь тем, что преодолел сложный маршрут. Поскольку подъехать к этому месту ни на машине, ни на мопеде невозможно, Сергей, опытный парапланерист, решил поискать сына с воздуха. Татьяна осталась ждать в доме, а через несколько часов ей позвонили и сказали, что муж погиб — зацепившись за неизвестно кем натянутую веревку, параплан свернулся, а Сергей упал в воду и не смог выплыть.

«Единственная цель у меня тогда осталась — найти Леню, чтобы Леня и Саша были со мной рядом, чтобы мои родные остались со мной. Но Ленчик все не появлялся и не появлялся. Тогда я оставила на столе на кухне на даче записку, что папа погиб, пожалуйста, если приедешь — сиди здесь, я тебя приеду, заберу. А сама поехала хоронить мужа. Потом, на следующий день, я приехала на дачу, увидела его на втором этаже, глаза такие — остекленевшие. Он не принимал наркотики, не курил, не пил, но у него были эти сложности в психике, когда он просто впадал в ступор и ничего не отвечал. И когда я увидела его, я боялась, что он опять убежит, я его стала просить: "Леня, пойдем, пожалуйста, папа погиб, ты мне нужен. Я тебе обещаю, что все будет хорошо". Ой, как я его умоляла. И он подошел, и я его посадила в машину, привезла домой, и у меня от сердца отлегло», — вспоминает Татьяна.

По словам матери, она никогда не обсуждала с сыном случившееся, но знала, что тот винит в гибели отца только себя. «Я не хотела его травмировать — я тряслась над ним, чтобы с ним ничего не случилось, чтобы он не сбежал, и Саша над ним трясся, мы оба пылинки сдували, лишь бы чтобы он был рядом с нами. Саша на глазах повзрослел после того, как отец погиб. Как-то они все это выдержали, а потом, через год, заканчивалась учеба, начиналось поступление в вузы, подготовка к ЕГЭ, и Ленчик стал потихонечку приходить в себя, становиться нормальным, общаться, и я только из-за этого уже была счастлива», — говорит она.

По окончании школы Татьяна предлагала сыновьям поступить в Иркутск или Красноярск, до которых можно быстро добраться из Усть-Ильимска, но Леонид настоял на Новосибирске, куда уехала его школьная подруга Саша Никитенко. Мать согласилась. «Он так хотел к этой девочке, хоть и не признавался в этом, но я видела его окрыленного, счастливого, поэтому согласилась — думала, все восстановится и все будет хорошо в нашей жизни,— говорит она. — Но я и представить не могла, что такое в моей жизни может случиться».

Братья поступили на бюджетное отделение в Новосибирский государственный технический университет. Татьяна сняла сыновьям однокомнатную квартиру в соседнем с вузом доме: «Чтобы ничего не случилось с ними, никаких метро — институт и дом, институт и дом». После первого курса Александра забрали в армию — разочаровавшись в своем факультете, он отчислился, чтобы поступить на другой, но не учел, что в таком случае отсрочка от армии сгорает. Пока старший сын служил, Татьяна продала доставшуюся от родителей квартиру в Белгороде и купила детям «однушку» в Горском микрорайоне Новосибирска.

Вернувшись из армии, Александр провел несколько месяцев с матерью, а в декабре 2013 года поселился вместе с братом, оборудовав себе жилую комнату на кухне. Дома они практически не пересекались, утверждает Александр — кухней младший брат, который редко отрывался от компьютера, не пользовался, предпочитая покупать готовую еду, а сам он проводил большую часть времени вне дома. Тем не менее, по признанию старшего брата, после возвращения из армии их отношения с Леонидом стали теплее — если раньше они почти не общались, то теперь стали часто созваниваться и разговаривать. На допросах это подтвердили и их общие знакомые: например, стучавший в дверь с вестью из деканата одногруппник Леонида Ляхов вспомнил, что после демобилизации брата тот сказал, что их отношения «стали лучше, чем он мог бы подумать».

Учился Леонид все хуже и хуже, отмечали его сокурсники на допросах у следователя, а к концу третьего курса — за несколько недель до смерти — он и вовсе перестал появляться в университете, зато круглосуточно играл в онлайн-игры. Александр, по его словам, однажды спросил брата о том, почему тот не ходит в университет, на что тот ответил, что ему «разрешили».

Первые допросы. Следствие ищет мотив

Следователь следственного отдела СК по Ленинскому району Новосибирска возбудил уголовное дело по статье 105 УК (убийство) на следующий день после обнаружения трупа, 29 апреля. В тот же день судмедэксперт провел исследование, зафиксировав на голове три ушибленные раны лобной области длиной не более двух сантиметров, по одному кровоподтеку вокруг каждого глаза, закрытый перелом костей носа, две ушибленных раны слизистой рта и множественные кровоизлияния на ней, на шее — едва заметные очаговые кровоизлияния, в семи сантиметрах вверх от пупка — колотую рану глубиной полтора сантиметра, а на локтевой ямке — след от инъекции. Травмы сопровождались отеком легких. Установить точное время смерти эксперт не смог.

Хотя Александр провел в СК почти сутки, допрашивали его в качестве свидетеля, а не подозреваемого. Его показания практически не отличались от объяснений, которые молодой человек давал участковому Еремееву днем ранее: в ночь на 28 апреля погибший заходил на кухню и брал что-то из холодильника; сам Александр лег спать около 03:00, а проснувшись около полудня, сел заниматься «своими делами», затем примерно в 15:00 решил поставить вариться пельмени, но его отвлек стук в дверь, который не прекращался на протяжении 10 минут; будучи уверенным в том, что гости пришли к Леониду, Александр надел наушники и стал слушать музыку, но стук не прекращался, и тогда он пошел в комнату брата, а по пути, поскольку стук его раздражал, выругался нецензурной бранью; потрогав брата ногой, он понял, что тот окоченел, вернулся и сказал его одногруппникам, что выйти к ним Леонид сейчас не может; вновь прошел в комнату, убедился, что Леонид не дышит, открыл окна, позвонил маме и вызвал полицию.

В то же время следователь допрашивал в качестве свидетеля и саму Филиппову; при этом женщину якобы пытались убедить в том, что ее сын написал явку с повинной. «Они говорили ужасные вещи, что Ленчик так боялся Сашу, что даже поменял замок в спальне, чтобы закрываться от него — но я сама покупала квартиру у молодой семьи с маленьким ребенком, и замки остались теми же самыми, испорченными специально, чтобы двери не захлопнулись, — вспоминает Филиппова. — Я когда вернулась и посмотрела на эти старые замки, я не могла поверить — неужели так жестоки бывают люди, что можно просто врать, глядя в глаза человеку, зная, что у него погиб сын; обвинять старшего, выдумывать про какие-то замки, как-будто я не могу вернуться в квартиру и сама проверить. Следователи говорили, что они живут в каких-то коммуналках, а у Ленчика была квартира: мол, это вполне повод убить собственного брата. У меня в голове не укладывалось, что люди реально могут так думать. Во-первых, квартира принадлежала мне, а во-вторых, у Саши и Ленчика понятия жадности, стремления к материальному вообще не было — они четко знали, что будут обеспечены до конца учебы, что потом я планировала купить вторую квартиру в Новосибирске. Но поскольку следователь никак не мог найти мотив, он хотел дело повернуть таким образом».

После допросов следователи провели второй осмотр места происшествия, изъяв одежду Александра и Леонида, а также системный блок его компьютера. Еще через две недели брата погибшего опросили с использованием полиграфа. Согласно справке о результатах опроса, в ходе тестирования эксперту не удалось получить от Александра реакций, свидетельствующих о его причастности к гибели брата, поскольку физиологические изменения при ответах на вопросы «Скажите, вы совершали действия, которые привели к гибели Леонида?» или «Скажите, вы наносили ножевые ранения Леониду?» были хаотичным и не поддавались оценке. Пытаясь выяснить, осведомлен ли старший брат о локализации ножевых ранений, эксперты спрашивали его: «Скажите, вам известно точно, куда были нанесены ножевые ранения Леониду?». В этом случае предлагались варианты ответа — «в шею», «в живот», «в спину», «в голову», «в руку», «в ногу» и «в грудь». По результатам пятикратного предъявления теста искомые реакции были зафиксированы на вариант «в живот», из чего эксперт сделал вывод, что опрашиваемый осведомлен о месте ранения, но скрывает этот факт.

Однако в послетестовой беседе на вопрос специалистов Филиппов объяснил свои реакции тем, что видел кровь в области живота, когда тело брата уносили из квартиры. «Учитывая, что в ходе тестирования зафиксированы разнонаправленные психологические реакции на вопросы в тестах, делать выводы на поставленные инициатором вопросы не представляется возможным. Однако опрашиваемый обладает скрываемой информацией в части осведомленности о локализации ножевых ранений. В связи с этим Филиппов может представлять оперативный интерес для данного дела», — заключил специалист.

Задержание и освобождение

Время шло, Александр оставался свидетелем. Через несколько недель после гибели Леонида он устроился менеджером в «Мегафон», где познакомился со своей будущей женой Ириной. По ее словам, Александр рассказал коллегам о смерти брата и о том, что в ней, скорее всего, обвинят его, практически сразу же после трудоустройства. Коллеги в его невиновность поверили, однако уже 8 июля 2014 года молодого человека задержали в качестве подозреваемого.

Основанием для этого послужила судебная экспертиза, завершенная экспертом Олесей Хамович в конце июня. Эксперт постановила, что смерть Леонида наступила «от механической асфиксии, развившейся в результате закрытия отверстий рта и носа», о чем свидетельствуют многочисленные раны и кровоизлияния на слизистой рта, а также «общие признаки быстрой (асфиктической) смерти — кровоизлияния на лице и на поверхности шеи, в оболочках век, под легкими и эпикардом, цвет трупных пятен и крови в полостях сердца».

Отвечая на вопрос следователя, Хамович не исключила, что погибший мог самостоятельно нанести себе ранение живота, образовавшиеся от как минимум трех воздействий твердого тупого предмета ушибленные раны лба и кровоподтеки вокруг глаз, однако то, что Леонид сам повредил слизистые рта, эксперт сочла «маловероятным». По ее мнению, раны и кровоизлияния во рту образовались от закрытия дыхательных отверстий «тупым предметом (предметами)» за несколько минут до смерти, которое и привело к развитию механической асфиксии, ставшей непосредственной причиной гибели.

Отвечая на вопрос, могла ли смерть наступить при асфиксии в результате падения пострадавшего «лицом на поверхность твердого предмета (подушки, дивана, иного предмета мебели) и перекрытия таким образом дыхательных путей», эксперт ответила, что такая возможность «маловероятна», «так как при экспертизе трупа не обнаружены какие-либо патологические состояния, [при которых] была бы возможна гибель в случае вышеуказанных обстоятельств, например, состояние алкогольного или наркотического опьянения либо черепно-мозговая травма». Хотя при вскрытии в организме и было обнаружено постороннее вещество — лидокаин — на первой экспертизе следователь не ставил перед Хамович вопрос о том, могло ли привести к гибели его введение.

Следователь, отдавшая распоряжение задержать Александра, сама же освободила его через три дня. «В настоящее время отсутствуют основания для избрания в отношении Филиппова меры пресечения в виде заключения под стражу, так как последний имеет постоянное место жительства в Новосибирске и у следствия не имеется оснований полагать, что он скроется от предварительного следствия и суда», — постановила она. Другую меру пресечения подозреваемому избирать не стали.

Обвинение. Неустановленные предметы в неустановленное время

Обвинительное заключение по делу об убийстве Леонида было готово в феврале 2015 года. Александра привлекли в качестве обвиняемого лишь за месяц до этого и в тот же день избрали ему меру пресечения в виде подписки о невыезде. По его словам, это произошло после того, как он отказался признавать вину.

«Представьте ситуацию, при которой вы невиновны, однако вам грозит порядка 10 лет тюрьмы, за то, чего вы не совершали. И вам предлагают сделку, объясняют, что статью по умышленному убийству можно переквалифицировать на статью по убийству по неосторожности. Говорят, всего-то надо придумать историю про несчастный случай и дать под эту историю показания, и тогда тебе будет грозить не 10 лет, а два года и, скорее всего, условно. Дома жена беременная, мать в другом городе одна работает на адской работе, берет кредиты под сумасшедшие проценты, чтобы оплачивать адвокатов, все друзья и знакомые видят в этой сделке выход. Адвокат объясняет, что в случае согласия будет закрытый процесс, никто даже не узнает, всем выгодно. Нет, я ответил: нет. "Сердце кричало, главное правда, мозг понимал — кому это надо". Я встал на сторону сердца, и никогда об этом не пожалею».

Из письма Александра после приговора

За это время по ходатайству следствия были проведены еще четыре экспертизы. Посмертная психолого-психиатрическая не ответила на вопрос о том, «могли ли индивидуально-психологические особенности Филиппова оказать существенное влияние на его поведение во время совершения самоубийства», отметив лишь, что у погибшего были «повышенный уровень тревожности с хронически существующим чувством душевного дискомфорта», «легкость возникновения чувства вины» и «недостаток реалистичности». Одна экспертиза вещественных доказательств не нашла отпечатков пальцев на изъятом на месте происшествия ноже, а другая — каких-либо биологических следов Александра на постельном белье и одежде брата (за исключением следа на штанине джинсов, которую, по словам обвиняемого, он потрогал ногой). Комиссия, проводившая повторное судебно-гистологическое исследование микропрепаратов внутренних органов трупа, пришла к выводу о том, что оценить количество введенного в организм лидокаина невозможно, поскольку у живых людей после инъекции анестетика его концентрация в крови снижается двукратно каждые полтора часа, а как быстро она снижается в крови трупа, науке неизвестно.

Руководствуясь этими экспертизами, следователь в обвинительном заключении восстановила картину преступления так: в не установленный точно период времени с 26 по 28 апреля 2014 года между братьями «на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений возникла ссора», в ходе которой у Александра возник «преступный умысел на убийство [Леонида]». Реализуя его в тот же «период времени», писала следователь, старший брат «умышленно, целенаправленно, осознавая общественную опасность своих преступных действий и предвидя возможность наступления опасных последствий в виде смерти [младшего]», зашел в комнату, где находился последний, и «умышленно нанес не менее четырех ударов в жизненно-важную часть тела — в голову, в область лица», затем взял в руки нож и ударил им Леонида в живот, после чего «неустановленным в ходе следствия тупым предметом сдавил [ему] лицо и шею путем закрытия отверстии рта и носа <…>, продолжая удерживать, пока потерпевший не перестал подавать признаки жизни».

Адвокат Александра Ольга Ковалева обращает внимание, что почти за год расследования следователи не смогли найти не только орудие убийства, но и какие-либо факты, свидетельствующие о том, что к гибели Леонида мог быть причастен ее подзащитный. «Ему вменили, что он нанес четыре удара в голову кулаком, но ни один из свидетелей не видел повреждений на руках Александра, не были они зафиксированы и при его задержании. Действие, которое якобы привело к смерти, тоже следствию неизвестно — даже нет никакого намека, что это за тупой предмет. Если бы это была рука, то при сдавливании на лице остались бы следы от нее, здесь их нет, да и хоть какая-то биология должна была остаться — но нет ни пота, ни слюны, вообще ничего. Нет следов борьбы, но ведь нельзя просто подойти, ударить человека, воткнуть в него нож, задушить, и он никак не будет сопротивляться. Хотя бы наушники, которые висели на шее, в таком случае должны были вытащиться, но и этого нет. Предположить, что Александр их сам вставил, тоже нельзя, потому что нигде нет его потожировых следов», — говорит она.

По мнению Ковалевой, следователь составила обвинение на основании единственного вывода эксперта о смерти в результате механической асфиксии. «Обвинительное заключение просто подогнано к этому заключению. Если асфиксия — значит, тупым предметом, если брат был в квартире, значит, это сделал он. А какую-то цельную картину она не представила, сколько бы мы не пытались добиться хоть какой-то хронологии — хотя бы в каком порядке был введен лидокаин, сломан нос, получено ножевое ранение и развилась асфиксия», — констатирует адвокат.

История браузера. Непрерывный суицид

Не упоминает следователь в обвинительном заключении и историю просмотров на компьютере Леонида за последние несколько дней до обнаружения трупа, хотя в материалах дела ее скриншоты есть. Сначала их снял сам Александр, а после изъятия компьютера — и приглашенный следователем эксперт.

Первый цикл запросов относится ко времени с 13:45 24 апреля до 9:59 25 апреля и имеет шесть перерывов в среднем по полтора часа. Согласно показаниям матери и данным биллинга, вечером в тот день Филиппов-младший созвонился с ней и попросил перевести его на платное отделение из-за долгов по учебе, но получил отказ. После этого телефон Леонида выключился, а в браузере стали появляться странные запросы: «сколько может храниться открытая водка» или «если рюмка водки простоит несколько часов, сильно ли упадет градус», а затем — «нож в грудь», «диафрагма» и «где находится человеческая душа». Параллельно Леонид — или человек, пользовавшийся его компьютером, хотя кроме Александра в квартире никого не было, а тот имел собственный ноутбук — ищет «смешные картинки» на сайте JoyReactor и смотрит аниме.

В течение следующих пяти с половиной часов история браузера пуста, начиная с 15:30 25 апреля Леонид на протяжении почти 11 часов не ищет ничего, кроме японских мультфильмов онлайн, после этого компьютером не пользуются еще 15,5 часов. Около шести часов вечера —вероятно, проснувшись — Леонид вводит запросы, касающиеся человеческой анатомии: «Глубоко ли от кожи находится сонная артерия?»; «Какова максимальная высота, с которой можно прыгнуть в воду и не покалечиться?»; «Можно ли выжить, если упасть в воду с высоту 100 метров и больше»; «Какое самое сильное обезболивающие?»; «Продают ли шприцы в аптеках без документов»?»; «Ножевой бой с точки зрения медика».

После полуночи его внимание переключается на аниме-сериалы Hunter и «Шикимори». В 7:15 утра Леонид интересуется, «что будет, если в вену попадет воздух», в 7:32 слушает песню «Непрерывный суицид» группы «Инструкция по выживанию», в 7:44 читает статью «Анафилактический шок» в Википедии; в 7:48 — текст о внутривенных инъекциях, затем вновь изучает семь статей о лидокаине, после чего опять переключается на аниме, перемежая эпизоды мультсериалов просмотром роликов, в которых блогеры-юмористы дегустируют чипсы и пиццу. Судя по тому, что промежутки между запросами не превышают 30 минут, Леонид непрерывно находится за компьютером почти 17 часов.

После семичасового перерыва, в 18:27 27 апреля, странные запросы продолжаются — на протяжении почти 10 часов Леонид открывает новую страницу в среднем каждые три минуты. Исключение составляет период с 19:14 до 20:22 — согласно аптечному чеку из материалов дела и справке из банка, именно в этот промежуток времени Леонид покупает лидокаин и зубную щетку. «Обезболивающее средство в ампулах»; «Продают ли лидокаин без рецепта»; «Лекарства-убийцы»; «Кеторол»; «Трамал»; «Пенталгин»; «Димедрол»; «Эпидуральная анестезия»; «Домашняя анестезия»; «Солнечное сплетение» — изучению обезболивающих и последствий их употребления студент посвящает всю ночь.

Последние четыре часа в истории браузера — вплоть до того, как компьютер включит Александр — сидевший за ним человек изучал риски, связанные с анастетиком: «Смертельная доза лидокаина», «Передозировка лидокаина», «Бытовые яды», «Апноэ», «Правильный укол в вену», «Тонико-клонические припадки», «Что будет, если ввести лидокаин внутривенно». Последний запрос — фильм «Явись, Азазель».

Выстроить полную хронологию той ночи не удалось и защите, но в одном адвокат Ковалева уверена — повреждения Леонид нанес себе сам. «На это указывает совокупность доказательств. Эксперты допускают возможность самостоятельного причинения ножевого ранения; мы открываем браузер и видим запрос: "Удар ножом в солнечное сплетение". Ссылки в браузере повторяют те повреждения, которые у него имелись — нож в солнечном сплетении, укол в вену. Видно, что человек сам это запрашивает и сам пытается это сделать. Другой вопрос — зачем ему это, — говорит юрист. — Ножевое ранение, не опасное для жизни, он нанес себе сам, а затем под воздействием лидокаина — либо от боли, уже не понимая, что происходит — упал на пол, сломал нос и задохнулся. То есть эти изменения в организме произошли либо из-за того, что он задохнулся, потеряв сознание, либо из-за токсического воздействия препарата на организм, потому что неизвестно, сколько его было в организме. Но никак не от действий Александра, потому что о его причастности не говорит вообще ничего, кроме фантазии следователя».

В январе по просьбе защиты заключение на основании материалов дела составила судебно-медицинский эксперт, кандидат медицинских наук Марина Шилова. Она пришла к выводу, что повреждения слизистой не находятся в причинно-следственной связи со смертью. По мнению специалиста, получив перелом носа за час до наступления смерти, Леонид не перемещался по комнате и не находился в вертикальном положении — об этом свидетельствует отсутствие крови на предметах вокруг и в желудке пострадавшего. «Следовательно, перелом костей носа, также как и прочие повреждения на лице, образовался непосредственно в момент наступления смерти, в момент агонии — не исключено, при наличии и развитии судорожного синдрома, обусловленного некорректным введением лидокаина с последующим падением и наступлением смерти в положении лицом вниз», — говорится в документе.

Непосредственной причиной смерти Шилова назвала «острую дыхательную недостаточность, вызванную развитием тотального отека легких», о чем свидетельствует увеличение их объема и наличие отпечатков ребер на их поверхности, который спровоцировало внутривенное введение лидокаина. В совокупности эти изменения в организме привели к «развитию терминальных нарушений ритма сердца», заключила Шилова. Указанную следствием в качестве причины смерти «механическую асфиксию с закрытием рта и носа посторонними предметами» специалист исключила, поскольку та сопровождалась бы «наличием множественных, разнообразных по характеру и механизму повреждений».

По мнению эксперта, в материалах дела нет «никаких объективных доказательных признаков, указывающих на насильственную криминальную смерть». «В качестве причины смерти указана асфиксия, и действительно, эксперт на вскрытии обнаружил признаки, отражающие асфиктический характер смерти. Но он обнаружил и отек легких, указав, что тот характерен для такой смерти. А он характерен и для токсического воздействия большой концентрации лидокаина — его вообще вводят не в вену, а либо подкожно, либо через спинной мозг. Либо Леонид хотел покончить с собой через ранение ножом, либо просто поранить, но не хватило смелости, и он решил лидокаином обезболить, — объясняет Шилова. — Через 20-40 минут — нарушение сердечной деятельности, развиваются судорожные подергивания мышц, которые переходят в судорожный припадок, человек теряет сознание, падает, и уже через выраженные судорожные сокращения наступает летальный исход. Но летальный исход наступает не от паралича дыхания, не от асфиксии, а от того, что перестает работать сердце, а перестает работать сердце — соответственно, прекращается и дыхание, почему на вскрытии эксперт расценил все явления как проявление асфиксии».

Суды. Оправдание и наказание

Судья Ленинского районного суда Новосибирска Дмитрий Самулин начал рассматривать дело в отношении Филиппова в марте 2015 года. Заседания проходили крайне нерегулярно, иногда перерывы между ними достигали двух месяцев. Выступая в суде, одногруппники погибшего в один голос характеризовали Леонида как крайне замкнутого человека и говорили о проблемах с учебой, из-за которых на третьем курсе тот почти перестал приходить в университет. Общий друг братьев Владислав Котов в ходе судебного заседания вспомнил, что Александр рассказывал ему о попытках суицида Филиппова-младшего еще до поступления в университет. Дружившая с Леонидом еще в Усть-Илимске свидетель Саша Никитенко рассказала, что после смерти отца тот впал в депрессию и стал вести себя странно, иногда пропадал на месяцы, а в 2013 году стал рассказывать девушке «не очень приятные вещи». Саша сделала вывод, что таким образом юноша подталкивал ее к разрыву отношений: в частности, Леонид вспоминал, как в школьные годы дважды пытался свести счеты с жизнью, а после поступления в университет зарегистрировался на «форуме самоубийц», где общался с девушкой, которая «советовала ему, как лучше покончить с собой».

Решение по делу в отношении Александра суд вынес 21 марта 2016 года. За это время подсудимый успел жениться на Ирине и стать отцом. На заседание он пришел с сумкой вещей, вспоминает Татьяна: «Я верила, что разберутся — не может ведь быть, чтобы человек ничего не совершал, а его посадили? Но он говорил: "Мама, никого не оправдывают, и меня не оправдают, слишком прокуратура хочет, чтобы меня обвинили"». Но опасения Александра не подтвердились.

«Как видно из показаний всех лиц, допрошенных по настоящему уголовному делу, никто из них не указал на какую-либо, в том числе предположительно возможную, причастность подсудимого к совершению инкриминируемого преступления», — резюмировал судья. По мнению судьи Самулина, не нашла своего подтверждения вина Филиппова и при сопоставлении друг с другом письменных материалов дела. «Анализ судом [доказательств] показывает, что в основу обвинения <…> положены, главным образом, выводы судебно-медицинской экспертизы о том, что смерть наступила в результате механической асфиксии. <…> Однако <…> представленных стороной обвинения доказательств недостаточно для однозначного вывода о том, что [Леонид] Филиппов: а) был убит другим лицом; б) этим лицом является подсудимый <…> Факты наличия в крови Филиппова лидокаина и следа на руке от инъекции были установлены, <…> однако доказательств, опровергающих связь этого факта с возможным суицидом, суду представлено не было», — говорилось в решении. Указал Самулин и на то, что следствием не были устранены противоречия между заключением специалиста Шиловой и судмедэкспертизами. Не были представлены, продолжал судья, и сведения о «твердом предмете», которым подсудимый мог задушить пострадавшего, или хотя бы его характеристики: «Представленные стороной обвинения доказательства вины Филиппова спорны, противоречивы, могут получить различное толкование, в связи с чем вызывают сомнения». В результате суд оправдал Александра и признал за ним право на реабилитацию.

«Когда его оправдали, я ревела от радости, никак не могла успокоиться — я залезла в сумасшедшие долги, чтобы были адвокаты, чтобы только его вытащить, заплатила деньги за экспертизу, даже взяла себе как потерпевшей адвоката, потому что думала, что так эффективнее — и вот все не зря!» — вспоминает Татьяна. Но радость матери была недолгой.

Дмитрий Самулин был назначен на должность судьи в 2005 году. По его словам, приговор в отношении Филиппова стал вторым оправдательным в его практике. «Медиазоне» не удалось найти информацию о первом оправдательном приговоре (по словам Александра, это было дело по статье 111 УК — причинение тяжких телесных повреждений), однако сам Самулин говорит, что и он был отменен в апелляционной инстанции. Вскоре после оправдательного приговора в отношении Филиппова судья Самулин ушел в отставку.

«[Оба] эти [приговора] были официально оценены как "брак" в моей работе. При этом по первому из этих приговоров, лицу, на мой взгляд, также ошибочно попавшему на скамью подсудимых, после повторного рассмотрения дела было назначено наказание в виде реального лишения свободы. Служебному преследованию по этим фактам я не подвергался, однако они во многом повлияли на принятие мной решения об отставке», — объяснял он позже местному изданию «Ваш город». Об уверенности в невиновности Филиппова Самулин говорил и через несколько месяцев после своего увольнения.

В конце мая 2016 года судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда рассмотрела апелляционное представление прокуратуры и отправила дело на новое рассмотрение. Формальным поводом послужило нарушение УПК, якобы допущенное судьей, поскольку тот в приговоре одновременно указал на непричастность подсудимого к совершению преступления и на отсутствие самого события преступления. «Таким образом, излагая в описательно-мотивировочной части приговора основания оправдания Филиппова, суд допустил существенные противоречия, которые влияют на решение вопроса о невиновности (виновности) Филиппова в инкриминируемом ему деянии», — решили в коллегии.

Для Александра и его семьи все началось заново. На этот раз его дело рассматривала судья того же Ленинского райсуда Екатерина Кашина. По словам адвоката Ковалевой, второй процесс зеркально повторял первый, с той разницей, что теперь судья интерпретировала показания свидетелей и экспертов не в пользу обвиняемого. «Те же свидетели, доказательства — ничего не изменилось, но процесс шел с обвинительным уклоном изначально. Те же самые эксперты, которые проводили эти экспертизы и которые также не могут сказать, почему они на 100 процентов уверены, что причиной смерти послужила механическая асфиксия. Я эксперта просила выделить специфические признаки, которые от асфиксии — вот чтобы "мы видим этот признак и понимаем, что все, это сто процентов механическая асфиксия, потому что ничему более этот признак не присущ", но она их назвать не смогла. То есть видим асфиксию, а то, что ваши коллеги же говорят, что он сам мог себе лицо разбить и нанести удар ножом, то, что был лидокаин — это судью уже не волновало», — говорит адвокат.

В свою очередь защита предоставила суду еще одно заключение эксперта — психиатра-нарколога Марины Чухровой, специализирующейся на изучении девиантного поведения, которая усмотрела в случае Леонида «выраженное личностное расстройство по шизоидному типу» и не исключила попытки демонстративного самоповреждения. По предположению специалиста, нанося себе раны, юноша, возможно, рассчитывал на госпитализацию и справку от психиатра, которая помогла бы ему избежать армии после все более вероятного отчисления из вуза. Однако на этот раз суд не учел ни заключение Чухровой, ни заключение Шиловой, сославшись на то, что они были получены «вне рамок уголовного процесса».

Второе решение по делу Ленинский суд вынес 24 июля 2017 года — в день рождения Леонида. На этот раз основной упор в приговоре был сделан на показания экспертов, выступавших в суде. Так, опровергая довод защиты о том, что причиной смерти могли стать последствия неправильного введения лидокаина, судья сослалась на показания эксперта Граховского, который говорил в суде, что даже в случае возникновения припадков, подобных эпилептическим, «если человек падает на твердую тупую поверхность, одновременно нос и рот поврежден быть не может». Версия о том, что смерть потерпевшего могла наступить в результате падения и потери сознания, по мнению судьи, была опровергнута выступлением эксперта Хотченко, которая рассказала, что «при лежании на твердой плоской поверхности одновременного закрытия отверстий рта и носа не может быть даже при наличии перелома носа». «Таким образом, в судебном заседании достоверно установлено, что смерть наступила не в результате несчастного случая, а в результате механической асфиксии. <…> Наличие в браузере компьютера потерпевшего ссылок на посещения различных сайтов свидетельствует лишь об интересе со стороны посещающего данные сайты лица к размещенной на них информации, но не свидетельствует о том, что полученная информация была использована этим лицом либо применена на практике», — постановила судья. Из обвинения она исключила лишь ножевое ранение — поскольку оно, согласно заключению экспертов, могло быть причинено самим потерпевшим. Судья Кашина назначила Александру наказание — восемь с половиной лет в колонии строгого режима.

В 2017 году российские суды оправдали 17 человек из 6 321 обвиняемого по части 1 статьи 105 УК (убийство), в 2016 году оправдательных приговоров было 93 из 6 952. При этом в 2017 году было рассмотрено 15 198 ходатайств о заключении под стражу обвиняемых и подозреваемых в особо тяжких преступлениях, а отказали суды в удовлетворении лишь 726 из них. По словам адвоката Ковалевой, случай Филиппова — когда следователь сам освобождает задержанного по подозрению в особо тяжком преступлении без избрания меры пресечения, и назначает подписку о невыезде лишь перед началом суда — это «правовой нонсенс».

«Статья 105 УК — это 99,9% арестов, то есть Филиппов попал по ней в одну сотую процента. Я спрашивала первого следователя: вы же его даже не арестовываете, вы же сами не уверены, что это он убил? Она тогда сказала, что оставлю это на усмотрение суда — будет оправдательный приговор, значит, невиновен. Но такая у нас действительность судебной системы — оправдательный приговор, это еще не все, ему еще нужно устоять перед натиском тех, кому он невыгоден», — говорит адвокат Ковалева.

Эпилог

Приговор Александру уже устоял в апелляционной и кассационной инстанциях. При этом оба суда отнеслись к рассмотрению жалоб формально, отмечает адвокат Ковалева, называющая их решения «отписками». «"Вина доказана, установлена причастность, собраны материала дела". Формальные фразы. Но мне ведь хочется понять — раз вы обвиняете человека в убийстве, то напишите хоть какой-то аргумент, на чем строится ваше убеждение, я же должна это знать как защитник? Но там нет ничего, никакой аргументации», — говорит она.

Сейчас у Александра осталась последняя инстанция для обжалования — Верховный суд. Защита планирует подать жалобу в июне.

«На протяжении всего следствия они предлагали Саше взять вину на себя с переквалификацией дела на убийство по неосторожности и тогда получить меньший срок. Но он этого не делал. Я до сих пор не могу прийти в себя после всего, что произошло, но сейчас я знаю, что я должна как-то жить, как-то зарабатывать, чтобы поддерживать его, и чтобы все это закончилось, поэтому я верю, что нас услышат в Верховном суде. Каким образом можно, чтобы в отсутствие доказательств — и человек сидит в тюрьме? Я не могу это объяснить, но я не теряю надежды — я хожу в храм, я молюсь богу, и очень хочу, чтобы все закончилось хорошо, поскорее», — говорит Татьяна.

Она по-прежнему винит себя в том, что не уследила за сыном, который из-за гибели отца, неразделенной любви и проблем с учебой покончил с собой. «Если бы он знал, какие будут последствия, он этого не сделал бы никогда. Но вина здесь только моя, надо было бросить работу, заниматься детьми, сидеть дома. И ничего бы этого не произошло», — уверена мать.

Редактор: Дмитрий Ткачев

Цефтриаксон (роцефин®) для собак и кошек

 

Обзор цефтриаксона для собак и кошек

 

  • Цефтриаксон, также известный как Rocephin®, — это инъекционный антибиотик, используемый для собак и кошек. Кроме того, его можно охарактеризовать как инъекционный цефалоспорин третьего поколения, используемый для лечения серьезных инфекций, особенно вызванных чувствительными штаммами Enterobacteriaceae.
  • Бактерицидное действие Цефтриаксона
  • достигается за счет ингибирования синтеза мукопептидов в клеточной стенке бактерий: обладает высокой степенью стабильности в присутствии бета-лактамаз, как пенициллиназ, так и цефалоспориназ.
  • Цефтриаксон эффективен как против грамположительных, так и против грамотрицательных бактерий. Грамположительная чувствительность включает некоторые стафилококковые и стрептококковые микроорганизмы. Грамотрицательная чувствительность включает Bacteroides spp, Enterobacter spp. E. coli, Klebsiella spp., Proteus spp., Pseudomonas aerogenosa и Serratia spp.
  • Цефтриаксон хорошо всасывается после внутримышечной инъекции и широко распределяется по системам органов. Кроме того, он проникает через гематоэнцефалический барьер и гематоплацентарный барьер.
  • Цефтриаксон отпускается по рецепту и может быть получен только у ветеринара или по рецепту ветеринара.
  • Этот препарат не одобрен для использования на животных Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, но на законных основаниях ветеринары назначают его в качестве дополнительного лекарственного средства.

 

Торговые марки и другие названия цефтриаксона

 

  • Этот препарат зарегистрирован только для лечения людей.
  • Препараты для человека: Rocephin® (Roche)
  • Ветеринарные составы: Нет

 

Использование цефтриаксона для собак и кошек

Цефтриаксон используется как у собак, так и у кошек для лечения различных бактериальных инфекций, в том числе:

 

  • Инфекции дыхательных путей
  • Дерматологические инфекции
  • Инфекции мочевыводящих путей
  • Бактериальная септицемия
  • Инфекции костей и суставов
  • Внутрибрюшные инфекции
  • Менингит
  • Цефтриаксон не эффективен против инфекций, вызванных паразитами (кишечными червями), клещами, вирусами или грибками.

 

Меры предосторожности и побочные эффекты

 

  • В целом цефтриаксон безопасен и эффективен при назначении ветеринаром, однако у некоторых животных он может вызывать побочные эффекты.
  • Цефтриаксон не следует применять животным с известной гиперчувствительностью или аллергией на него или другие цефалоспорины. Наиболее распространенной реакцией гиперчувствительности у людей является развитие кожной сыпи.
  • Побочные эффекты со стороны желудочно-кишечного тракта (рвота и диарея) и псевдомембранозный колит также могут возникать после лечения цефтриаксоном.
  • Показатели крови, включая АЛТ, АСТ и АМК, иногда повышаются у пациентов, получающих цефтриаксон, и в моче могут появляться цилиндры.
  • Конкременты кальциевой соли цефтриаксона были обнаружены в желчном пузыре собак, получавших высокие дозы цефтриаксона.
  • Эозинофилия, тромбоцитоз и лейкопения являются наиболее распространенными гематологическими побочными эффектами, связанными с цефтриаксоном.
  • После внутримышечной инъекции могут отмечаться местная боль и повышенная чувствительность, а после внутривенного введения может возникнуть флебит.

 

Лекарственные взаимодействия

 

  • Цефтриаксон может взаимодействовать с другими лекарствами. Проконсультируйтесь с вашим ветеринаром, чтобы определить, могут ли другие лекарства, которые получает ваш питомец, взаимодействовать с цефокситином. К таким препаратам относятся некоторые другие антибиотики.
  • Не смешивать с другими противомикробными препаратами из-за возможной несовместимости.
  • Цефтриаксон следует применять с осторожностью у пациентов, получающих петлевые диуретики, поскольку может повышаться риск нефротоксичности.В таких случаях следует контролировать функцию почек.
  • Цефалоспорины, как правило, могут мешать тесту Кумбса (ложноположительные результаты) и могут ложно повышать уровень 17-кетостероидов в моче.

 

Как поставляется цефтриаксон

 

  • Порошок для инъекций: флаконы, содержащие 250 мг, 500 мг, 1 г или 10 г.
  • Для инъекций: 1 г или 2 г готовой смеси, замороженные. В пластиковых контейнерах по 50 мл.

 

Информация о дозировке цефтриаксона для собак и кошек

 

  • Никогда не вводите лекарства без предварительной консультации с ветеринаром.
  • Для собак обычная доза составляет от 7,5 до 25 мг на фунт (от 15 до 50 мг/кг) каждые 12-24 часа внутримышечно или внутривенно.
  • Для кошек обычная доза составляет от 12,5 до 25 мг на фунт (от 25 до 50 мг/кг) каждые 12 часов внутримышечно, внутривенно или внутрикостно.
  • После приема цефтриаксона многих домашних животных отправляют домой с рецептом перорального цефалоспорина, аналогичного цефтриаксону.
  • Продолжительность введения зависит от состояния, которое лечат, реакции на лекарство и развития каких-либо побочных эффектов.Обязательно выполняйте рецепт, если это специально не указано вашим ветеринаром. Даже если ваш питомец чувствует себя лучше, весь план лечения должен быть выполнен, чтобы предотвратить рецидив или предотвратить развитие резистентности.

Лечение антибиотиками собак и кошек во время беременности

Vet Med Int. 2010 г.; 2010: 385640.

Marcela Robualto

1

1 Farmacologya, Ecultad de Ciencias Ветеринарии, Университет-де-Буэнос-Айрес, Chorroarín 280, 1427 Buenos Aires, Argentina

María Elena Loza

2 Teriogenogya, Facultad de Ciencias Veterinarias Universidad de Buenos Aires, Chorroarín 280, 1427 Buenos Aires, Argentina

1

1 Farmacología, Facultad de Ciencias Ветеринарии, Университет-де-Буэнос-Айрес, Chorroarín 280, 1427 Buenos Aires, Argentina

2 Teriogenogya, факультет-де-Ciencias Veterinarias, Universidad de Buenos Aires, Chorroarín 280, 1427 Buenos Aires, Argentina

Академический редактор: Уильям С. Dernell

Поступила в редакцию 30 апреля 2010 г.; Пересмотрено 24 августа 2010 г .; Принято 2 ноября 2010 г.

Copyright © 2010 M. Rebuelto and M. E. Loza.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

Abstract

Использование фармакологических препаратов у беременных женщин представляет серьезную клиническую проблему из-за выраженных физиологических изменений, которые могут изменить фармакокинетику препаратов, и потенциального воздействия на плод.Целью данной статьи является краткий обзор наших знаний об использовании антибактериальных препаратов во время беременности и предоставление информации для разумного выбора антибактериального лечения для беременных сук и маток. Риск для плода является результатом способности лекарственного средства достигать кровообращения плода и вызывать токсические эффекты. Плацента функционирует как барьер, защищающий плод благодаря наличию транспортеров и метаболизирующих ферментов; однако во время беременности присутствие и активность как ферментов, так и транспортеров могут измениться.К противомикробным препаратам, безопасным для применения во время беременности, относятся беталактамы, макролиды и линкозамиды. Фармакотерапия во время беременности у всех видов может негативно сказаться на развивающемся плоде; поэтому его следует избегать, когда это возможно.

1. Введение

Использование фармакологических средств у беременных женщин представляет серьезную клиническую проблему. С одной стороны, выраженные физиологические изменения, вызванные беременностью, могут привести к изменениям фармакокинетики (всасывания, распределения, биотрансформации и выведения) лекарственных средств, что может потребовать коррекции дозировки.С другой стороны, серьезную озабоченность вызывает трансплацентарный перенос лекарств из крови матери в кровь и ткани плода, приводящий к потенциальному воздействию на плод. Таким образом, и мать, и плод должны быть включены в оценку риска/пользы для обеспечения рационального решения, взвешивающего терапевтическую пользу лечения для матери и его потенциальный вред для плода [1-5].

В настоящее время в ветеринарной медицине мало информации о фармакологическом лечении беременных.Несколько факторов могут объяснить эту ситуацию. Во-первых, существуют обоснованные этические соображения при проведении исследований на беременных самках, даже на нечеловеческих видах, таких как наши домашние животные [6]. Во-вторых, несмотря на то, что для исследования различных аспектов беременности использовались различные модели животных, существуют заметные различия между видами, что делает неразумной экстраполяцию данных, полученных от одного вида, к другому [7-11]. В-третьих, изменения во время беременности происходят не одномоментно, а динамично, и они устанавливают выраженные различия между особями одного вида и даже у одной и той же особи между разными сроками беременности [12-19]. В-четвертых, несмотря на то, что некоторые методы ex vivo/in vitro для изучения трансплацентарного переноса оказались полезными, такие как модель двойной рециркуляции плацентарной перфузии и использование транспортеров, сверхэкспрессирующих клеточные линии, они все еще имеют ограничения опыта, проведенного в изолированных органах. или клеточных культур [20–22]. В-пятых, современный консервативный подход не только в медицине, но и в ветеринарии заключается в том, чтобы максимально избегать лечения беременных самок; поэтому данные клинических наблюдений немногочисленны.

Целью данной статьи является краткий обзор наших знаний об использовании лекарств во время беременности, поскольку антибактериальная терапия является наиболее вероятной фармакотерапией, которую следует назначать беременной суке или кошке, а также предоставить информацию для разумного выбора противомикробного препарата. лечение для использования во время беременности.

2. Фармакокинетика при беременности

Фармакологические эффекты лекарственных средств связаны с их концентрацией в месте действия. Низкие (субтерапевтические) уровни могут привести к терапевтическим неудачам; напротив, высокие (сверхтерапевтические) уровни могут вызывать токсические эффекты.Изменения любого из физиологических процессов, происходящие после введения лекарственного средства, вызывают опасения при фармакологическом лечении соматических заболеваний у беременных [23–25]. Терапевтические режимы дозирования лекарственных средств, то есть доза и интервал дозирования, обычно рассчитываются в соответствии с основными фармакокинетическими параметрами, в первую очередь общим клиренсом из организма и объемом распределения, полученными в исследованиях, проведенных на здоровых небеременных людях. Физиологические изменения во время беременности могут изменить абсорбцию, распределение и скорость выведения лекарственного средства до такой степени, что потребуется коррекция дозы для его безопасного и клинически эффективного применения.

Высокая концентрация прогестерона во время беременности вызывает снижение моторики желудочно-кишечного тракта и увеличивает кишечный кровоток. Эти модификации могут влиять (повышать, уменьшать или никоим образом не влиять) на пероральную абсорбцию лекарственного средства и, следовательно, на его биодоступность [23, 24].

Обширная адаптация сердечно-сосудистой системы матери необходима для поддержания развития плода. Объем крови и сердечный выброс увеличиваются, происходит перераспределение кровотока по различным органам [25–28].

Распространение полярных препаратов ограничивается преимущественно внеклеточной жидкостью, так как низкая растворимость в липидах затрудняет их диффузию через биологические мембраны и препятствует поступлению во внутриклеточное пространство. Во время беременности общее содержание воды в организме увеличивается в результате внутрисосудистого и внесосудистого расширения, что приводит к изменению объема распределения полярных препаратов [25]. Беременность изменяет профиль белков плазмы. Белки острой фазы, к которым относятся С-реактивный белок, сывороточный амилоид А, фибриноген и церулоплазмин, значительно повышены [29, 30], тогда как увеличение объема плазмы приводит к дилюционной гипоальбуминемии, поскольку синтез этого белка не изменяется. Изменения концентрации белков плазмы, особенно альбумина, могут влиять на связывание лекарственного средства с белками, модифицируя свободную фракцию лекарств. Эта фракция распределяется экстраваскулярно и достигает места действия, поэтому является фармакологически активным лекарственным средством. Если концентрация материнского альбумина в сыворотке снижена, соответственно может увеличиться свободная фракция препарата. Для препаратов с высокой степенью связывания, таких как AINE, фуросемид и дигоксин, это может иметь клинические последствия. Однако, если связывание препарата с белками максимально даже при низких концентрациях альбумина, которые могут быть обнаружены во время беременности, нельзя ожидать каких-либо фармакокинетических изменений [31].

Противоположные и непредсказуемые изменения, связанные с беременностью, могут наблюдаться в клиренсе жирорастворимых препаратов, которые в основном выводятся путем метаболизма. Беременность может усиливать биотрансформацию лекарственных средств по двум механизмам: увеличение доступа лекарственного средства к месту метаболизма, особенно в печени, и повышение активности ферментативной системы, в частности семейства печеночных цитохромов Р-450 (CYP). Снижение связывания с белками плазмы из-за гипоальбуминемии, связанной с беременностью, может увеличить метаболизм в печени препаратов с низкой экстракцией в печени, в то время как усиление печеночного кровотока может усилить биотрансформацию в печени препаратов с высокой экстракцией в печени.Действие половых стероидов прогестерона и эстрадиола может повышать или снижать активность некоторых ферментов, метаболизирующих лекарственные средства. Во время беременности может снижаться экспрессия генов, кодирующих печеночное надсемейство микросомальных ферментов CYP450 [16, 17, 32].

Увеличение объема плазмы и сердечного выброса и последующее перераспределение кровотока в почках вызывают заметное увеличение скорости клубочковой фильтрации [26]. Как следствие, концентрация гидрофильных, полярных препаратов в плазме может быть ниже, а период полувыведения может быть короче, если во время беременности назначаются водорастворимые препараты.

Описано различное фармакокинетическое поведение противомикробных препаратов у беременных самок разных видов [33–43]. Для беталактамов на кинетику могут сильно влиять изменения во внеклеточной жидкости и скорости клубочковой фильтрации. Увеличение объема распределения и клиренса, приводящее к снижению концентрации в материнской сыворотке, было описано для пиперациллина [33] и имипенема [34] у беременных женщин и пенициллина [35] у овец. Биодоступность цефатризина при приеме внутрь снижалась у женщин во время беременности [36].Напротив, никаких изменений, связанных с беременностью, не было обнаружено в фармакокинетике амоксициллина [37], цефтриаксона [38] и аминогликозида тобрамицина [39] у беременных женщин. Противоположные результаты были описаны для гентамицина, поскольку его фармакокинетика не изменилась у кобыл [40], в то время как у беременных женщин был обнаружен повышенный клиренс и уменьшенный период полувыведения [41, 42] и у овец в конце беременности [43].

3. Функции плаценты и перенос лекарств

Некоторые физиологические и анатомические характеристики плаценты (т.е., количество клеточных слоев между кровообращением матери и плода, эндокринная активность, характер кровотока, проницаемость для ксенобиотиков и метаболическая активность) изменяются во время беременности и между видами, что приводит к большим различиям в плацентарной функции [7-9]. ]. Различия в толщине и площади поверхности плаценты, а также различия в кровотоке матери и плода могут объяснить некоторые различия в функции плаценты между видами, а также могут объяснить усиление плацентарного переноса на поздних сроках беременности [7]. ].Помимо взаимодействия с эндогенными соединениями, плацента метаболизирует и переносит большое количество различных фармакологических агентов [44, 45]. Лекарства могут проникать через плаценту и достигать плода парацеллюлярным или трансцеллюлярным механизмом. На сегодняшний день только трансцеллюлярная диффузия и активный транспорт были идентифицированы как основные механизмы, участвующие в переносе лекарств через плаценту. Тип прохождения тесно связан с физико-химическими свойствами препарата, такими как растворимость в липидах, pKa и степень ионизации, а также молекулярная масса.Растворимые в жирах, неионизированные, небольшие молекулы с низким связыванием с белками могут быстро проникать через плаценту путем диффузии, зависящей только от градиента концентрации между кровообращением матери и плода и кровотоком. Обширное связывание с белками плазмы может препятствовать переносу небольших жирорастворимых препаратов [31]. Водорастворимые высокоионизированные препараты не способны растворяться в липопротеиновой структуре биологических мембран. Таким образом, важную роль играют другие механизмы достижения эмбрионального компартмента, прежде всего транспорт, связанный с носительством.Плацента содержит заполненные водой каналы, которые могут служить для прохождения водорастворимых веществ. Эти поры имеют разный размер у разных видов; радиус пор оценивается в 0,5 нм у овец и 15–30 нм у кроликов [7]. Однако многочисленные плотные контакты между клетками нарушают этот трансплацентарный переход. Что еще более важно, несколько носителей по-разному распределяются между материнской и эмбриональной сторонами плаценты для обеспечения питательными веществами и удаления продуктов жизнедеятельности. Эти переносчики могут переносить ксенобиотики по механизмам, аналогичным тем, которые используются для их физиологической функции [45–50]. Активность переносчиков может иметь широкое, перекрывающееся сродство к субстрату. Некоторые из этих транспортеров предотвращают перенос ксенобиотиков из материнского в плодный компартмент, в первую очередь Р-гликопротеин, действуя как очень эффективный эффлюксный насос, выдавливающий субстраты, которые смогли пересечь клеточную мембрану, во внеклеточную жидкость [45-49]. . Другими переносчиками, идентифицированными в плаценте, которые также выполняют функцию насосов оттока, являются белок, устойчивый к раку молочной железы (BCRP), и белки, ассоциированные с множественной лекарственной устойчивостью (MRP) [45, 46, 50].Плацентарные переносчики могут быть эффективными в ограничении проникновения ксенобиотиков к плоду. Более того, одно вещество может быть удалено более чем одним переносчиком, как это происходит с глибуридом, пероральным гипогликемическим препаратом, который удаляется из эмбрионального компартмента с помощью BCRP и MRP3, присутствующих на материнской стороне плаценты [51-53]. Напротив, другой пероральный гипогликемический агент, метформин, являющийся субстратом для ОТС1 и ОТС2, присутствующих в тканях печени и почек, не удаляется из плаценты, так как в этом органе присутствует только ОТС3 [54, 55].В результате метформин, а не глибурид, обнаруживается в тканях плода, когда женщин с диабетом лечат пероральной гипогликемической фармакотерапией во время беременности. Напротив, другие транспортеры, расположенные на материнской и плодной стороне плаценты [56–58], могут участвовать в плацентарном переносе ксенобиотиков к плоду.

Плацента способна метаболизировать ксенобиотики с ранних сроков беременности, поскольку в этом органе экспрессируются различные функционально активные ферменты, метаболизирующие лекарственные средства [12, 14, 16, 17, 59–65].Ферменты, метаболизирующие I фазу, такие как CYP1A1, CYP4B1 и CYP19 (стероидная ароматаза, отвечающая за превращение андрогенов в эстрогены в плаценте), способствуют окислению некоторых ксенобиотиков в плаценте [60, 61]. Несколько ферментов фазы II, включая глутатионтрансферазу, N-ацетилтрансферазу, сульфотрансферазу и UDP-глюкуронозилтрансферазу, были определены в плаценте [59]. Однако способность плаценты метаболизировать ксенобиотики менее эффективна, чем способность печени, и меняется со стадией беременности.

Понятие «плацентарный барьер», взятое как анатомическое свойство плаценты, ошибочно. Различные функции транспорта и биотрансформации, обеспечиваемые активностью переносчиков и метаболизирующих ферментов, являются основными компонентами барьерного эффекта, защищающего плод от воздействия фармакологических средств, применяемых к матери. Таким образом, как и в случае со многими биологическими функциями, эта защита может быть успешной для одних лекарств и бесполезной для других, и безопасная точка зрения при использовании лекарств во время беременности заключается в том, что лекарства всегда передаются плоду.

4. Антибиотикотерапия и тератогенный риск во время беременности собак и кошек

Насколько известно авторам, существует несколько исследований, посвященных изучению применения фармакологических препаратов во время беременности собак и кошек. Большая часть данных в первой части этой статьи была получена из сообщений о моделях плацентарной морфологии и функций человека или животных (макаки-резусы, овцы, мыши и крысы), и подобные опыты, проведенные на собаках и кошках, немногочисленны. Как мы уже говорили, из-за соответствующего структурного и функционального разнообразия плаценты у разных видов данные, полученные в исследованиях, проведенных на людях, не могут быть перенесены на беременных собак или кошек.Тем не менее, следующие данные могут быть использованы для принятия решения о выборе рациональной противомикробной терапии во время беременности у собак и кошек.

Физиологические изменения, зарегистрированные у беременных сук, напоминают таковые, описанные у беременных женщин, и состоят из увеличения объема плазмы и увеличения объема крови, увеличения частоты сердечных сокращений и сердечного выброса, увеличения времени опорожнения желудка и снижения моторики желудка и кишечника, а также увеличения почечного потока плазмы и скорость клубочковой фильтрации [66–69]. Уровни общего белка плазмы остаются сниженными или неизменными; белки острой фазы, в том числе С-реактивный белок и фибриноген, увеличиваются при беременности, хотя и не могут быть использованы для диагностики беременности [29, 30]. Аналогичные изменения могут произойти и с маткой. Эти модификации могут не требовать коррекции дозы; однако, насколько нам известно, фармакокинетических исследований, сравнивающих распределение противомикробных препаратов между беременными и небеременными собаками или кошками, не проводилось.

Двумя основными факторами, определяющими степень потенциального воздействия фармакотерапии на плод, являются сам препарат (концентрации для плода и потенциальная токсичность) и стадия беременности во время воздействия.Плод подвергается большему риску тератогенных эффектов из-за воздействия препарата в течение первого триместра беременности. Критическое время для эмбриотоксичности у сук составляет от 6 до 20 дней после преовуляторного всплеска ЛГ. В это время маточная жидкость, омывающая эмбрион, достигает концентраций лекарственного средства, сходных с таковыми в материнском кровотоке. Имплантация кошачьих происходит через 12–13 дней после овуляции [66–68]. Плацентация у кошек и собак эндотелиохориальная; то есть кровообращение матери и плода разделены четырьмя слоями ткани [67, 68].Насколько нам известно, не проводилось исследований наличия или отсутствия плацентарных метаболизирующих ферментов или транспортеров в собачьей или кошачьей плаценте, и, как описано выше, они являются основными детерминантами ее барьерной функции. Поэтому очень сложно с точностью оценить способность препарата проникать через собачью или кошачью плаценту и, таким образом, точный риск причинения вреда плоду.

Делеционная мутация в гене MDR1 была идентифицирована как причина функционального дефекта P-гликопротеина у некоторых пород собак [70–72].Если Р-гликопротеин присутствует в плаценте собак и его активность столь же актуальна, как и в плаценте человека и грызунов, этот генетический признак может быть источником различий в плацентарном переносе препаратов, содержащих Р-гликопротеин-субстрат. Антибиотики, которые могут представлять угрозу для плода, такие как фторхинолоны, включая ветеринарный энрофлоксацин, оказались субстратами Р-гликопротеина и BCRP [73–75].

После прохождения через плаценту и попадания в кровоток плода собаки или кошки через пупочную вену они либо достигают печени (40–80%), либо минуют печень через венозный проток, соединяющий пупочную вену с каудальной полой веной [68].Этот сдвиг позволяет материнской крови из пупочной вены доставлять богатую питательными веществами кровь к остальной части плода. Печень плода может поглощать некоторые ксенобиотики и обезвреживать их, тем самым защищая плод от воздействия высоких доз лекарств. Однако ферментативная активность фетальной печени животных обычно меньше, чем у взрослых [66].

Тератогенный риск часто используемых ветеринарных препаратов при лечении собак и кошек был классифицирован Папичем и Дэвисом [66]. К противомикробным препаратам, безопасным для применения во время беременности, относятся беталактамные антибиотики (пенициллин G, ампициллин, амоксициллин, амоксициллин-клавулан, карбенициллин, тикарциллин и цефалоспорины), макролиды и линкозамиды (клиндамицин, эритромицин и линкомицин). Беталактамы являются первым выбором для лечения инфекций во время беременности из-за их низкого риска повреждения плода и низкой трансплацентарной проходимости, в основном из-за простой диффузии [66, 67, 76-80]. Макролиды обычно используются клинически для пациентов с аллергией на беталактамы. Плацента, по-видимому, создает эффективный барьер, снижающий воздействие на плод, когда макролидные антибиотики используются для лечения материнских инфекций, поэтому считается, что эти препараты имеют низкий риск воздействия на плод. Проспективное контролируемое многоцентровое исследование кларитромицина у беременных женщин показало, что препарат не увеличивает частоту серьезных пороков развития [81].

Нитрофурантоин, стрептомицин, гентамицин, амикацин, тетрациклины (доксициклин, окситетрациклин), сульфаниламиды, триметоприм и метронидазол противопоказаны во время беременности, поскольку было показано, что они вызывают врожденные пороки развития или эмбриотоксичность. Однако после доклада Папича клинический опыт человека и недавняя литература определили существование препаратов, которые, хотя и имеют потенциальный риск, их можно использовать с осторожностью, например, некоторые аминогликозиды (гентамицин, амикацин и канамицин) и фторхинолоны.

Аминогликозиды — полярные препараты, сильно ионизированные в материнской плазме; однако было обнаружено, что они проникают через плаценту. Данные о людях свидетельствуют о низком риске для плода, но стрептомицин противопоказан из-за доказанной токсичности для уха плода [77]. Гентамицин в настоящее время используется в сочетании с ампициллином в акушерстве человека для профилактики неонатальных инфекций, связанных со стрептококками группы В [82]. Токсическое действие на почки плода крыс было определено при высоких дозах [83] и на почках детей [84].

Фторхинолоны не являются препаратами первого выбора для беременных [76, 77, 79]; они предназначены для пациентов с непереносимостью беталактама или макролидов. Фторхинолоны проникают через плаценту в незначительной степени [85–88]. Это ограниченное прохождение может быть связано с уменьшением пассивной диффузии и/или активной экструзии переносчиков из плаценты. Фторхинолоны являются субстратами для некоторых плацентарных транспортеров [73–75]. Этот факт может быть источником межвидовой изменчивости воздействия фторхинолонов на плод и представляет собой инкогниту при беременности собак; насколько нам известно, не сообщалось об исследованиях присутствия и активности транспортеров в плаценте собак, и могут существовать породные различия из-за разных генотипов [70–72].Новые фторхинолоны могут в большей степени проникать через плаценту [89].

Опасения по поводу использования фторхинолонов во время беременности связаны с некоторыми их побочными эффектами, в первую очередь с развитием артропатий у молодых животных. Щенки особенно чувствительны к развитию поражений хряща из-за фторхинолонов [90-92]. Токсикологический профиль фторхинолонов стал более сложным с увеличением количества соединений и частым клиническим применением, а также с побочными эффектами, такими как судороги [93], светобоязнь [94] и глазная токсичность, связанная с хрусталиком (у собак) [95] и сетчаткой (у собак). кошки) [96, 97].Эти побочные эффекты в основном наблюдаются после длительного введения или высоких доз и после доклинических оценок безопасности [96, 98]. Многоцентровое проспективное контролируемое исследование беременных женщин, подвергавшихся воздействию хинолонов, не смогло доказать различий в частоте пороков развития между их потомством и детьми матерей, не подвергавшихся воздействию (контрольная группа) [99].

5. Выводы

Фармакотерапия во время беременности у всех видов может неблагоприятно влиять на развивающийся плод; поэтому его следует избегать, когда это возможно.Однако некоторые клинические состояния, которые могут представлять серьезный риск для здоровья матери и, следовательно, для плода, необходимо лечить, и бактериальные инфекции являются одной из них.

Изменения распределения противомикробных препаратов во время беременности вызывают серьезную озабоченность. Могут быть ухудшены не только результаты терапии, поскольку успешное лечение противомикробными препаратами зависит от соответствующих концентраций в плазме и тканях, но также может происходить селекция резистентных бактерий, если концентрации противомикробных препаратов недостаточно высоки для обеспечения полной антибактериальной активности [100, 101].

При принятии решения об антимикробной терапии беременной суки или кошки фармакотерапия должна соответствовать двум критериям: она должна быть лучшим лечением для матери и представлять меньший риск для плода.

Наилучшее лечение матери означает выбор соответствующего препарата с максимальной терапевтической эффективностью и меньшими побочными эффектами и назначение его в соответствующей дозе. Поскольку в практике лечения мелких животных дозы обычно рассчитываются в мг/кг массы тела, существует меньший риск субтерапевтической дозы, чем в медицине человека, где используются фиксированные дозы для взрослых, даже у беременных женщин.Это важно в антимикробной терапии для достижения клинического успеха и минимизации бактериальной резистентности.

Риск для плода является результатом способности лекарственного средства проникать в кровоток плода и оказывать токсическое воздействие на плод. Особую осторожность следует соблюдать в период органогенеза, то есть до 20-го дня беременности у собак и кошек. Потенциал лекарственного средства проникать через плаценту можно оценить на основе физико-химических свойств лекарственного средства (растворимость в липидах, молекулярная масса, степень ионизации и связывание с белками), концентрации у матери (доза и способ введения, продолжительность лечения) и функциональные возможности плаценты в конкретный срок гестации.Этот последний вопрос является наиболее трудным для вывода, поскольку данные о типе плацентарного кровотока у собак и кошек, а также о наличии и активности плацентарных транспортеров и ферментативных систем отсутствуют. Таким образом, клиницист должен полагаться на знание фармакологических свойств препаратов, чтобы сделать вывод о степени плацентарного прохода и риске для плода, а также на данные, полученные у других видов животных. Беталактамы являются препаратами первого выбора для лечения инфекционных состояний у беременных сук и маток, а большое разнообразие частых возбудителей, включенных в спектр их активности, указывает на их присутствие при многих ветеринарных инфекциях. Макролиды также считаются малоопасными во время беременности, тогда как дальнейшие исследования следует проводить с фторхинолонами, назначаемыми беременным собакам и кошкам.

Благодарность

Работа M. Rebuelto по противомикробным препаратам поддерживается грантом Университета Буэнос-Айреса, Аргентина (UBACYT V026).

Ссылки

1. Weiner CP, Buhimschi C, Swaan P. Проблемы с назначением лекарств во время беременности. Актуальное акушерство и гинекология . 2005;15(3):157–165.[Google Академия]2. Гедеон С., Корен Г. Разработка лекарств, ориентированных на беременность: препараты, которые не проникают через плаценту человека. Плацента . 2006;27(8):861–868. [PubMed] [Google Scholar]3. Мэттисон Д., Зайчек А. Пробелы в знаниях о лечении беременных. Гендерная медицина . 2006;3(3):169–182. [PubMed] [Google Scholar]4. Сачдева П., Патель Б.Г., Патель Б.К. Употребление наркотиков во время беременности; повод задуматься! Индийский журнал фармацевтических наук . 2009;71(1):1–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]5.Serreau R. Médicaments utilisés dans la Prize en charge de la preeclampsie. Pharmacologie et risques foetaux. Французские анналы анестезии и реанимации . 2010;29(4):e37–e46. [PubMed] [Google Scholar]6. Вебстер WS, Фриман JAD. Безопасен ли этот препарат при беременности? Репродуктивная токсикология . 2001;15(6):619–629. [PubMed] [Google Scholar]7. Шредер HJ. Сравнительные аспекты функций плацентарного обмена. Европейский журнал акушерства, гинекологии и репродуктивной биологии .1995;63(1):81–90. [PubMed] [Google Scholar]8. Эндерс AC, Бланкеншип TN. Сравнительное строение плаценты. Расширенные обзоры доставки лекарств . 1999;38(1):3–15. [PubMed] [Google Scholar]9. Нау Х. Новый взгляд на тератогенность изотретиноина: видовая изменчивость и роль полностью транс-ретиноевой кислоты. Журнал Американской академии дерматологии . 2001;45(5):S183–S187. [PubMed] [Google Scholar] 10. Майрен М., Мозе Т., Мэтисен Л., Кнудсен Л.Е. Плацента человека — альтернатива изучению воздействия на плод. Токсикология in vitro . 2007;21(7):1332–1340. [PubMed] [Google Scholar] 12. Сюй И, Книпп Г.Т., Кук Т.Дж. Экспрессия изоформ CYP4A в развивающихся крысиных плацентарных тканях и крысиных моделях трофобластических клеток. Плацента . 2005;26(2-3):218–225. [PubMed] [Google Scholar] 13. Sun M, Kingdom J, Baczyk D, Lye SJ, Matthews SG, Gibb W. Экспрессия P-гликопротеина с множественной лекарственной устойчивостью (гликопротеин ABCB1) в плаценте человека снижается по мере увеличения срока беременности. Плацента . 2006;27(6-7):602–609.[PubMed] [Google Scholar] 14. He XJ, Yamauchi H, Suzuki K, Ueno M, Nakayama H, Doi K. Профили экспрессии генов ферментов, метаболизирующих лекарства (DME), в печени крыс во время беременности и лактации. Экспериментальная и молекулярная патология . 2007;83(3):428–434. [PubMed] [Google Scholar] 15. Калабис Г.М., Петропулос С. , Гибб В., Мэтьюз С.Г. Белок устойчивости к раку молочной железы (Bcrp1/Abcg2) в плаценте и желточном мешке мышей: онтогенез и его регуляция прогестероном. Плацента . 2007;28(10):1073–1081.[PubMed] [Google Scholar] 16. Мондрагон Дж. А., Окадиз-Дельгадо Р., Миранда С. и др. Экспрессия Р450-ароматазы в плаценте козы на протяжении всей беременности. Териогенология . 2007;68(4):646–653. [PubMed] [Google Scholar] 17. Дикманн Л.Дж., Тай С., Сенн Т.Д. и др. Изменения экспрессии и активности Cyp2c и Cyp2d в материнской печени во время беременности крыс. Биохимическая фармакология . 2008;75(8):1677–1687. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]18. Элленбергер С., Уилшер С., Аллен В.Р. и др.Иммунолокализация маточных секреторных белков утерокалина, утероферрина и утероглобина в матке и плаценте кобыл на протяжении всей беременности. Териогенология . 2008;70(5):746–757. [PubMed] [Google Scholar] 19. Нановская ТН, Нехаева ИА, Ханкинс ГРВ, Ахмед М. С. Перенос метадона через дольку плаценты недоношенного человека с двойной перфузией. Американский журнал акушерства и гинекологии . 2008;198(1):126.e1–126.e4. [PubMed] [Google Scholar] 20. Састри БВР. Методы изучения плацентарного транспорта человека. Расширенные обзоры доставки лекарств . 1999;38(1):17–39. [PubMed] [Google Scholar] 21. Myllynen P, Vähäkangas K. Изучение того, позволяет ли человеческая плацентарная перфузия точно прогнозировать плацентарный транспорт лекарств: исследования с диазепамом. Журнал фармакологических и токсикологических методов . 2002;48(3):131–138. [PubMed] [Google Scholar] 22. Myllynen P, Pienimäki P, Vähäkangas K. Метод плацентарной перфузии человека в оценке трансплацентарного прохождения противоэпилептических препаратов. Токсикология и прикладная фармакология . 2005; 207(2):S489–S494. [PubMed] [Google Scholar] 23. Доус М., Човенчик П.Дж. Фармакокинетика при беременности. Передовая практика и исследования: клиническое акушерство и гинекология . 2001;15(6):819–826. [PubMed] [Google Scholar] 24. Qasqas SA, McPherson C, Frishman WH, Elkayam U. Сердечно-сосудистые фармакотерапевтические соображения во время беременности и лактации. Обзор кардиологии . 2004;12(4):201–221. [PubMed] [Google Scholar] 25.Карлин А., Альфиревич З. Физиологические изменения во время беременности и мониторинг. Передовая практика и исследования: клиническое акушерство и гинекология . 2008;22(5):801–823. [PubMed] [Google Scholar] 26. Конрад КП. Механизмы почечной вазодилатации и гиперфильтрации при беременности. Журнал Общества гинекологических исследований . 2004;11(7):438–448. [PubMed] [Google Scholar] 27. Di Salvo P, Bocci F, Zelli R, Polisca A. Допплеровская оценка сосудов матери и плода во время нормальной беременности у суки. Исследования в области ветеринарии . 2006;81(3):382–388. [PubMed] [Google Scholar] 28. Скотти Л., Ди Сальво П., Боччи Ф., Пьерамати С., Полиска А. Допплеровская оценка сосудов матери и плода во время нормальной беременности у королевы. Териогенология . 2008;69(9):1111–1119. [PubMed] [Google Scholar] 29. Vannucchi CI, Mirandola RM, Oliveira CM. Профиль белка в острой фазе во время беременности и диэструса: предложение по тесту на раннюю беременность у сук. Наука о репродукции животных .2002;74(1-2):87–99. [PubMed] [Google Scholar] 30. Улутас П.А., Мусал Б., Кирал Ф., Билдик А. Уровень белка в острой фазе беременности и эстральный цикл у сук. Исследования в области ветеринарии . 2009;86(3):373–376. [PubMed] [Google Scholar] 31. Нановская Т.Н., Нехаева И., Ханкинс ГР.В., Ахмед М.С. Влияние сывороточного альбумина человека на трансплацентарный перенос глибурида. Биохимическая фармакология . 2006;72(5):632–639. [PubMed] [Google Scholar] 32. Jauniaux E, Gulbis B. Изучение переноса лекарств через плаценту в естественных условиях в течение первого триместра беременности человека. Исследование трофобласта . 1998; 12: 257–264. [Google Академия] 33. Bourget P, Sertin A, Lesne-Hulin A, Fernandez H, Ville Y, van Peborgh P. Влияние беременности на фармакокинетическое поведение и трансплацентарную передачу комбинации пиперациллин-тазобактам. Европейский журнал акушерства, гинекологии и репродуктивной биологии . 1998;76(1):21–27. [PubMed] [Google Scholar] 34. Хейккила А., Ренконен О.В., Эрккола Р. Фармакокинетика и трансплацентарное прохождение имипенема при беременности. Антимикробные препараты и химиотерапия . 1992;36(12):2652–2655. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]35. Укессу М., Бенламлих С., Тутэн П.Л. Кинетика бензилпенициллина у овец: влияние беременности и лактации. Исследования в области ветеринарии . 1990;49(2):190–193. [PubMed] [Google Scholar] 36. Папантониу Н., Исмаилос Г., Даскалакис Г. и др. Фармакокинетика перорального цефатризина у беременных и небеременных женщин в зависимости от распределения плода. Диагностика плода и терапия .2007;22(2):100–106. [PubMed] [Google Scholar] 37. Мюллер А.Е., Дорр П.Дж., Мутон Дж.В. и др. Влияние родов на фармакокинетику внутривенно вводимого амоксициллина у беременных. Британский журнал клинической фармакологии . 2008;66(6):866–874. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]38. Bourget P, Fernandez H, Quinquis V, Delouis C. Фармакокинетика и связывание цефтриаксона с белками во время беременности. Антимикробные препараты и химиотерапия . 1993;37(1):54–59.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]39. Бернард Б., Гарсия Казарес С.Дж., Баллард К.А., Трапп Л.Д., Мэтис А.В., Верле П.Ф. Тобрамицин: фармакология плода матери. Антимикробные препараты и химиотерапия . 1977; 11 (4): 688–694. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]40. Санчи Э.М., Папич М.Г. Фармакокинетика гентамицина у кобыл на поздних сроках беременности и в начале лактации. Журнал ветеринарной фармакологии и терапии . 2000;23(6):359–363. [PubMed] [Google Scholar]41.Слесарь Г.Дж., Чин А., Ву Т., Шаттак К.Е., Хэнкинс ГРВ. Высокая по сравнению со стандартной дозировкой гентамицина при хориоамнионите: сравнение уровней препарата в сыворотке матери и плода. Акушерство и гинекология . 2005;105(3):473–479. [PubMed] [Google Scholar]42. Лазебник Н., Ной С., Лазебник Р., Хезрони Ю., Амодай И., Авирам А. Период полураспада гентамицина в сыворотке: сравнение беременных и небеременных женщин. Медицинский журнал последипломного образования . 1985;61(721):979–981. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]43.Укессу М., Тутэн П.Л. Влияние стадии беременности на распределение гентамицина у овец. Анналы ветеринарных исследований . 1992;23(2):145–150. [PubMed] [Google Scholar]44. Рейнольдс Ф. Перенос лекарств через плаценту. Исследование трофобласта . 1998; 12: 239–255. [Google Академия] 45. Ганапати В., Прасад П.Д. Роль транспортеров в плацентарном переносе лекарств. Токсикология и прикладная фармакология . 2005; 207(2):S381–S387. [PubMed] [Google Scholar]46.Ceckova-Novotna M, Pavek P, Staud F. P-гликопротеин в плаценте: экспрессия, локализация, регуляция и функция. Репродуктивная токсикология . 2006;22(3):400–410. [PubMed] [Google Scholar]47. Айе ИЛМХ, Пакстон Дж.В., Евсеенко Д.А., Килан Дж.А. Экспрессия, локализация и активность АТФ-связывающей кассеты (АВС) семейства переносчиков лекарств в мембранах амниона человека. Плацента . 2007;28(8-9):868–877. [PubMed] [Google Scholar]48. Зельдер Э., Рор И., Кремзер С., Хатцлер П., Деббидж П.Л.Визуализация механизмов плацентарного транспорта: обзор. Европейский журнал акушерства, гинекологии и репродуктивной биологии . 2009; 144:S114–S120. [PubMed] [Google Scholar]49. Vähäkangas K, Myllynen P. Переносчики лекарств в гемато-плацентарном барьере человека. Британский журнал фармакологии . 2009;158(3):665–678. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]50. Hardwick LJA, Velamakanni S, van Veen HW. Новое фармакотерапевтическое значение белка резистентности рака молочной железы (ABCG2) British Journal of Pharmacology .2007;151(2):163–174. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]51. Гедеон С., Бехраван Дж., Корен Г., Пикетт-Миллер М. Транспорт глибурида плацентарными переносчиками ABC: последствия воздействия лекарств на плод. Плацента . 2006;27(11-12):1096–1102. [PubMed] [Google Scholar]52. Поллекс Э., Любецкий А., Корен Г. Роль плацентарного белка устойчивости к раку молочной железы в оттоке глибурида через плаценту человека. Плацента . 2008;29(8):743–747. [PubMed] [Google Scholar]53.Хемауэр С.Дж., Патрикеева С.Л., Нановская Т.Н., Ханкинс Г.В., Ахмед М.С. Роль переносчиков апикальной мембраны плаценты человека в оттоке глибурида, розиглитазона и метформина. Американский журнал акушерства и гинекологии . 2010;202(4):383.e1–383.e7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]54. Ково М., Арутюнян С., Фельдман Н., Хоффман А., Глезерман М. Определение переноса метформина через плаценту человека с использованием модели плацентарных семядолей ex vivo с двойной перфузией. Европейский журнал акушерства, гинекологии и репродуктивной биологии . 2008;136(1):29–33. [PubMed] [Google Scholar]55. Tertti K, Ekblad U, Heikkinen T, Rahi M, Rönnemaa T, Laine K. Роль переносчиков органических катионов (OCT) в переносе метформина в плаценте человека с двойной перфузией. Европейский журнал фармацевтических наук . 2010;39(1–3):76–81. [PubMed] [Google Scholar]56. Кудо Ю, Бойд CAR. Механизмы трансэпителиального транспорта аминокислот в синцитиотрофобласте плаценты человека. Исследование трофобласта . 1997; 9: 87–98. [Google Академия] 57.Цетин I. Плацентарный транспорт аминокислот при нормальной беременности и беременности с ограничением роста. Европейский журнал акушерства, гинекологии и репродуктивной биологии . 2003; 110 (дополнение 1): S50–S54. [PubMed] [Google Scholar]58. Льюис Р.М., Глейзер Дж., Гринвуд С.Л. и др. Поглощение L-серина везикулами мембран микроворсинок плаценты человека. Плацента . 2007;28(5-6):445–452. [PubMed] [Google Scholar]59. Хаккола Дж., Пелконен О., Фасанен М., Раунио Х. Ферменты цитохрома Р450, метаболизирующие ксенобиотики, в фетоплацентарной единице человека: роль во внутриутробной токсичности. Критические обзоры по токсикологии . 1998;28(1):35–72. [PubMed] [Google Scholar] 60. Ян Б., Матони Л., Ян Д. Карбоксилэстеразы человека в терминах плаценты: ферментативная характеристика, молекулярное клонирование и доказательства существования множественных форм. Плацента . 1999;20(7):599–607. [PubMed] [Google Scholar]61. Паакки П., Киркинен П., Хелин Х.Л., Пелконен О., Раунио Х., Пасанен М. Терапия глюкокортикоидами до родов подавляет плацентарные ксенобиотики человека и ферменты, метаболизирующие стероиды. Плацента . 2000;21(2-3):241–246. [PubMed] [Google Scholar]62. Мерфи В.Е., Фитток Р.Дж., Зажицки П.К., Делаханти М.М., Смит Р., Клифтон В.Л. Метаболизм синтетических стероидов плацентой человека. Плацента . 2007;28(1):39–46. [PubMed] [Google Scholar]63. Шиверик К., Ино К., Харада Т., Килан Дж., Киккава Ф. Плацентарные ферменты и переносчики: новые функции и генетические полиморфизмы — отчет о семинаре. Плацента . 2007; 28: С125–С128. [PubMed] [Google Scholar]64. Аннола К., Карттунен В., Кески-Рахконен П. и др.Трансплацентарный перенос акриламида и глицидамида сравним с переносом антипирина в перфузируемую плаценту человека. Письма о токсикологии . 2008; 182(1–3):50–56. [PubMed] [Google Scholar]65. Hemauer SJ, Yan R, Patrikeeva SL, et al. Трансплацентарный перенос и метаболизм 17-α-гидроксипрогестерона капроата. Американский журнал акушерства и гинекологии . 2008;199(2):199.e1–169.e5. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]66. Папич М.Г., Дэвис Л.Е. Медикаментозная терапия при беременности и у новорожденных. Ветеринарные клиники Северной Америки — Практика мелких животных . 1986;16(3):525–538. [PubMed] [Google Scholar]67. Джонстон С.Д., Рут Кустриц М.В., Олсон П. Териогенология собак и кошек . Филадельпия, Пенсильвания, США: WB Saunders; 1995. [Google Scholar]68. Кой Фустер П. Fisiología de la Gestación. В: Гарсия Сакристан А., Кастехон Монтиано Ф., де ла Крус Паломино Л. Ф., Гонсалес Гальего Х., Мурильо Лопекс де Силанес, доктор медицинских наук, Салидо Руис Г., редакторы. Ветеринарная физиология . Мадрид, Испания: редакция Interamericana-MacGraw-Hill; 1995.стр. 861–875. [Google Академия] 69. Раффе М.Р., Карпентер Р.Э. Анестезиологическое обеспечение больных кесаревым сечением. В: Tranquilli WJ, Thurmon JC, Grimm KA, редакторы. Ветеринарная анестезия и обезболивание Lumb & Jones . 4-е издание. Блэквелл; 2007. стр. 955–962. [Google Академия]70. Мили К.Л., Бентьен С.А., Гей Дж.М., Кантор Г.Х. Чувствительность к ивермектину у колли связана с делеционной мутацией гена mdr1. Фармакогенетика . 2001;11(8):727–733. [PubMed] [Google Scholar]71.Мили К.Л., Нортруп, Северная Каролина, Бентьен, С.А. Повышенная токсичность химиотерапевтических агентов на основе субстрата P-гликопротеина у собаки с делеционной мутацией MDR1, связанной с чувствительностью к ивермектину. Журнал Американской ветеринарной медицинской ассоциации . 2003;223(10):1453–1434. [PubMed] [Google Scholar]72. Фехт С., Вельке А., Хаманн Х., Дистл О. Анализ собачьей мутации mdr1-1Δ у собак породы elo. Журнал ветеринарной медицины A . 2007;54(8):401–405. [PubMed] [Google Scholar]73.Пулидо М.М., Молина А.Дж., Мерино Г., Мендоса Г., Прието Д.Г., Альварес А.И. Взаимодействие энрофлоксацина с белком устойчивости к раку молочной железы (BCRP/ABCG2): влияние флавоноидов и роль в секреции молока у овец. Журнал ветеринарной фармакологии и терапии . 2006;29(4):279–287. [PubMed] [Google Scholar]74. Альварес А.И., Перес М., Прието Дж.Г., Молина А.Дж., Реал Р., Мерино Г. Отток фторхинолонов, опосредованный переносчиками ABC. Журнал фармацевтических наук . 2008;97(9):3483–3493.[PubMed] [Google Scholar]75. VanWert AL, Srimaroeng C, Sweet DH. Транспортер органических анионов 3 (Oat3/Slc22a8) взаимодействует с карбоксифторхинолонами, и его делеция увеличивает системное воздействие ципрофлоксацина. Молекулярная фармакология . 2008;74(1):122–131. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]76. Рид БР. Дерматологические препараты, беременность и лактация: консервативное руководство. Архив дерматологии . 1997;133(7):894–898. [PubMed] [Google Scholar]77. Шехата Х.А., Нельсон-Пирси С.Наркотики, которых следует избегать. Передовая практика и исследования: клиническое акушерство и гинекология . 2001;15(6):971–986. [PubMed] [Google Scholar]78. Махадеван У. Желудочно-кишечные препараты при беременности. Передовая практика и исследования: клиническая гастроэнтерология . 2007;21(5):849–877. [PubMed] [Google Scholar]79. Валлано А., Арнау Дж.М. Противомикробные препараты и беременность. Enfermedades Infecciosas y Microbiologia Clinica . 2009;27(9):536–542. [PubMed] [Google Scholar]80. Гарридо Э., Ван Домселар М., Моралес С., Лопес-Санроман А.Воспалительные заболевания кишечника и беременность. Гастроэнтерология и гепатология . 2010;33(7):517–529. [PubMed] [Google Scholar]81. Эйнарсон А., Филлипс Э., Мауджи Ф. и др. Проспективное контролируемое многоцентровое исследование кларитромицина при беременности. Американский журнал перинатологии . 1998;15(9):523–525. [PubMed] [Google Scholar]82. Апгар Б.С., Гринберг Г., Йен Г. Профилактика стрептококковой инфекции группы В у новорожденных. Американский семейный врач . 2005;71(5):903–910.[PubMed] [Google Scholar]83. Smaoui H, Mallie JP, Schaeverbeke M, Robert A, Schaeverbeke J. Гентамицин, вводимый во время беременности, изменяет развитие базальной мембраны клубочков. Антимикробные препараты и химиотерапия . 1993;37(7):1510–1517. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]84. Судзуки М. Детская токсикология от скамейки до постели - лекарственное повреждение почек (4): воздействие нефротоксичных соединений на плод и развивающуюся почку. Журнал токсикологических наук . 2009;34(2):SP267–SP271.[PubMed] [Google Scholar]85. Джамареллоу Х., Колокитас Э., Петриккос Г., Газис Дж. , Аравантинос Д., Сфикакис П. Фармакокинетика трех новых хинолонов у беременных и кормящих женщин. Американский медицинский журнал . 1989;87(5А):49С–51С. [PubMed] [Google Scholar]86. Кейси Б., Боудон Р.Э. Ex vivo плацентарный перенос тровафлоксацина человеком. Инфекционные болезни в акушерстве и гинекологии . 2000;8(5-6):228–229. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]87. Полачек Х., Хольберг Г., Сапир Г. и др.Перенос ципрофлоксацина, офлоксацина и левофлоксацина через перфузируемую плаценту человека in vitro. Европейский журнал акушерства, гинекологии и репродуктивной биологии . 2005;122(1):61–65. [PubMed] [Google Scholar]88. Лоне Э., Джорам Н., Жаклин С. и др. Эффективность ципрофлоксацина в экспериментальной модели хориоамнионита, вызванного кишечной палочкой, у кроликов. Антимикробные препараты и химиотерапия . 2009;53(4):1624–1627. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]89. Kim JC, Bae CS, Kim SH и др.Трансплацентарная фармакокинетика нового фторхинолона DW-116 у беременных крыс. Письма о токсикологии . 2003;142(1-2):103–109. [PubMed] [Google Scholar]90. Буркхардт Дж. Э., Хилл М. А., Карлтон В. В., Кестерсон Дж. В. Гистологические и гистохимические изменения в суставных хрящах неполовозрелых гончих собак, получавших дифлоксацин, фторхинолон. Ветеринарная патология . 1990;27(3):162–170. [PubMed] [Google Scholar]91. Мачида М., Кусаджима Х., Аидзима Х., Маэда А., Исида Р., Учида Х. Токсикокинетическое исследование артропатии, вызванной норфлоксацином, у молодых животных. Токсикология и прикладная фармакология . 1990;105(3):403–412. [PubMed] [Google Scholar]92. Нагаи А., Миядзаки М., Морита Т. и др. Сравнительная суставная токсичность гареноксацина, нового антимикробного агента хинолонового ряда, у молодых гончих собак. Журнал токсикологических наук . 2002;27(3):219–228. [PubMed] [Google Scholar]93. Kim J, Ohtani H, Tsujimoto M, Sawada Y. Количественное сравнение судорожной активности комбинаций двенадцати фторхинолонов с пятью нестероидными противовоспалительными средствами. Метаболизм лекарственных средств и фармакокинетика . 2009;24(2):167–174. [PubMed] [Google Scholar]94. Мацумото Н., Акимото А., Кавасима Х., Ким С. Сравнительное исследование фототоксичности кожи с тремя препаратами на мышиной модели in vivo. Журнал токсикологических наук . 2010;35(1):97–100. [PubMed] [Google Scholar]95. фон Койц Э., Шлютер Г. Доклиническая оценка безопасности моксифлоксацина, нового фторхинолона. Журнал антимикробной химиотерапии . 1999; 43:91–100. [PubMed] [Google Scholar]96.Вибе В., Гамильтон П. Вызванная фторхинолонами дегенерация сетчатки у кошек. Журнал Американской ветеринарной медицинской ассоциации . 2002;221(11):1568–1571. [PubMed] [Google Scholar]98. Stahlmann R, Schwabe R. Профиль безопасности грепафлоксацина по сравнению с другими фторхинолонами. Журнал антимикробной химиотерапии . 1997; 40:83–92. [PubMed] [Google Scholar]99. Лебштейн Р., Аддис А., Хо Э. и др. Исход беременности после гестационного воздействия фторхинолонов: многоцентровое проспективное контролируемое исследование. Антимикробные препараты и химиотерапия . 1998;42(6):1336–1339. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]100. Курвалин П. Могут ли фармакокинетические-фармакодинамические параметры обеспечить режимы дозирования, которые менее подвержены резистентности? Клиническая микробиология и инфекции . 2008;14(11):989–994. [PubMed] [Google Scholar] 101. Робертс Дж. А., Крюгер П., Патерсон Д. Л., Липман Дж. Устойчивость к антибиотикам — при чем тут дозировка? Медицина интенсивной терапии . 2008;36(8):2433–2440.[PubMed] [Google Scholar]

(PDF) Краткий отчет: Цефтриаксон от укусов кошек и собак

ТОМ 50: АПРЕЛЬ • AVRIL 2004 d Канадский семейный врач • Le Médecin de famille canadien

579

Цефтриаксон от укусов кошек и собак Исследования

лечения антибиотиками (пероральными и парентеральными) составили

11 дней (диапазон от 7 до 21). Это сопоставимо с

результатами исследования инфицированных кошачьих укусов, проведенного Westling

et al

12

, в котором средняя продолжительность лечения антибиотиками составляла

13 дней (диапазон от 3 дней до 3 месяцев).

Цефтриаксон дороже по сравнению с большинством пероральных

антибиотиков; доза 1 г стоит примерно 35 долларов.

Начальная

цефтриаксоновая цефтриаксоновая цефтриаксоновая терапия дает цефтриаксон незначительную экономическую выгоду.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В начальной фазе (первые 3 или 4 дня) лечения

укусов животных со средней и тяжелой степенью инфекции удобен и эффективен

цеф-

триаксон в виде инъекций (1 г один раз в день).

Внутримышечная инъекция устраняет необходимость в оборудовании и времени, необходимых для внутривенной инфузии

, и поэтому подходит для загруженных

отделений неотложной помощи и семейных кабинетов. Пациентов с укусами инфицированных животных

можно лечить в клиниках семейной медицины, где

единственным оборудованием, необходимым для внутримышечной инъекции, является

цефтриаксон, обычный лидокаин, игла и шприц

.

вкладчики

доктор Пенни,  

 

 dr szakacs 

       dr Smaill, MRCTAGGART MTR

MCTAGGART,  DR MCCALLUM

 dr. Smieja

 

 dr Yamamura 



Конкурирующие интересы



Адрес для переписки: Д-р Росс А.Pennie, 

 

 

 

[email protected] ca

Ссылки

, K. Berdon DR

, 1. . Укусы животных в большом городе: отчет по

Балтимор, Мэриленд.  1972;62(1):422–34.

2. Мэдофф Л.С. Инфекционные осложнения укусов и ожогов.В: Браунвальд Э., Фаучи А.С., Каспер

Д.Л., Хаузер С.Л., Лонго Д.Л., Джеймсон Д.Л., редакторы. .

15-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: McGraw-Hill; 2001. с. 817-8.

3. Талан Д.А., Цитрон Д.М., Абрахамян Ф.М., Моран Г.Дж., Гольдштейн Э.Дж. Бактериологический анализ

инфицированных укусов собак и кошек.

4. Гольдштейн Э.Дж., Цитрон Д.М. Сравнительная чувствительность 173 аэробных и анаэробных изолятов из ран

к спарфлоксацину, темафлоксацину, кларитромицину и более старым агентам.

 1993;37(5):1150-3.

5. Weber DJ, Wolfson JS, Swartz MN, Hooper DC. литература.  (Балтимор) 1984;63(2):133–54.

6. Gilbert DN, Moellering RC, Sande MA. . 31-е изд.

. Гайд-Парк, штат Вирджиния: Антимикробная терапия; 2001. с. 35.

7. Аронс М.С., Фернандо Л., Полаес И.М. : основная причина инфекций рук после укусов домашних животных. 1982;7(1):47–52.

8. Агабабян Р.В., Конте Дж.Е. Мл. Укушенные раны млекопитающих.

9. Хигам М., Каннингем Ф.М., Тил Д.В. Цефтриаксон назначают один или два раза в день для лечения

бактериальных инфекций детского возраста.  1985;4(1):22–6.

10. Seddon M, Wise R, Gillet AP, Livingston R. Фармакокинетика Ro 13-9904, цефалоспорина широкого спектра действия

.  1980;18(2):240-2.

11. Фрэнсис Д.П., Холмс М.А., Брэндон Г. : инфекции после укусов и царапин домашних животных.  1975;233(1):42-5.

12. Westling K, Bygdeman S, Engkvist O, Jorup-Ronstrom C.  инфекция

после укусов кошек у людей.  2000;40:97–8.

...

КЛЮЧЕВЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ РЕДАКТОРА

• Амбулаторное лечение укусов кошек и собак средней и тяжелой степени было

успешным с помощью 1 г цефтриаксона (внутривенно или внутримышечно) в течение

2–4 дня вначале, затем пероральные антибиотики, обычно амоксициллин.

• Внутримышечный протокол может быть легко введен в кабинете семейного врача

и позволит избежать госпитализации или проблем с внутривенным доступом

.

Point de Repère du Rédacteur

• Данс Les Morsures de Chat Ou de Chien Modérees à Sévères, L'Admi-

Nistration Intrawineuse OU INTRAMUSCULEAIREE DE 1 G DE CEFTRIAXONE

Подвеска 2 à 4 jours, Suivie d'un untibiotique par voie orale, habuel-

lement l'amoxicilline, s'est avérée efcace.

• Инъекции внутримышечные для облегчения введения

в кабинете семейной медицины, для получения разрешения на введение в больницу-

Антибиотикотерапия собак и кошек во время беременности

Использование фармакологических средств у беременных самок представляет серьезную клиническую проблему из-за выраженных физиологических изменений, которые могут изменить фармакокинетику лекарств, и потенциального воздействия на плод.Целью данной статьи является краткий обзор наших знаний об использовании антибактериальных препаратов во время беременности и предоставление информации для разумного выбора антибактериального лечения для беременных сук и маток. Риск для плода является результатом способности лекарственного средства достигать кровообращения плода и вызывать токсические эффекты. Плацента функционирует как барьер, защищающий плод благодаря наличию транспортеров и метаболизирующих ферментов; однако во время беременности присутствие и активность как ферментов, так и транспортеров могут измениться.К противомикробным препаратам, безопасным для применения во время беременности, относятся беталактамы, макролиды и линкозамиды. Фармакотерапия во время беременности у всех видов может негативно сказаться на развивающемся плоде; поэтому его следует избегать, когда это возможно.

1. Введение

Использование фармакологических средств у беременных представляет серьезную клиническую проблему. С одной стороны, выраженные физиологические изменения, вызванные беременностью, могут привести к изменениям фармакокинетики (всасывания, распределения, биотрансформации и выведения) лекарственных средств, что может потребовать коррекции дозировки. С другой стороны, серьезную озабоченность вызывает трансплацентарный перенос лекарств из крови матери в кровь и ткани плода, приводящий к потенциальному воздействию на плод. Таким образом, и мать, и плод должны быть включены в оценку риска/пользы для обеспечения рационального решения, взвешивающего терапевтическую пользу лечения для матери и его потенциальный вред для плода [1-5].

В настоящее время в ветеринарной медицине мало информации о фармакологическом лечении беременных.Несколько факторов могут объяснить эту ситуацию. Во-первых, существуют обоснованные этические соображения при проведении исследований на беременных самках, даже на нечеловеческих видах, таких как наши домашние животные [6]. Во-вторых, несмотря на то, что для исследования различных аспектов беременности использовались различные модели животных, существуют заметные различия между видами, что делает неразумной экстраполяцию данных, полученных от одного вида, к другому [7-11]. В-третьих, изменения во время беременности происходят не одномоментно, а динамично, и они устанавливают выраженные различия между особями одного вида и даже у одной и той же особи между разными сроками беременности [12-19]. В-четвертых, несмотря на то, что некоторые методы ex vivo/in vitro для изучения трансплацентарного переноса оказались полезными, такие как модель двойной рециркуляционной плацентарной перфузии и использование транспортеров, сверхэкспрессирующих клеточные линии, они все еще имеют ограничения опыта, проведенного в изолированных органах. или клеточных культур [20–22]. В-пятых, современный консервативный подход не только в медицине, но и в ветеринарии заключается в том, чтобы максимально избегать лечения беременных самок; поэтому данные клинических наблюдений немногочисленны.

Целью данной статьи является краткий обзор наших знаний об использовании лекарств во время беременности, поскольку антибактериальная терапия является наиболее вероятной фармакотерапией, которую следует назначать беременной суке или кошке, а также предоставить информацию для разумного выбора противомикробного препарата. лечение для использования во время беременности.

2. Фармакокинетика при беременности

Фармакологические эффекты лекарственных средств связаны с их концентрацией в месте действия. Низкие (субтерапевтические) уровни могут привести к терапевтическим неудачам; напротив, высокие (сверхтерапевтические) уровни могут вызывать токсические эффекты.Изменения любого из физиологических процессов, происходящие после введения лекарственного средства, вызывают опасения при фармакологическом лечении соматических заболеваний у беременных [23–25]. Терапевтические режимы дозирования лекарственных средств, то есть доза и интервал дозирования, обычно рассчитываются в соответствии с основными фармакокинетическими параметрами, в первую очередь общим клиренсом из организма и объемом распределения, полученными в исследованиях, проведенных на здоровых небеременных людях. Физиологические изменения во время беременности могут изменить абсорбцию, распределение и скорость выведения лекарственного средства до такой степени, что потребуется коррекция дозы для его безопасного и клинически эффективного применения.

Высокая концентрация прогестерона во время беременности вызывает снижение моторики желудочно-кишечного тракта и увеличивает кишечный кровоток. Эти модификации могут влиять (повышать, уменьшать или никоим образом не влиять) на пероральную абсорбцию лекарственного средства и, следовательно, на его биодоступность [23, 24].

Обширная адаптация сердечно-сосудистой системы матери необходима для поддержания развития плода. Объем крови и сердечный выброс увеличиваются, происходит перераспределение кровотока по различным органам [25–28].

Распространение полярных препаратов ограничивается преимущественно внеклеточной жидкостью, так как низкая растворимость в липидах затрудняет их диффузию через биологические мембраны и препятствует поступлению во внутриклеточное пространство. Во время беременности общее содержание воды в организме увеличивается в результате внутрисосудистого и внесосудистого расширения, что приводит к изменению объема распределения полярных препаратов [25]. Беременность изменяет профиль белков плазмы. Белки острой фазы, к которым относятся С-реактивный белок, сывороточный амилоид А, фибриноген и церулоплазмин, значительно повышены [29, 30], тогда как увеличение объема плазмы приводит к дилюционной гипоальбуминемии, поскольку синтез этого белка не изменяется. Изменения концентрации белков плазмы, особенно альбумина, могут влиять на связывание лекарственного средства с белками, модифицируя свободную фракцию лекарств. Эта фракция распределяется экстраваскулярно и достигает места действия, поэтому является фармакологически активным лекарственным средством. Если концентрация материнского альбумина в сыворотке снижена, соответственно может увеличиться свободная фракция препарата. Для препаратов с высокой степенью связывания, таких как AINE, фуросемид и дигоксин, это может иметь клинические последствия. Однако, если связывание препарата с белками максимально даже при низких концентрациях альбумина, которые могут быть обнаружены во время беременности, нельзя ожидать каких-либо фармакокинетических изменений [31].

Противоположные и непредсказуемые изменения, связанные с беременностью, могут наблюдаться в клиренсе жирорастворимых препаратов, которые в основном выводятся путем метаболизма. Беременность может усиливать биотрансформацию лекарственных средств по двум механизмам: увеличение доступа лекарственного средства к месту метаболизма, особенно в печени, и повышение активности ферментативной системы, в частности семейства печеночных цитохромов Р-450 (CYP). Снижение связывания с белками плазмы из-за гипоальбуминемии, связанной с беременностью, может увеличить метаболизм в печени препаратов с низкой экстракцией в печени, в то время как усиление печеночного кровотока может усилить биотрансформацию в печени препаратов с высокой экстракцией в печени.Действие половых стероидов прогестерона и эстрадиола может повышать или снижать активность некоторых ферментов, метаболизирующих лекарственные средства. Во время беременности может снижаться экспрессия генов, кодирующих печеночное надсемейство микросомальных ферментов CYP450 [16, 17, 32].

Увеличение объема плазмы и сердечного выброса и последующее перераспределение кровотока в почках вызывают заметное увеличение скорости клубочковой фильтрации [26]. Как следствие, концентрация гидрофильных, полярных препаратов в плазме может быть ниже, а период полувыведения может быть короче, если во время беременности назначаются водорастворимые препараты.

Описано различное фармакокинетическое поведение противомикробных препаратов у беременных самок разных видов [33–43]. Для беталактамов на кинетику могут сильно влиять изменения во внеклеточной жидкости и скорости клубочковой фильтрации. Увеличение объема распределения и клиренса, приводящее к снижению концентрации в материнской сыворотке, было описано для пиперациллина [33] и имипенема [34] у беременных женщин и пенициллина [35] у овец. Биодоступность цефатризина при приеме внутрь снижалась у женщин во время беременности [36].Напротив, никаких изменений, связанных с беременностью, не было обнаружено в фармакокинетике амоксициллина [37], цефтриаксона [38] и аминогликозида тобрамицина [39] у беременных женщин. Противоположные результаты были описаны для гентамицина, поскольку его фармакокинетика не изменилась у кобыл [40], в то время как у беременных женщин был обнаружен повышенный клиренс и уменьшенный период полувыведения [41, 42] и у овец в конце беременности [43].

3. Функции плаценты и перенос лекарств

Некоторые физиологические и анатомические характеристики плаценты (т.е., количество клеточных слоев между кровообращением матери и плода, эндокринная активность, характер кровотока, проницаемость для ксенобиотиков и метаболическая активность) изменяются во время беременности и между видами, что приводит к большим различиям в плацентарной функции [7-9]. ]. Различия в толщине и площади поверхности плаценты, а также различия в кровотоке матери и плода могут объяснить некоторые различия в функции плаценты между видами, а также могут объяснить усиление плацентарного переноса на поздних сроках беременности [7]. ].Помимо взаимодействия с эндогенными соединениями, плацента метаболизирует и переносит большое количество различных фармакологических агентов [44, 45]. Лекарства могут проникать через плаценту и достигать плода парацеллюлярным или трансцеллюлярным механизмом. На сегодняшний день только трансцеллюлярная диффузия и активный транспорт были идентифицированы как основные механизмы, участвующие в переносе лекарств через плаценту. Тип прохождения тесно связан с физико-химическими свойствами препарата, такими как растворимость в липидах, pKa и степень ионизации, а также молекулярная масса.Растворимые в жирах, неионизированные, небольшие молекулы с низким связыванием с белками могут быстро проникать через плаценту путем диффузии, зависящей только от градиента концентрации между кровообращением матери и плода и кровотоком. Обширное связывание с белками плазмы может препятствовать переносу небольших жирорастворимых препаратов [31]. Водорастворимые высокоионизированные препараты не способны растворяться в липопротеиновой структуре биологических мембран. Таким образом, важную роль играют другие механизмы достижения эмбрионального компартмента, прежде всего транспорт, связанный с носительством.Плацента содержит заполненные водой каналы, которые могут служить для прохождения водорастворимых веществ. Эти поры имеют разный размер у разных видов; радиус пор оценивается в 0,5 нм у овец и 15–30 нм у кроликов [7]. Однако многочисленные плотные контакты между клетками нарушают этот трансплацентарный переход. Что еще более важно, несколько носителей по-разному распределяются между материнской и эмбриональной сторонами плаценты для обеспечения питательными веществами и удаления продуктов жизнедеятельности. Эти переносчики могут переносить ксенобиотики по механизмам, аналогичным тем, которые используются для их физиологической функции [45–50]. Активность переносчиков может иметь широкое, перекрывающееся сродство к субстрату. Некоторые из этих транспортеров предотвращают перенос ксенобиотиков из материнского в плодный компартмент, в первую очередь Р-гликопротеин, действуя как очень эффективный эффлюксный насос, выдавливающий субстраты, которые смогли пересечь клеточную мембрану, во внеклеточную жидкость [45-49]. . Другими переносчиками, идентифицированными в плаценте, которые также выполняют функцию насосов оттока, являются белок, устойчивый к раку молочной железы (BCRP), и белки, ассоциированные с множественной лекарственной устойчивостью (MRP) [45, 46, 50].Плацентарные переносчики могут быть эффективными в ограничении проникновения ксенобиотиков к плоду. Более того, одно вещество может быть удалено более чем одним переносчиком, как это происходит с глибуридом, пероральным гипогликемическим препаратом, который удаляется из эмбрионального компартмента с помощью BCRP и MRP3, присутствующих на материнской стороне плаценты [51-53]. Напротив, другой пероральный гипогликемический агент, метформин, являющийся субстратом для ОТС1 и ОТС2, присутствующих в тканях печени и почек, не удаляется из плаценты, так как в этом органе присутствует только ОТС3 [54, 55].В результате метформин, а не глибурид, обнаруживается в тканях плода, когда женщин с диабетом лечат пероральной гипогликемической фармакотерапией во время беременности. Напротив, другие транспортеры, расположенные на материнской и плодной стороне плаценты [56–58], могут участвовать в плацентарном переносе ксенобиотиков к плоду.

Плацента способна метаболизировать ксенобиотики с ранних сроков беременности, поскольку в этом органе экспрессируются различные функционально активные ферменты, метаболизирующие лекарственные средства [12, 14, 16, 17, 59–65].Ферменты, метаболизирующие I фазу, такие как CYP1A1, CYP4B1 и CYP19 (стероидная ароматаза, отвечающая за превращение андрогенов в эстрогены в плаценте), способствуют окислению некоторых ксенобиотиков в плаценте [60, 61]. Несколько ферментов фазы II, включая глутатионтрансферазу, N-ацетилтрансферазу, сульфотрансферазу и UDP-глюкуронозилтрансферазу, были определены в плаценте [59]. Однако способность плаценты метаболизировать ксенобиотики менее эффективна, чем способность печени, и меняется со стадией беременности.

Понятие «плацентарный барьер», взятое как анатомическое свойство плаценты, ошибочно. Различные функции транспорта и биотрансформации, обеспечиваемые активностью переносчиков и метаболизирующих ферментов, являются основными компонентами барьерного эффекта, защищающего плод от воздействия фармакологических средств, применяемых к матери. Таким образом, как и в случае со многими биологическими функциями, эта защита может быть успешной для одних лекарств и бесполезной для других, и безопасная точка зрения при использовании лекарств во время беременности заключается в том, что лекарства всегда передаются плоду.

4. Антибиотикотерапия и тератогенный риск во время беременности собак и кошек

Насколько известно авторам, существует несколько исследований, посвященных изучению применения фармакологических препаратов во время беременности собак и кошек. Большая часть данных в первой части этой статьи была получена из сообщений о моделях плацентарной морфологии и функций человека или животных (макаки-резусы, овцы, мыши и крысы), и подобные опыты, проведенные на собаках и кошках, немногочисленны. Как мы уже говорили, из-за соответствующего структурного и функционального разнообразия плаценты у разных видов данные, полученные в исследованиях, проведенных на людях, не могут быть перенесены на беременных собак или кошек.Тем не менее, следующие данные могут быть использованы для принятия решения о выборе рациональной противомикробной терапии во время беременности у собак и кошек.

Физиологические изменения, зарегистрированные у беременных сук, напоминают таковые, описанные у беременных женщин, и состоят из увеличения объема плазмы и увеличения объема крови, увеличения частоты сердечных сокращений и сердечного выброса, увеличения времени опорожнения желудка и снижения моторики желудка и кишечника, а также увеличения почечного потока плазмы и скорость клубочковой фильтрации [66–69]. Уровни общего белка плазмы остаются сниженными или неизменными; белки острой фазы, в том числе С-реактивный белок и фибриноген, увеличиваются при беременности, хотя и не могут быть использованы для диагностики беременности [29, 30]. Аналогичные изменения могут произойти и с маткой. Эти модификации могут не требовать коррекции дозы; однако, насколько нам известно, фармакокинетических исследований, сравнивающих распределение противомикробных препаратов между беременными и небеременными собаками или кошками, не проводилось.

Двумя основными факторами, определяющими степень потенциального воздействия фармакотерапии на плод, являются сам препарат (концентрации для плода и потенциальная токсичность) и стадия беременности во время воздействия.Плод подвергается большему риску тератогенных эффектов из-за воздействия препарата в течение первого триместра беременности. Критическое время для эмбриотоксичности у сук составляет от 6 до 20 дней после преовуляторного всплеска ЛГ. В это время маточная жидкость, омывающая эмбрион, достигает концентраций лекарственного средства, сходных с таковыми в материнском кровотоке. Имплантация кошачьих происходит через 12–13 дней после овуляции [66–68]. Плацентация у кошек и собак эндотелиохориальная; то есть кровообращение матери и плода разделены четырьмя слоями ткани [67, 68].Насколько нам известно, не проводилось исследований наличия или отсутствия плацентарных метаболизирующих ферментов или транспортеров в собачьей или кошачьей плаценте, и, как описано выше, они являются основными детерминантами ее барьерной функции. Поэтому очень сложно с точностью оценить способность препарата проникать через собачью или кошачью плаценту и, таким образом, точный риск причинения вреда плоду.

Делеционная мутация в гене MDR1 была идентифицирована как причина функционального дефекта P-гликопротеина у некоторых пород собак [70–72].Если Р-гликопротеин присутствует в плаценте собак и его активность столь же актуальна, как и в плаценте человека и грызунов, этот генетический признак может быть источником различий в плацентарном переносе препаратов, содержащих Р-гликопротеин-субстрат. Антибиотики, которые могут представлять угрозу для плода, такие как фторхинолоны, включая ветеринарный энрофлоксацин, оказались субстратами Р-гликопротеина и BCRP [73–75].

После прохождения через плаценту и попадания в кровоток плода собаки или кошки через пупочную вену они либо достигают печени (40–80%), либо минуют печень через венозный проток, соединяющий пупочную вену с каудальной полой веной [68].Этот сдвиг позволяет материнской крови из пупочной вены доставлять богатую питательными веществами кровь к остальной части плода. Печень плода может поглощать некоторые ксенобиотики и обезвреживать их, тем самым защищая плод от воздействия высоких доз лекарств. Однако ферментативная активность фетальной печени животных обычно меньше, чем у взрослых [66].

Тератогенный риск часто используемых ветеринарных препаратов при лечении собак и кошек был классифицирован Папичем и Дэвисом [66]. К противомикробным препаратам, безопасным для применения во время беременности, относятся беталактамные антибиотики (пенициллин G, ампициллин, амоксициллин, амоксициллин-клавулан, карбенициллин, тикарциллин и цефалоспорины), макролиды и линкозамиды (клиндамицин, эритромицин и линкомицин). Беталактамы являются первым выбором для лечения инфекций во время беременности из-за их низкого риска повреждения плода и низкой трансплацентарной проходимости, в основном из-за простой диффузии [66, 67, 76-80]. Макролиды обычно используются клинически для пациентов с аллергией на беталактамы. Плацента, по-видимому, создает эффективный барьер, снижающий воздействие на плод, когда макролидные антибиотики используются для лечения материнских инфекций, поэтому считается, что эти препараты имеют низкий риск воздействия на плод. Проспективное контролируемое многоцентровое исследование кларитромицина у беременных женщин показало, что препарат не увеличивает частоту серьезных пороков развития [81].

Нитрофурантоин, стрептомицин, гентамицин, амикацин, тетрациклины (доксициклин, окситетрациклин), сульфаниламиды, триметоприм и метронидазол противопоказаны во время беременности, поскольку было показано, что они вызывают врожденные пороки развития или эмбриотоксичность. Однако после доклада Папича клинический опыт человека и недавняя литература определили существование препаратов, которые, хотя и имеют потенциальный риск, их можно использовать с осторожностью, например, некоторые аминогликозиды (гентамицин, амикацин и канамицин) и фторхинолоны.

Аминогликозиды — полярные препараты, сильно ионизированные в материнской плазме; однако было обнаружено, что они проникают через плаценту. Данные о людях свидетельствуют о низком риске для плода, но стрептомицин противопоказан из-за доказанной токсичности для уха плода [77]. Гентамицин в настоящее время используется в сочетании с ампициллином в акушерстве человека для профилактики неонатальных инфекций, связанных со стрептококками группы В [82]. Токсическое действие на почки плода крыс было определено при высоких дозах [83] и на почках детей [84].

Фторхинолоны не являются препаратами первого выбора для беременных [76, 77, 79]; они предназначены для пациентов с непереносимостью беталактама или макролидов. Фторхинолоны проникают через плаценту в незначительной степени [85–88]. Это ограниченное прохождение может быть связано с уменьшением пассивной диффузии и/или активной экструзии переносчиков из плаценты. Фторхинолоны являются субстратами для некоторых плацентарных транспортеров [73–75]. Этот факт может быть источником межвидовой изменчивости воздействия фторхинолонов на плод и представляет собой инкогниту при беременности собак; насколько нам известно, не сообщалось об исследованиях присутствия и активности транспортеров в плаценте собак, и могут существовать породные различия из-за разных генотипов [70–72].Новые фторхинолоны могут в большей степени проникать через плаценту [89].

Опасения по поводу использования фторхинолонов во время беременности связаны с некоторыми их побочными эффектами, в первую очередь с развитием артропатий у молодых животных. Щенки особенно чувствительны к развитию поражений хряща из-за фторхинолонов [90-92]. Токсикологический профиль фторхинолонов стал более сложным с увеличением количества соединений и частым клиническим применением, а также с побочными эффектами, такими как судороги [93], светобоязнь [94] и глазная токсичность, связанная с хрусталиком (у собак) [95] и сетчаткой (у собак). кошки) [96, 97].Эти побочные эффекты в основном наблюдаются после длительного введения или высоких доз и после доклинических оценок безопасности [96, 98]. Многоцентровое проспективное контролируемое исследование беременных женщин, подвергавшихся воздействию хинолонов, не смогло доказать различий в частоте пороков развития между их потомством и детьми матерей, не подвергавшихся воздействию (контрольная группа) [99].

5. Выводы

Фармакотерапия во время беременности у всех видов может неблагоприятно влиять на развивающийся плод; поэтому его следует избегать, когда это возможно.Однако некоторые клинические состояния, которые могут представлять серьезный риск для здоровья матери и, следовательно, для плода, необходимо лечить, и бактериальные инфекции являются одной из них.

Изменения распределения противомикробных препаратов во время беременности вызывают серьезную озабоченность. Могут быть ухудшены не только результаты терапии, поскольку успешное лечение противомикробными препаратами зависит от соответствующих концентраций в плазме и тканях, но также может происходить селекция резистентных бактерий, если концентрации противомикробных препаратов недостаточно высоки для обеспечения полной антибактериальной активности [100, 101].

При принятии решения об антимикробной терапии беременной суки или кошки фармакотерапия должна соответствовать двум критериям: она должна быть лучшим лечением для матери и представлять меньший риск для плода.

Наилучшее лечение матери означает выбор соответствующего препарата с максимальной терапевтической эффективностью и меньшими побочными эффектами и назначение его в соответствующей дозе. Поскольку в практике лечения мелких животных дозы обычно рассчитываются в мг/кг массы тела, существует меньший риск субтерапевтической дозы, чем в медицине человека, где используются фиксированные дозы для взрослых, даже у беременных женщин.Это важно в антимикробной терапии для достижения клинического успеха и минимизации бактериальной резистентности.

Риск для плода является результатом способности лекарственного средства проникать в кровоток плода и оказывать токсическое воздействие на плод. Особую осторожность следует соблюдать в период органогенеза, то есть до 20-го дня беременности у собак и кошек. Потенциал лекарственного средства проникать через плаценту можно оценить на основе физико-химических свойств лекарственного средства (растворимость в липидах, молекулярная масса, степень ионизации и связывание с белками), концентрации у матери (доза и способ введения, продолжительность лечения) и функциональные возможности плаценты в конкретный срок гестации.Этот последний вопрос является наиболее трудным для вывода, поскольку данные о типе плацентарного кровотока у собак и кошек, а также о наличии и активности плацентарных транспортеров и ферментативных систем отсутствуют. Таким образом, клиницист должен полагаться на знание фармакологических свойств препаратов, чтобы сделать вывод о степени плацентарного прохода и риске для плода, а также на данные, полученные у других видов животных. Беталактамы являются препаратами первого выбора для лечения инфекционных состояний у беременных сук и маток, а большое разнообразие частых возбудителей, включенных в спектр их активности, указывает на их присутствие при многих ветеринарных инфекциях. Макролиды также считаются малоопасными во время беременности, тогда как дальнейшие исследования следует проводить с фторхинолонами, назначаемыми беременным собакам и кошкам.

Благодарность

Работа M. Rebuelto по противомикробным препаратам поддерживается грантом Университета Буэнос-Айреса, Аргентина (UBACYT V026).

Аллергия на антибиотики у кошек – симптомы, причины, диагностика, лечение, выздоровление, лечение, стоимость

Лечение аллергической реакции на антибиотик начнется после того, как ветеринар установит диагноз вашей кошки.Методы лечения могут включать:

В/в жидкости с лекарствами

Если у вашей кошки была диарея или рвота из-за аллергической реакции, ваш ветеринар может ввести жидкости внутривенно, чтобы помочь регидратации и восстановить любые потерянные электролиты. Жидкости внутривенно также будут стимулировать мочеиспускание и правильную функцию почек, а также помогут антибиотику выйти из его организма, чтобы он мог выздороветь. Антигистаминный препарат также может быть добавлен к внутривенному введению для борьбы с аллергической реакцией.

Стирка и полоскание

Если ваша кошка царапает или кусает свою кожу и имеет какое-либо воспаление или раздражение кожи из-за сыпи или крапивницы, ваш ветеринар может дать ей ванну с шампунем, отпускаемым по рецепту, чтобы помочь с любым воспалением кожи или дискомфортом.Это может помочь успокоить кожу и дать вашей кошке некоторое облегчение.

Избегание будущих дозировок

Ваш ветеринар, скорее всего, захочет, чтобы вы прекратили прием любых доз этого антибиотика в будущем. Будет ли он заменять антибиотик другим или нет, будет его решением и будет зависеть от инфекции вашей кошки; ваш ветеринар может найти альтернативное решение для лечения вашей кошки, чтобы она могла продолжать выздоравливать от любой инфекции, которая у него может быть. После того, как вы избежите будущих дозировок, у вашей кошки больше не должно быть аллергических реакций.Может пройти несколько дней, прежде чем лекарство покинет его организм.

Мониторинг

Если у вашей кошки тяжелая аллергическая реакция, ветеринар проведет симптоматическое лечение. Он может захотеть оставить его на ночь, чтобы следить за ним, чтобы убедиться, что его дыхание стабилизировалось.

Морские свинки - экзотические и лабораторные животные

Streptococcus equi subsp zooepidemicus (ранее S zooepidemicus ) могут переноситься в носоглотке в виде латентной инфекции. Ссадины ротовой полости (например, неправильный прикус моляров) позволяют бактериям транспортироваться в дренирующие лимфатические узлы головы и шеи, вызывая гнойный лимфаденит. Клинически морские свинки имеют большие односторонние опухоли на шее. Пораженное животное часто имеет хорошую плоть и не проявляет других признаков болезни. Дифференциальный диагноз всегда должен включать лейкемию икры. Лечение заключается в хирургическом удалении пораженных лимфатических узлов и системной антибактериальной терапии. Всегда следует рекомендовать бактериальный посев и определение чувствительности к антибиотикам.Стрептококки, как правило, чувствительны к хлорамфениколу (50 мг/кг перорально, два раза в день), и этот антибиотик «безопасен» для системного введения морским свинкам. Альтернативными «безопасными» антибиотиками являются азитромицин (15–30 мг/кг/день, перорально; отменить при появлении мягкого стула) и фторхинолоны; однако в настоящее время часто наблюдается устойчивость бактерий к этим антибиотикам.

Streptococcus pneumoniae может переноситься через ноздри в виде инаппарантной инфекции. Предрасполагающими факторами к развитию бактериальной пневмонии являются изменения температуры окружающей среды, влажности или вентиляции.Это всегда происходит зимой у морских свинок, содержащихся на улице. Наиболее восприимчивы молодые, пожилые и беременные. Клиническими признаками пневмонии являются одышка, свистящее дыхание, чихание, выделения из носа и кашель. Пораженная морская свинка впадает в депрессию и анорексию. Инфекции S. pneumoniae почти всегда связаны с инфекцией среднего уха и наклоном головы. На рентгенограммах можно увидеть повышенную рентгеноплотность пораженного барабанного пузыря. Из-за ограниченной чувствительности к противомикробным препаратам рекомендуется лечение хлорамфениколом (50 мг/кг перорально 2 раза в день).Основным дифференциальным диагнозом пневмонии является инфекция Bordetella bronchiseptica .

Кролики могут содержать B bronchiseptica в своих дыхательных путях без развития заболевания. Однако этот микроорганизм является агрессивным патогеном у морских свинок, вызывая пневмонию, конъюнктивит, средний отит, аборты и мертворождения. Клинические признаки включают анорексию, отсутствие аппетита, выделения из носа и глаз, одышку и часто внезапную смерть (это может также включать инфекции S. pneumoniae и S. equi zooepidemicus ).Кроликов и морских свинок нельзя содержать вместе в качестве домашних животных. Лечение — ципрофлоксацин (10–20 мг/кг перорально 2 раза в день). B bronchiseptica обладает бета-лактамазой и устойчив ко многим пенициллинам и цефалоспоринам и в основном к триметоприму-сульфаметоксазолу. Большинство изолятов чувствительны к доксициклину (2,5–5 мг/кг, перорально, два раза в день) и фторхинолонам (марбофлоксацин, 4 мг/кг/день, перорально; ципрофлоксацин, 10–20 мг/кг, перорально, два раза в день; энрофлоксацин). , 5-10 мг/кг, перорально, два раза в день в течение 14 дней).

Инфекции Salmonella исторически часто встречались у морских свинок в исследовательских колониях. При нынешних стандартах животноводства, борьбы с грызунами и кормах хорошего качества заболевание возникает редко. Чаще всего это наблюдается, когда морские свинки содержатся на улице, а дикие грызуны имеют доступ к их корму. Заболевание чаще наблюдается у молодых или подвергшихся стрессу животных. Инфекция может протекать субклинически, редко бывает диарея. Клинические признаки включают конъюнктивит, лихорадку, вялость, анорексию, грубую шерсть, ощутимую гепатоспленомегалию, шейный лимфаденит и аборт у беременных свиноматок.Смертность при эпизоотических вспышках часто бывает высокой. Если животные выздоравливают, организмы могут периодически выделяться. Диагноз ставится путем выделения микроорганизма из крови, глазных выделений, лимфатических узлов или селезенки. Из-за зоонозных соображений и возможности носительства лечение не рекомендуется.

Хронический пододерматит (особенно передних лап) является распространенным заболеванием, обычно наблюдаемым у тучных морских свинок, содержащихся на проволочном или абразивном полу. Плохая санитария также является предрасполагающим фактором.Стопы отечны, безволосые, на подошвенной поверхности язвы и струпья диаметром 1–3 см. Staphylococcus aureus является обычным возбудителем и, вероятно, попадает в стопу через кожную рану. Ости и солома в подстилке также могут стать причиной проколов ног. Воспаление может прогрессировать до остеоартрита и/или остеомиелита и системного амилоидоза, вторичного по отношению к хронической стафилококковой инфекции. Хирургическое лечение часто бывает безуспешным, потому что абсцесс редко приходится иссекать или дренировать, а скорее возникает диффузный целлюлит, инфильтрирующий окружающие ткани.Лечение включает в себя помещение пораженной морской свинки на чистую, сухую, мягкую подстилку; местное или парентеральное введение антибиотиков; и бинты для ног по мере необходимости. К сожалению, состояние может не реагировать на терапию.

Хламидийный конъюнктивит является одной из наиболее частых причин инфекционного конъюнктивита у морских свинок. Вызывается Chlamydia caviae , облигатной внутриклеточной бактерией. Клиническая форма заболевания обычно обнаруживается у молодых животных в возрасте 4–8 недель. Также могут возникнуть ринит, заболевание нижних дыхательных путей и аборт.Сопутствующие бактериальные инфекции могут способствовать респираторным симптомам. C caviae может быстро распространяться через гнездовую или исследовательскую колонию. Возбудитель поражает в первую очередь эпителий слизистой оболочки конъюнктивы и реже половых путей морских свинок. Инфекция может протекать бессимптомно, но клиническая форма заболевания чаще всего проявляется легким воспалительным конъюнктивитом с небольшими желто-белыми выделениями, гиперемией конъюнктивы, хемозом и даже тяжелым конъюнктивитом с обильным гнойным экссудатом из глаз.Демонстрация внутрицитоплазматических телец включения в конъюнктивальных эпителиальных клетках, окрашенных по Гимзе, часто подтверждает диагноз. Наиболее чувствительным и надежным методом диагностики хламидиоза является ПЦР-тестирование. Антихламидийная терапия доксициклином (5 мг/кг перорально 2 раза в день в течение 10 дней) является методом выбора и обычно приводит к полному выздоровлению. Морские свинки вырабатывают кратковременный иммунитет к C caviae и через короткий период могут быть подвержены повторному заражению.

%PDF-1.4 % 1301 0 объект > эндообъект внешняя ссылка 1301 90 0000000016 00000 н 0000003503 00000 н 0000003688 00000 н 0000003725 00000 н 0000004345 00000 н 0000004446 00000 н 0000004600 00000 н 0000004754 00000 н 0000004908 00000 н 0000005063 00000 н 0000005219 00000 н 0000005375 00000 н 0000005531 00000 н 0000005687 00000 н 0000005842 00000 н 0000006102 00000 н 0000006359 00000 н 0000006715 00000 н 0000007109 00000 н 0000007531 00000 н 0000008123 00000 н 0000008152 00000 н 0000008845 00000 н 0000008874 00000 н 0000008989 00000 н 0000009102 00000 н 0000009168 00000 н 0000009585 00000 н 0000009964 00000 н 0000010437 00000 н 0000010577 00000 н 0000010712 00000 н 0000012490 00000 н 0000013818 00000 н 0000015260 00000 н 0000016540 00000 н 0000017700 00000 н 0000018428 00000 н 0000018684 00000 н 0000019319 00000 н 0000020618 00000 н 0000022313 00000 н 0000022811 00000 н 0000022976 00000 н 0000024958 00000 н 0000025304 00000 н 0000025752 00000 н 0000026237 00000 н 0000026614 00000 н 0000026685 00000 н 0000026770 00000 н 0000026916 00000 н 0000026979 00000 н 0000050465 00000 н 0000050528 00000 н 0000050794 00000 н 0000050858 00000 н 0000051551 00000 н 0000051615 00000 н 0000051686 00000 н 0000051750 00000 н 0000051890 00000 н 0000051954 00000 н 0000069665 00000 н 0000069729 00000 н 0000070001 00000 н 0000070065 00000 н 0000070636 00000 н 0000099660 00000 н 0000114273 00000 н 0000118119 00000 н 0000118384 00000 н 0000135254 00000 н 0000146520 00000 н 0000146751 00000 н 0000146835 00000 н 0000146892 00000 н 0000147328 00000 н 0000150046 00000 н 0000152460 00000 н 0000155178 00000 н 0000157393 00000 н 0000159136 00000 н 0000160879 00000 н 0000175629 00000 н 0000212297 00000 н 0000214027 00000 н 0000220021 00000 н 0000003297 00000 н 0000002096 00000 н трейлер ]/Предыдущая 910244/XRefStm 3297>> startxref 0 %%EOF 1390 0 объект >поток hвязьTiPg70AL'[email protected][email protected]=c;F0 wD Эр*

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *